Цена охотничьего промаха. Уроки на практике

Изображение Цена охотничьего промаха. Уроки на практике

Затрону старую, больную тему, которую не любят поднимать на охотничьих форумах и в социальных группах, но все же она периодически всплывает в информационном и дискуссионном полях после публикации фото или видео добычи того или иного зверя

Название статьи говорит само за себя. Вопрос о цене промаха имеет много сторонников и столько же противников, и у каждой стороны есть обоснования своей точки зрения…

Еще несколько лет назад при добыче зверя я стрелял стандартно по корпусу, «по месту», как говорят охотники. Стрельба эта надежна: в лопатку или за лопатку целиться и попадать проще всего, а главное, в этой области находятся жизненно важные органы животного — легкие, сердце, печень.

При этом стрельба по корпусу имеет ряд проблемных моментов: часто животное не ложится на месте после выстрела, а это значит, раненое животное нужно будет добрать, и не всегда в удобном, а порой и в небезопасном для охотника месте (овраг, болото, густой лес, подсолнух, кукуруза). Промах по лопатке со смещением пули в заднюю часть корпуса грозит поражением кишечника или желудка животного, что портит добычу в гастрономическом плане.

К тому же при ранении в корпус со смещением к задней части подранок остается достаточно сильным и опасным, может пройти с таким ранением от 100 метров до километра и более. При этом дичь, как правило, «пропадает» или, обреченная на мучения, угасает в чаще леса, доставаясь четвероногим хищникам и воронью. А такого исхода правильный охотник не может себе позволить.

Выстрел по голове или шее вроде бы компенсирует перечисленные выше минусы: при таком попадании у зверя практически нет шансов уйти подранком, обычно он ложится на месте. Но следует отметить, что при таком выстреле вероятность промаха значительно увеличивается, хотя если вы промахнулись, то зверь просто убежит. Впрочем, тут существует много нюансов…

Все выше- и нижеизложенное пройдено мною неоднократно опытным путем, тем не менее относится к разряду личного мнения, никого не призывает так или иначе поступать на охоте и имеет своей целью напомнить охотникам, что перед выстрелом необходимо все взвесить и принять единственно правильное решение…

Изображение Сейчас на рынке существует достаточное количество разнообразных приспособлений для устойчивой стрельбы, которые выпускают многие фирмы-производители. Они могут быть как на одной ноге — моноподы, так и на нескольких — биподы, триподы, с одной точкой опоры для оружия и с несколькими. У таких устройств много сторонников, ведь они помогают более точно прицелиться при стрельбе на больших расстояниях. Правда, есть у них и противники, считающие, что они тяжелы, шумны и бесполезны. Истина, как всегда, находится где-то посредине… Фото автора.
Сейчас на рынке существует достаточное количество разнообразных приспособлений для устойчивой стрельбы, которые выпускают многие фирмы-производители. Они могут быть как на одной ноге — моноподы, так и на нескольких — биподы, триподы, с одной точкой опоры для оружия и с несколькими. У таких устройств много сторонников, ведь они помогают более точно прицелиться при стрельбе на больших расстояниях. Правда, есть у них и противники, считающие, что они тяжелы, шумны и бесполезны. Истина, как всегда, находится где-то посредине… Фото автора. 

Ветер, дождь со снегом. «Ниву» колышет ветром из стороны в сторону еще по пути на охоту. Как всегда, звучит знаменитая фраза моего друга: «Леша, завтра ветер и дождь, самое время ехать за кабаном».

Ситуацию усугубляет проблема с очередным закрытием охоты в Самарской области из-за АЧС, а значит, шанс поохотиться по приглашению в Ульяновской области надо использовать. Ну и погодка! Даже сейчас, когда пишу эти строки, по спине бегут мурашки.

Егерь встретил нас на асфальте, заполнил за десять минут лицензии и, показав пальцем, где нам можно охотиться, развернулся на своем уазике и рванул в сторону деревни. Прищурившись от дождя и ветра, вжав голову в плечи, я с заполненными бумагами побрел к своей старенькой «Ниве» с крамольной мыслью: везет же этому егерю, приедет сейчас домой, прижмется к горячей печке и будет сидеть в удобном кресле, поглядывая телевизор и попивая чай…

Угодья нам знакомы, были здесь не раз и не два, поэтому, проехав несколько километров, мы свернули с асфальтированной дороги в поля. Проселочная дорога осенью, после уборочной, да в такую погоду, не может называться дорогой, это грязное и заболоченное поле.

