Итоги года современной России. Уничтожение фауны и контроль популяции

Изображение Итоги года современной России. Уничтожение фауны и контроль популяции
Фото: 1zoom.ru

Ежегодная пресс-конференция президента Росохотрыболовсоюза Татьяны Сергеевны Арамилевой состоялась 13 декабря в Доме охотника и рыболова

На конференции были затронуты проблемы развития охотничьего хозяйства России, сохранения охотничьих животных, регулирования численности популяций хищников, пропаганды охоты как важнейшего метода охраны природы, а также вопросы воспитания грамотного отношения молодого поколения к охоте.

Изображение Фото Сергея ФОКИНА
Фото Сергея ФОКИНА 

— Хотелось бы, — сказала Татьяна Сергеевна собравшимся, — начать с новости, которая была сегодня озвучена по Первому каналу. 13 декабря — это международный День медведя. И вот один эксперт сказал, что в России численность бурого медведя оценивается в 120 тысяч особей, а белого — в 3,5 тысячи. Но мы с вами знаем, что численность бурого медведя около 300 тысяч, а численность гималайского, о котором эксперт, видимо, забыл, около 7 тысяч.

Эта, казалось бы, небольшая (почти в три раза!) неточность вызывает у людей, далеких от реального положения дел с медведем, негативное отношение к охотникам и охоте. Им неведомо, что медведи из-за ограничения охоты на них теряют страх перед людьми, нередко нападают на человека, а гималайские медведивообще склонны к немотивированной агрессии. Это пример того, как недостоверная информация работает на сознание обывателя, в результате чего охотник представляется не как защитник природы, а как зло и враг всего живого.

Особенно негативно такого рода информация действует на подрастающее поколение. Многие годы мы пассивно наблюдали за молодежью со стороны, не внушая ей, что охота — это благо. Надо перестать соглашаться с тем, что в России может быть лишь один способ охраны природы — пассивный: запреты, создание особо охраняемых территорий, Красных книг и т.п. Но ведение охотничьего хозяйства — это активный и эффективный способ, к тому же с наименьшими затратами для государственного бюджета.

Нам и охотничьим СМИ нужно без устали доказывать, что охота — это не баловство, а серьезное дело, а для кого-то и образ жизни, и что это средство грамотной охраны живой природы. Добыча животных — это не просто выстрел, как считают непосвященные, а труд, и труд нелегкий, требующий подготовки. Об этом должны задуматься и те руководители, которые необоснованно запрещают охоту в регионах, как, кстати, и о недополучении финансовых средств в бюджет от охоты. Изменение сознания людей по отношению к охоте и охотникам должно стать основной задачей нашей деятельности.

Как-то один журналист спросил меня: «А не проще ли для регулирования численности животных нанять военных людей, армию, создать егерские войска? Почему этим должны заниматься охотники?» Я ответила: «А кто же их научит охотиться?» Люди, служащие в полиции или Росгвардии, не будучи охотниками, при встрече с крупным и опасным хищником просто растеряются и даже не будут знать, куда целиться…

АГРОХОЛДИНГИ УНИЧТОЖАЮТ ФАУНУ

С 2022 года мы пытаемся объяснить государственным органам, что в России со стороны агропромышленного комплекса ведется целенаправленное уничтожение охотничьих зверей и птиц. В 2021 году в Крыму произошла массовая гибель краснокнижной дрофы: более 70 особей было отравлено. Единственные, кто забил тревогу, были охотники. Но им было сказано: «Дрофа не охотничий ресурс, и это не ваши интересы».

На наше обращение мы получили отписки, природоохранные организации и орнитологи молчали. В 2022 году произошла массовая гибель водоплавающих птиц и каспийских тюленей на берегу Каспия. Выяснилось, что массовая гибель зайцев на полях агрохолдингов отмечалась еще в 2019 году в Краснодарском крае и Волгоградской области, а в 2020 году в Краснодарском крае на полях погибло более двух тысяч птиц и зверей. Никто не задумался о том, какие убытки понесли при этом охотпользователи и охотники. Массовая гибель птиц и зверей продолжалась и в 2022 году, к тому же в больших масштабах. Особенно сильно пострадала фауна Ставрополья.

Мы обращались в Правительство РФ, Минсельхоз, Минприроды, Росприроднадзор, Россельхознадзор, Госдуму, Совет Федераций, Генеральную прокуратуру, Следственный комитет и буквально на все обращения получали отписки. В основном все пересылали сообщения в другие инстанции. Никто не понес наказания. Но все же с помощью Совета Федерации и Государственной Думы, было установлено, что отравы использовались очень серьезные. В Ставропольском крае ущерб охотничьему хозяйству составил 92 млн рублей, это только по подсчету павших животных, найденных и зафиксированных охотниками. Было проведено совещание по данному вопросу с участием представителей Государственной Думы. Общий вердикт агропромышленников был таков: мы выполняем важную государственную задачу, и гибель животных — это издержки сельхозпроизводства.

