Хозяин Аляски. Опасная охота на сурового гризли

Изображение Хозяин Аляски. Опасная охота на сурового гризли
Фото: Fieldandstream.com

Около двух часов ночи, но в высоких широтах Арктики светло. Сидя на холме в семидесяти метрах над безымянной рекой, которая вьется, словно змея, через безлюдную тундру, я внимательно осматривал пустынный ландшафт в поисках тундровых гризли

Капли дождя затекали в окуляр моего прицела.

«Что думаешь?» — спросил я своего девятнадцатилетнего гида Джо. Парень провел большую часть жизни в отдаленных уголках Аляски, и его опыт и знания об арктической дичи превышали познания охотников, которые были вдвое, а то и втрое старше его. Я смотрел на него и ждал ответа. Джо вздохнул и, не отрывая глаз от бинокля, прошептал: «Уже темнеет, а этот дождь и туман нам только мешают».

Наш план состоял в том, чтобы круглосуточно наблюдать за медведем. Из-за плохих погодных условий мы задержались в Фэрбенксе на полтора дня и потеряли время, которое было отведено на охоту. Вся наша охотничья компания промокла до нитки и очень устала. В четыре утра мы с Джо дали остальным членам команды поспать, а сами «проверили» погоду. Если бы дождь прекратился и туман рассеялся, мы бы возобновили наблюдение за медведями, но, так как дождь все еще шел, мы решили подождать до конца дня…



Лагерь «Спайк» находился в одном из самых отдаленных регионов Аляски, к северу от хребта Брукс, в 160 километрах вверх по реке от ближайшей взлетно-посадочной полосы. Этот регион в основном занимает тундра, которая простирается на триста километров от города Пойнт-Хоуп, стоящего на берегу Чукотского моря, до залива Прудхо. Здесь в основном преобладают холмы. В этой отдаленной, бездорожной пустыне обитает достаточное количество огромных медведей, отрешенно пасутся стада косматых бурых овцебыков, а каждую осень западно-арктическое стадо карибу мигрирует к хребту Брукс на юге. И волков в этой открытой тундре больше, чем в лесных урочищах, расположенных дальше к югу.

Следы арктических гризли обычно можно увидеть на песчаных отмелях, вдоль речных русел. Именно гризли привели нас в этот район, хоть забраться так глубоко в Арктику нелегкая задача. После нашей задержки в Фэрбенксе Том, Шон, Нил и я вылетели на север. Когда мы приземлились на взлетно-посадочную полосу, нас встретили, погрузили снаряжение на два резиновых катамарана с воздушно-винтовыми двигателями для десятичасовой поездки вверх по реке до базового лагеря.

Базовый лагерь был разбит на большом гравийном острове посреди реки и состоял из трех спальных палаток и одной палатки-столовой. Из этого изолированного места мы могли углубиться еще дальше в «дикость». Основным видом транспорта были катамараны, но большая часть охоты требовала восхождения на вершины невысоких холмов и многочасового наблюдения за тундрой.

Арктические гризли меньше своих прибрежных собратьев и весят от 250 до 350 килограммов. И хотя медведи относительно многочисленны в этом отдаленном уголке Арктики, найти их в открытой тундре непросто. Вдоль рек растут густые кустарники, и иногда они простираются на многие километры. Медведи используют это укрытие для маскировки. Чтобы найти их, требуется острый глаз и значительная удача…

На следующее утро дождь прекратился и завеса тумана над речной долиной рассеялась. К девяти утра я вернулся на свой пост на холме, наблюдая за открытой тундрой к юго-западу от лагеря. Накануне вечером мы видели пару карибу далеко за кочками у подножия другого холма, но утром следующего дня нам не повезло.

Шон поднялся на холм, где я сидел в засаде, и сказал мне, что скоро проводники будут сворачивать наш лагерь, чтобы отправиться глубже на поиски медведей. За Шоном следовали Том, Джо и второй гид, Рэнди. Том сказал, что он уже упаковал мои вещи и разобрал мою палатку, эта новость стала для меня приятным облегчением. Отвратительная погода, безжалостные комары, непредсказуемые передвижения животных и почти полное отсутствие предметов роскоши легко могли вызвать раздражение и недовольство, но наша группа, включая наших гидов, упорно трудилась, не жалуясь на подобные трудности. Медведи здесь есть, значит, мы просто обязаны их найти.

Я направился вниз по склону в сторону лагеря. Когда спустился, то обнаружил, что палатки были сложены и перенесены на лодки, а остатки снаряжения поспешно спускались проводниками к гравийной отмели. Из-за частых изменений погоды крайне важно было иметь под рукой дождевик.

Я рылся в своем рюкзаке в поисках дождевика, когда увидел Тома, бегущего вниз по склону с криками: «Медведь, медведь, медведь!» Я сбросил плащ и нырнул за изгородь из ив, которые росли на берегу и были мне по грудь. Том наблюдал за противоположным берегом, досылая патрон в свой «Винчестер» .338-го калибра, и я, скрытый ивами, в бинокль осматривал противоположный берег. К тому времени Джо, Шон и Рэнди тоже выбрались на берег рядом с нами, и мы смотрели в одном направлении.