В паре низин мы чуть не встали колом на мосты, только опыт и настырный характер позволили нам проехать вглубь полей с перелесками еще на три километра. Обзор был шикарный: слева река, колки леса, а справа убранные поля подсолнуха и кукурузы. Даже сквозь моросящий дождь мы видели огромное количество троп в пожелтевшей траве и выходы в поле. Все поле было усеяно следами животных и порыто кабанами в поисках остатков кукурузы.

Изображение Фото автора.
Фото автора. 

Вскоре начался настоящий ливень, а ветер еще больше усилился, из-за чего на открытом воздухе оставаться было уже нельзя, и мы решили подняться на машине на пригорок и вести наблюдение, сидя в салоне. При этом мы имели хороший обзор и не мокли, ожидая зверя. Вскоре стало темнеть, дождь стих, осталась мелкая изморось, долетавшая до наших лиц в приоткрытые форточки.

— Ну и что? Так и будем ждать у моря погоды? Берем палки и идем! — скомандовал мой друг.
Тихо открыв двери, мы вышли в темноту. Стоять под дождем в продуваемом ветром поле было некомфортно, но через пять минут я уже забыл о неудобствах, потому что слева на поле появились кабаны.

— Один, два, три, четыре, — зашептал я, считая выходящих из леса зверей.
На край леса вышли четырнадцать кабанов: четыре крупные мамки, четыре подсвинка и шесть сеголеток. Звери шли кромкой леса на удалении 311 метров от нас и на чистое место выходить пока не собирались.

— Пошли к ним, — сказали мы друг другу почти одновременно.
Сказано — сделано. Мы выдвинулись в темноту с разложенными треногами. Пройдя около ста метров, остановились, чтобы осмотреться. Кабаны кормились. Два подсвинка, отсоединившись от стада, начали рыть землю напротив нас. Дальномер показал 180 метров, для уверенного выстрела необходимо было пройти еще метров 30–40. Стараясь идти как можно тише по жиже и грязи на поле, мы приблизились на нужное расстояние, расположились, приготовились. Сегодня моя очередь стрелять, а Иван будет страховать.

Изображение Использование ДТК закрытого типа предотвращает временную засветку ночного или тепловизионного прицела при стрельбе в темное время. Фото автора.
Использование ДТК закрытого типа предотвращает временную засветку ночного или тепловизионного прицела при стрельбе в темное время. Фото автора. 

Сильный боковой ветер, дождь. Поставил прицел на вторую кратность — готов. Перекрестье на голове животного, задержка дыхания — выстрел!

Но что-то пошло не так. Кабан легко сорвался с места, хоть шлепок попадания был отчетливо слышен. Второй выстрел — мимо. После выстрела Ивана кабан закружился на месте, как раненый заяц. Времени для разбора полетов не было, сначала нужно добрать подранка. Побежал к нему. В магазине остался лишь один патрон, расстояние — 100 метров.

Кабан пришел в себя после шока и надумал удрать в лес, но… Перекрестие за лопатку, выстрел по уже идущему зверю — и шлепок пули отчетливо раздался в ночной мгле. Есть попадание! Через пару секунд зверь упал, выдавая карусель конечностями.

Слова друга о моих руках и торопливости вспоминать не буду, я с ним полностью согласен. Слишком я был самоуверенным, и вот вам результат: чуть не упустили кабана…

Вскрытие показало, что мое попадание было по рылу, Иван попал по шее бегущему уже на махах кабану. Попадание за лопатку остановило зверя окончательно. Кабанчик был среднего размера, но оказался очень живучий и крепкий на рану. Интересно, что похожая история произошла год назад…

Изображение Кабан добыт, но вопросов по стрельбе осталось много. Фото автора.
Кабан добыт, но вопросов по стрельбе осталось много. Фото автора. 

ПРОШЛЫМ ЛЕТОМ

Как же удобно охотиться летом! Доехать до места просто, природа восхищает своей красотой, птички поют, лисица гавкает, запахи просто незабываемые: луговая трава и цветы пахнут, как в детстве, их густой аромат кружит голову. Надышаться невозможно. На полях спеет кукуруза, подсолнух. Ну как в такой прекрасный вечер не покараулить кабана!

