Гаси этих чертей!. Охота на диких игуан в Пуэрто-Рико

Изображение «Гаси этих чертей!». Охота на диких игуан в Пуэрто-Рико
Фото: outdoorlife.com

Всего за несколько лет популяция рептилий из разрозненной группы превратилась в экологическую катастрофу для островного государства

Прищурившись, пытаюсь разглядеть красноглазую шипящую дикую игуану на мангровом дереве в путанице тонких зеленых листьев. Мне доставляет глубокое удовлетворение отстреливать этих агрессивных оппортунистов, которые быстро захватывают остров.

Я нахожусь недалеко от портового города Понсе, чтобы помочь уменьшить нашествие чужеродных игуан, которые наносят ущерб фруктовым садам, посевным полям, автомагистралям, а также инфраструктуре.

Моя группа решила охотиться на рептилий с помощью пневматических винтовок — новых «Хищников» 35-го калибра турецкой компании Hatsan. В первый день у нас все получается довольно хорошо. В промежутке между каждой серии выстрелов мы сбрасываем около 40 игуан с верхушек деревьев.

Итальянцы являются частью свободной конфедерации местных добровольцев по борьбе с рептилиями, которые получают приглашения от крупных землевладельцев отстрелить как можно больше этих чертовых игуан. Некоторые из этих охотников за рептилиями гордо называют себя «Los Iguaneros». Итальянцы – профессиональные стрелки с безжалостными глазами. В мой первый день охоты с их группой мы уничтожили почти 100 ящериц.

Проблема с игуанами в Пуэрто-Рико началась с того, что несколько домашних животных были выпущены в дикую природу. Эти изгои встретились и размножились, и вскоре их потомство, одичавшее и прожорливое, начало перемещаться по острову. Сначала придерживаясь береговой линии, но около 10 лет назад они начали перемещаться вглубь страны. Изначально игуаны считались экзотикой. Но всего за несколько лет популяция из разрозненной группы превратилась в экологическую катастрофу.

Изображение Фото: outdoorlife.com
Фото: outdoorlife.com 

Нет такой части острова, где вы не встретили бы этих захватчиков, нахально развалившихся на деревьях. Они доставляют особенно много хлопот в сельской местности, где съедают или повреждают до четверти урожая. Любимые продукты игуан — бананы, папайя и дыня.

Из-за их привычки устраивать гнезда глубоко под землей — каждая самка откладывает около 70 яиц два раза в год — игуан также обвиняют в обрушениях дорог и растрескивании тротуаров. От ящериц пострадал даже главный международный аэропорт Сан-Хуана. Игуаны любят греться на горячих поверхностях, и нередко летними вечерами взлетно-посадочные полосы аэропортов закрываются, чтобы очистить их от ящериц, которые могут прокалывать шины и даже всасываться в турбины реактивных двигателей.

По оценкам экспертов, популяция игуан в Пуэрто-Рико составляет от 10 до 14 миллионов особей, но поскольку у рептилий здесь нет естественных хищников, и из-за всей пищи, которую они могут найти и съесть, их популяция удваивается каждые год или два. И вот тут-то и вступают в игру итальянцы.

Профессиональный охотник и учитель

Алексу Эчеваррии Роману 23 года. У него глаза как у сокола, и последние 10 лет он бродил по Пуэрто-Рико со своей семьей, пытаясь отстрелить каждую игуану, которую они увидят. Разговаривая, мы шли через рощу деревьев по границе большой плантации манго, и каждые несколько минут Роман останавливался, показывал вверх, направлял мою цель («Стреляй в точку сразу за глазом») и ждал, пока я прибью выстрелом игуану, прежде чем продолжить дальнейшее движение.

«Мы распространяем наши телефонные номера по всей сельской местности и говорим людям, в основном, крупным фермерам, звонить нам, когда игуаны выйдут из-под контроля. Сначала мы получали несколько звонков в месяц, но теперь мы не можем за ними угнаться. Мы приезжаем на ферму, подобную этой, за пределами Понсе, но контролировать все их невозможно. Мы можем отстрелить 100 игуан в одном месте, а через день или два вернуться и отстрелить еще 100», — говорит он мне, когда я навожу прицел на пятифутовую игуану цвета авокадо

Я попал в ящерицу в район ее хвоста. Это не очень хорошо, потому что, если вы не попадете хладнокровной игуане прямо за глаз, она не умрет мгновенно. Вместо этого она может начать бегать по стволу и скрываться из виду. Или, как эта, она может спрыгнуть с дерева, готовая к бою с вами.