«Вот он!» — крикнул Рэнди, когда Том установил свои палки для стрельбы. Нил также объявил, что видел медведя. Я выглянул повыше из-за ветвей ив, но ничего не смог разглядеть. Впрочем, вскоре и я увидел медведя на опушке ивняка. Гризли появился из-за ив на противоположном берегу, его тяжелые плечи перекатывались под массивным бугром мускулов. Словно посеребренный инеем, его шоколадный мех подчеркивал каждое мощное движение. Широкая голова слегка покачивалась из стороны в сторону, когда гризли пробирался к нам через реку, сокращая дистанцию. Наконец, он остановился и поднял голову, глядя в нашу сторону. Том твердо оперся на палки, и следом его винтовка громыхнула, изрыгнув огонь, мы отчетливо услышали шлепок пули по телу зверя. В тот же миг гризли упал как подкошенный и не подавал признаков жизни.

Изображение Фото: Fieldandstream.com
Фото: Fieldandstream.com 

Мы забрались в лодку и поплыли по бурлящей воде к песчаной косе вверх по течению. Да, с момента выстрела мы не заметили никакого движения, но с гризли шутки плохи, поэтому мы подошли к нему очень осторожно, и только после того, как убедились, что он дошел, полностью расслабились. Выстрел Тома был произведен с хорошей позиции и был точен, его автор получил наши поздравления и… своего гризли.

ЛИЦОМ К ЛИЦУ

Мой шанс «поймать» медведя выпал по чистой случайности и дал мне несколько ценных уроков относительно личной безопасности в стране гризли. Когда вы в ней находитесь, вы должны быть готовы к встрече с хищником в любой момент. Медведи могут появиться внезапно, без предупреждения и совсем близко от вас. Что и произошло со мной.

Когда мы осматривали участок реки в тридцати милях от того места, где Том добыл своего гризли, мы видели одного медведя. Он стоял на краю зарослей кустарниковых ив, и вытащить его оттуда казалось делом, скорее всего, безнадежным, да и приблизиться к нему, не спугнув, тоже было невозможно.

Мы решили переехать в другое место и выбрали невысокий холм недалеко от реки в качестве наблюдательного пункта. Этот холм отделялся от воды примерно сотней метров густых ив. Когда мы причалили к берегу, Джо вышел и обнаружил, что у берега глубина достигает двух метров. Ему пришлось забраться на лодку и «перепарковать» наше плавсредство. После того как мы все же выбрались на берег, Джо, Нилу, Шону и мне пришлось продираться сквозь кусты к подножию холма. Это был, мягко говоря, отнюдь не скрытный подход. Выступ был невысоким, возвышался примерно на 15 метров над окружающей тундрой. Джо был первым, кто достиг гребня. Он сразу же повернулся и, схватив меня за куртку, прошептал: «Медведь, прямо по ту сторону холма!»

Я быстро перевел оптический прицел на минимальную кратность, и это было мудрым решением, потому что, когда я спросил Джо, как далеко находится медведь, он резким шепотом ответил: «Двадцать пять метров!»

Любая встреча с опасной дичью на близком расстоянии сопровождается выбросом адреналина, и, когда я выглянул из-за гребня холма, я понял, что все произойдет очень быстро. В зарослях ив внизу я видел только светлый бугорок медвежьего плеча, раздвигающий кусты, как плавник акулы рассекает стоячую воду. Гризли двигался слева в нашу сторону, и у меня был всего один шанс выстрелить. Я поднял винтовку, передвинул предохранитель вперед, и, когда большой медведь миновал ивняк и остановился в просвете подо мной, я выстрелил.

Пуля 14,5 г сразу же свалила большого зверя, но через мгновение он оправился от шока, поднялся на ноги и развернулся, а я мгновенно передернул затвор винтовки и выстрелил снова, попав вторым выстрелом в переднее плечо. У страховавшего меня Джо возникли проблемы с ружьем, и, когда медведь снова кинулся в нашу сторону, я выстрелил в третий раз. Поскольку между нами и гризли оставалось меньше пятнадцати метров, я решил, что благоразумие — лучшая подруга доблести, и произвел еще один, последний, выстрел. Наконец, гризли лег и больше не поднимался. Он был весь в шрамах, очень старый, с тяжелым, широким телом и светлой шерстью, которая только на морде и ногах была темной почти до черноты. Это был классический арктический гризли, на которого охотились классическим способом, пешком в открытой тундре.

Когда медведь был освежеван, разделан и возвращен в базовый лагерь, мы потратили некоторое время на то, чтобы порыбачить в бурлящих водах реки, огибающей остров. Некоторые считают, что медвежатина неприятна и даже невкусна, но ее любители утверждают, что сочное, ароматное мясо при правильном приготовлении получается изумительно вкусным. Пока медвежатина охлаждалась в тени, а шкура была подготовлена к вывозу, мы расслабились, предаваясь прелестям рыбной ловли.

Трудно было поверить, что уже почти полночь, потому что мы все еще отчетливо видели далекие холмы. Я никогда не был столь далеко от цивилизации, и это было прекрасно. Жизнь коротка, и есть много замечательных мест, которые стоит увидеть, где можно найти истинное единение с нетронутой природой.


Источник

Loading