Выдвинулись мы с напарником и другом в соседний регион, сезон-то летний в самом разгаре. Охотовед с двумя егерями с серьезными лицами прочли нам законы, правила и, обозначив границы охотничьего участка, отбыли в неизвестном направлении. Мы же с напарником экипировались и, гонимые охотничьим инстинктом, рванули в поля. Выходы зверя определены были сразу, их особо и искать-то не пришлось: борозды в уже высокой кукурузе были видны издалека.

Итак, обстановка простая. Справа лес, слева поле с поспевающей кукурузой, уходящее в посадку непролазного бурелома. Молодая кукуруза очень нравится кабанам, поэтому тут и располагаемся. Установили упоры, зарядили карабины, настроили прицелы, стоим ждем.

Летний сезон прекрасен тем, что зверь уже восстановился после голодной и холодной зимы, откормился на хлебных полях, и секач, которого мы  ждали, совсем не пахнет ядреным гонным запахом, а мясо крупного кабана — гастрономический изыск в любом виде приготовления.

На землю опустилась ночь. На поля начали выходить косули; вот загавкал первый козел, вдалеке утробно прорычал второй, понятно: вот-вот гон начнется у рогатых маленьких оленей. Заметили пробежавшую в заросли кукурузы свинью и семерых сеголеток, совсем еще мелких. Значит, скоро и большие свиньи на пир подтянуться.

Послышался одиночный хруст сломанной ветки, что могло означать лишь одно: идет секач. Много раз замечено, что перед осторожным выходом из леса секач старается себя как-то обозначить, фыркнуть, наступить на ветку, потереться о сухое дерево, растущее на границе леса с полем.

Иван резко обернулся в противоположную сторону от леса и тихо зашипел: «Леша, секач!» Все замерло вокруг. Неожиданный выход зверя не со стороны леса заставил немного замешкаться. Как это получилось? Хруст веток был в лесу, тропы тоже, а зверь идет с другой стороны? Все просто. Кабаны нередко ходят разными тропами, а если в угодьях большое количество зверя, то и выйти на кормежку может несколько кабанов одновременно.

Этот случай как раз был таким. Так как спиной к вышедшему зверю стоял я, а друг настраивался в сторону леса, было проще развернуться для выстрела именно мне. Шуметь уже нельзя. Поскольку на улице стояла жара и полный штиль, я повернулся с упором на 180°. Кабан шел бодро вдоль поля по проселочной дороге в нашу сторону и в кукурузу заходить пока не планировал. Но мы с другом осознавали, что в какой-то момент он туда все же повернет.

Изображение Приятно видеть в угодьях следы крупного кабана. Фото автора.
Приятно видеть в угодьях следы крупного кабана. Фото автора. 

— Идет прямо в лоб, — прошептал я Ване.
Как же быть? Кабан продолжал двигаться на меня, оставалось уже метров 80; он смотрел по сторонам, как будто искал более лакомый кусок, который приглядел заранее. И вдруг остановился, задрал голову и втянул громко воздух. «Это сигнал, — промелькнуло у меня в голове, — сейчас учует нас и рванет в кукурузу». На раздумье ушло не более двух секунд. Выстрел я произвел, целясь в лоб. Дерзкий выбор, но другого места просто не было. Кабан на момент выстрела находился от меня всего в 50 метрах.

Будучи под действием адреналина, я не учел, что пуля, выпущенная из карабина, пристрелянного на 100 метров, на 50 метрах понижается на целых 5–7 сантиметров. На ста метрах животное свалилось бы как подкошенное, а в этот раз кабан только оглушительно взвизгнул и скрылся в кукурузе. Про добор зверя я не стану рассказывать, поверьте мне на слово: это было очень трудно и опасно.

После добора мы увидели, что пуля, выпущенная мною, перебила нижнюю челюсть животного, при этом он оставался жив еще несколько часов и ушел на 1,5 км от места охоты. Добрать его мы смогли лишь с помощью егеря с хорошо обученными лайками в четыре утра.

Обе эти истории я рассказал не просто так. Они дважды послужили мне горьким уроком в моей охотничьей практике, из которого я усвоил одно правило: не стоит рисковать. Подойди поближе, подготовься к выстрелу, хладнокровно просчитай и учти все (дистанцию, траекторию пули, возвышенности и низины, ветер, температуру, риски), а уж потом нажимай на спусковой крючок. Как и куда стрелять, решает со всей ответственностью только охотник, при этом промах или подранок, а также любой казус и недочет останутся на его совести…


Источник

Loading