Сейчас, по сообщению с мест, Ставропольский край остался полностью без зайца-русака. На его восстановление понадобятся годы. Погибли сотни птиц, в том числе зимующих. Прошел Второй Всероссийский орнитологический конгресс. И там ни слова не было сказано об этой проблеме. Наука полностью устранилась от нее. Те, кто ратовал за внесение в Красную книгу, допустим, горлицы, не забили тревогу при массовом отравлении птиц на полях. Тревогу бьют только охотники.

В 2023 году в местах, где грызунов не травили, массовая гибель зверей и птиц продолжилась. Гибли перелетные птицы. Возможно, это последствия прошлогоднего заражения ядохимикатами. Значит, у них есть накопительный эффект.

ПОЧЕМУ ПОГИБАЮТ КОСУЛИ

Другая проблема: мы до сих пор не можем остановить гибель косули в Курганской области. В 2022 году она гибла не только в Курганской, но и в Свердловской и Челябинской областях. Причина так и не была установлена. В этом году хотя и в меньших масштабах, но гибель продолжается. Странно, что погибают и взрослые крупные самцы. Все нам отвечают как под копирку: «Возбудителей опасных заболеваний в пробах от косуль не обнаружено». Минприроды заявило, что нет необходимости выходить на противоэпидемическую комиссию по этому вопросу, поэтому большая просьба к охотничьим СМИ не замалчивать эту тему.

КАБАНЬЯ ПРОБЛЕМА

А что творится с кабаном? Почему отказались от европейских принципов борьбы с АЧС? У них запредельной плотностью считается от 10 особей и выше. Нам же предлагают плотность одна особь на 1000 га. Как такое возможно, если кабан — животное стадное и живет только группами?

В 2023 году мы обратились в комиссию, подчеркнув, что эта 30-километровая зона от свинокомплексов, которую нам предлагают зачистить от кабанов, не выдерживает критики. Получается, что целые административные районы должны быть зачищены от кабанов. Это сделать невозможно. При этом по требованию Минсельхоза только в километровой зоне от свинокомплексов запрещается высевать кормовые культуры, привлекательные для кабанов. Что должно случиться, чтобы кабан из виновника АЧС перешел в разряд жертвы? Правда, у нас есть один регион-исключение: в Еврейской АО разрешена плотность 5 особей кабана на 1000 га.

В ближайшее время будет создана вакцина против АЧС, но если она будет пероральная, выкладывать ее будут охотники. Замечу, что если ликвидируется свинокомплекс, то государство компенсирует ему убытки. Охотникам, проводящим работу по депопуляции кабанов, учетам павших, выкладкам вакцины не платят ни копейки.

Вопрос из зала:

— От «кабаньей проблемы» опосредованно страдают все охотники. В этом году во Владимирской, Костромской и других областях объявляли карантин по АЧС и закрывали все виды охоты целыми районами в радиусе нескольких десятков километров. Нельзя было охотиться даже на уток и болотно-луговую дичь. Пострадали охотники. Может ли Росохотрыболовсоюз защитить их и повлиять на эту ситуацию?

— Мы занимаемся этой проблемой уже более трех лет. Это регулируется Приказом № 37 Минприроды. Сейчас подготовлены изменения. И мы надеемся, что вопрос будет отрегулирован.

К ИТОГАМ 2023 ГОДА

Что было сделано в 2003 году? Прошло 7 лет, и наконец-то принято решение о необходимости сдачи охотминимума вступающим в охотники. Проект этого закона принят в трех чтениях. Теперь надо дождаться вопросника от Минприроды, по которому организация, которая будет этим заниматься, составит охотминимум и начнет обучать будущих охотников и выдавать им соответствующие сертификаты.

В соответствии с этим законопроектом это должна быть саморегулируемая организация, представленная в 75 регионах страны, имеющая не менее 250 охотпользователей с охотхозяйственными соглашениями. Росохотрыболовсоюз имеет отделения в 77 регионах и более тысячи охотпользователей с охотхозяйственными соглашениями. Но есть и другие претенденты на выдачу сертификатов по сдаче охотминимума. Решение будет принято в 2024 году.