Увидеть раненую игуану на земле — все равно что попасть в японский фильм о Годзилле. Ящерицы шипят, выставляют напоказ свои оборки и часто нападают на своих преследователей, пытаясь отхлестать их своим острым, как пила, хвостом. Они напоминают мне коварных ядовитых чудовищ из «Парка Юрского периода», и довольно сильно пугают население своим видом.

«В основном мы используем пневматические винтовки. Отчасти потому, что их гораздо дешевле обслуживать, но также потому, что в Пуэрто-Рико вы можете использовать огнестрельное оружие только в осенний сезон охоты. Охота на игуан с пневматическим ружьем разрешена круглый год. Мое любимое время — февраль, сезон их размножения. Тогда ящеры могут стать очень агрессивными», — продолжает Роман после того, как я расправляюсь с раненой ящерицей и прихожу в себя

Роман предпочитает пневматические винтовки 22-го калибра за их точность. Я стреляю довольно мощным 35-м калибром из своего Hatsan PCP, и примерно после 20 выстрелов мне приходится менять баллоны с газом, которые мы наполнили ранее из большого баллона для акваланга на заднем сиденье пикапа.

Изображение Фото: outdoorlife.com
Фото: outdoorlife.com 

Hatsan стреляет 82-гранными дробинками, которые выглядят почти в точности как пули из полуавтоматического пистолета калибра .380. Даже несовершенные выстрелы поражают тушу настолько мощно, что обычно сбивают ящерицу с деревьев.

«Гаси этих чертей!» — кричит Роман, когда я готовлюсь к новому выстрелу

После пары часов под руководством Романа я уже довольно хорошо различаю загадочно окрашенных игуан и попадаю в них значительно точнее. У меня часто такое чувство, что мы охотимся на нездоровых белок, когда мы тихо передвигаемся среди деревьев. И точно так же, как с белками, по мере продвижения выстрелы становятся все сложнее.

Эти рептилии прекрасно понимают, что люди представляют для них опасность. Как только мы отстреливаем нескольких, остальные либо забираются высоко в листву дерева, либо превращаются в кору — подобно хамелеонам, с которыми они похожи. Они могут менять окраску в соответствии с окружающей обстановкой, поэтому часто единственный способ обнаружить одну из них — это увидеть длинные полосатые хвосты, или когда они спрыгивают с деревьев в неглубокий ручей и уплывают.

Самая крупная игуана, которую я добыл, была почти 6 футов в длину (1,8 метра) и около 10 фунтов веса (4,5 кг).

Изображение Фото: outdoorlife.com
Фото: outdoorlife.com 

Кулинарный аспект

К концу дня мы собрали десятки игуан и постарались уберечь тушки от палящей пуэрториканской жары. Они будут нашим сегодняшним ужином. Их чешуйчатые морды вызывают противоречивые реакции. Это отталкивающие рептилии, которые к тому же иногда являются переносчиками сальмонеллы. Но когда вы весь день нагуливаете себе аппетит, охотясь на этих динозавров, после закрываете глаза даже на этот факт.

Итак, мы очищаем несколько десятков самых мясистых экземпляров и относим их на ферму, которую используем как место сбора. На открытом воздухе есть гриль с раскаленными углями. Пока кто-то готовит «арроз кон гандулес» (рис с горошком), хвосты и бедра игуан шипят и лопаются в масле.

На вкус, как и следовало ожидать, они напоминают курицу. Текстура мяса подходит для приготовления их на медленном огне в соусе. Во время трапезы я спрашиваю хозяев, часто ли здесь едят игуану. Они неловко смеются и объясняют, что, хотя игуана считается деликатесом в других частях Латинской Америки, где рептилии являются коренными жителями, пуэрториканцы так и не пристрастились к ним. Как и я, они испытывают отвращение к этим ящерицам. И это является частью проблемы с контролем численности игуан на острове. Нет рынка сбыта — нет стимулов для охоты.

Когда мы покидаем ферму, я вижу единственную самостоятельно погибшую игуану за всю мою неделю в Пуэрто-Рико. Ее разлагающееся тело застряло в заборе, слишком толстое, чтобы пролезть сквозь его звенья.


Источник

Loading