Можно сказать, что наконец-то обеспечена государственная и социальная защита гос-охотинспекторов, и таким образом выполнено поручение Президента 2016 года. Надеемся, в дальнейшем также будут защищены и производственные охотничьи инспектора общественных организаций.

Удалось отменить пункт административных правонарушений, когда охотпользователей мучат постоянными проверками и госорганы штрафуют их на солидные суммы за неправильно покрашенный аншлаг, неправильно заполненные документы и т.п., фактически изымая деньги у охотхозяйства в виде штрафов. Эти суммы могли бы пойти на биотехнию, дичеразведение и другие полезные для сохранения охотфауны мероприятия.

Из других значимых событий года отмечу установление памятной доски охотоведам в г. Кирове. Получен патент на породу карельская лайка. Это первая российская порода, получившая патент. Работа по признанию породы и получению патента велась Росохотрыболовсоюзом почти десять лет. Есть проблемы по экспертам-кинологам. Наиболее квалифицированным специалистам советской школы нужны продолжатели, но качество подготовки новых экспертов нередко вызывает вопросы.

В 2023 году на родине И.С. Тургенева в Спасском-Лутовинове была успешно проведена Всероссийская выставка легавых. Симбиоз охотничьего фестиваля и выставки охотничьих собак оказался очень удачным. Было много посетителей, детей, а это очень важно для формирования грамотного отношения подрастающего поколения к природе и охоте.

Росохотрыболовсоюз принял участие в качестве спикеров во всероссийском детско-юношеском форуме. Мы провели научно-практическую конференцию «Состояние популяций, учет и нормирование добычи охотничьих животных в Белоруссии и России». Печально, что на конференции не было представителей Департамента Минприроды и органов государственной власти России, тогда как от Белоруссии аналогичные госорганизации принимали активное участие. Вообще у нас тесные контакты с белорусскими охотниками. Мы проводим совместные мероприятия по охотничьему собаководству, рыболовному спорту, регулярно обмениваемся опытом работы.

В этом году продолжалась борьба за сохранение охотничьих угодий. Особенно напряженная ситуация сложилась в Свердловском и Ульяновском региональных обществах охотников. Вызывает тревогу тенденция создания новых особо охраняемых природных территорий за счет изъятия охотничьих угодий у охотпользователей. При этом никакого финансирования этих угодий нет. Совсем непонятны критерии, по которым создаются ООПТ.

ЗАЩИТИТЬ ОХОТУ И ОХОТНИКОВ

Татьяне Сергеевне были заданы также вопросы, посвященные воспитанию подрастающего поколения.

— В этом у нас есть упущения, — призналась она. — Мы не ходим в школы, в детские сады, не участвуем в важных разговорах в школах, которые там проходят по понедельникам, не рассказываем об охоте и о том, насколько она важна как инструмент охраны природы. Надо идти на телевидение, радио.

Возник вопрос и о консолидации СМИ по вопросам пропаганды роли охоты в обществе. Росохотрыболовсоюз предложил свою площадку для подобных встреч. Но, как сказала Татьяна Сергеевна, «вначале надо заключить своеобразный «пакт о ненападении» на своих же братьев-охотников, не подавать информацию для антиохотников. И комментировать надо с точки зрения законодательства и правильной охоты.

Вот пример. Все мы помним нашумевшую историю с двадцатью добытыми лосями в Тутаеве. А что было на самом деле? Конец сезона. У команды охотников было 12 лицензий. В загоне выходят 20 лосей. Всех кладут. Но охотники не знают, сколько после выстрелов лежит лосей. Согласно правилам охоты, это элементарный перестрел. Конечно, ответственность за это несет организатор охоты. Но пресса «вываливает в грязи» всех участников охоты. Пишут: «устроили бойню беременных лосих». Мы знаем, что в это время практически все коровы беременны. Журналист Хинштейн возмущается. Но где был его голос, когда произошла массовая гибель животных на полях, недавняя гибель северных оленей на железной дороге? Где реакция Бурматова? Комментарии должны давать специалисты, а не пиарщики. Задача охотничьих СМИ — сохранить доброе имя охотника.

Вопрос из зала:

— При Росохотрыболовсоюзе работает орнитологический совет. Какова его роль?

— Он во многом дублирует научно-технический Совет РОРС, но оперативно решает вопросы по мере их возникновения. Например, к нам обратилось общество охотников «Динамо» с просьбой рассмотреть вопрос об увеличении сроков весенней охоты на вальдшнепа до 16 дней. Состоялось обсуждение. Мы вышли с этой инициативой в Минприроды и надеемся, что эти изменения в Правилах охоты будут.

Перед Росохотрыболовсоюзом много задач. Но главные из них — защитить охоту и охотников.


Источник