Я охотник. Мне ваши медали не нужны!

Изображение Я охотник. Мне ваши медали не нужны!
Фото: Freepik

Наверное, тот, кто хоть раз становился заводчиком, слышал от потенциальных покупателей фразу: «Я охотник, и мне медали не нужны!» Или вопрос: «Родители-то рабочие?» А когда им отвечали: «Конечно, у них полевые дипломы II и III степени», возмущались: «Да при чем здесь дипломы? На охоту они ходят?»

Удивительное дело, но ответ: «Конечно, рабочие! Из леса не вылезают!» — покупателю-охотнику больше ласкает слух, чем сведения о дипломированности и наличии званий у родителей. Давайте разберемся, почему так происходит.

В глазах обывателя соревнования не представляются чем-то серьезным, заслуживающим доверия. Зато волшебная фраза «Родители рабочие» моментально убеждает: помёт что надо. Но для начала выясним, что такое полевой диплом. Полевой диплом — это задокументированное подтверждение наличия рабочих качеств.

Иными словами, собака была натаскана (нагонена, нахожена), полностью подготовлена к охоте, после чего выставлена на суд трех экспертов-кинологов — специально обученных людей, имеющих опыт натаски и охоты с собственными собаками и видевшими за время своей работы не одну сотню, а то и тысячу рабочих собак. И если собака в реальных охотничьих условиях подтвердила свои рабочие качества (отработала птицу или зверя, подала, показала положенное этой породной группе послушание и выучку) то ей присваивается полевой диплом, где I степень самая высшая, а III — низшая. Но и ее получить непросто!

В большинстве пород без постоянной практики на охоте полевой диплом получить невозможно. Есть, наверное, пара процентов случаев, когда хозяин собаки не охотник, а просто увлеченный собачник, который подготавливает собаку к полевым испытаниям и выставляет ее. Но, чтобы подготовить собаку, ему приходится столько сапог истоптать в угодьях, сколько не все настоящие охотники стаптывают.

Можно ли верить на слово продавцу щенков? Волшебная фраза «Собака рабочая» может означать все что угодно. Помните картину Перова «Охотники на привале»?

Много ли вы знаете охотников, способных здраво судить о своей горячо любимой собаке? А сколько среди них вралей? А сколько тех, кто правдив в своих характеристиках, но вы-то знаете: то, что он расхваливает, вас совершенно не устроит?

Часто приходится видеть перед полевыми испытаниями владельцев-новичков, которые взахлеб рассказывают, какой замечательный охотник его собака, но на испытаниях эта собака выглядит более чем бледно…

Увы, многие из нас весьма непритязательные пользователи… Но ведь хорошая охотничья собака — это огромная удача для охотника. И где, как не при выборе щенка, можно постараться облегчить себе жизнь, взяв питомца с действительно хорошими задатками. Как говорится, «жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на плохих собак».

Полевые испытания — это самый простой способ оценить рабочие качества собаки, и оценить унифицированно, по одинаковому регламенту. Так, чтобы и в тьмутаракани, и в Москве собака была бы оценена одинаково.

Есть, конечно, и другой способ. Как покупал гончих мой муж? Узнавал, что у охотника есть щенки, приезжал, просил показать собак. Для этого они с заводчиком шли в угодья, собаки отпускались, работали. Убедившись, что собаки гоняют и по своим качествам его устраивают, муж забирал двух или трех щенков, расплачивался мешком картошки и был доволен.

Если у вас есть возможность и вы действительно вдумчиво хотите подойти к выбору помета, то разумно будет не только ориентироваться на полевые дипломы, но и напроситься с заводчиком на охоту. Другой вариант — посетить полевые состязания и посмотреть сразу много собак, познакомиться с владельцами и выбрать того, который понравится больше всех. Ну а дальше подождать от полугода до двух лет и взять щенка.

Так откуда у охотника-практика такое презрительное отношение к заслугам собак на соревнованиях? Наверное, в этом есть вина самой системы оценки рабочих качеств собаки, которая не включает в себя оценку врожденных качеств. К тому же часто оцениваются просто действия ведущего. Приходит, к примеру, охотник показать свою собаку, а лыбящийся наглый эксперт ему говорит: «Баллы за подачу снимаю, потому что ты рано руку протянул к собаке». Согласитесь, после этого логично услышать в ответ: «Мне ваш цирк не нужен, у меня собака и так хорошо работает». И уж точно, этого владельца мы больше не увидим.

Да, доля вины определенно лежит на экспертах, но снимать ответственность и с самих охотников тоже нельзя. Зачастую они совсем не интересуются, как проходят испытания, ленятся их посещать, не уделяют достаточно времени подготовке собаки. Сколько приходится выслушивать их отмазок!

И все они примерно одинаковы:
— Моя собака не подает, потому что мне это не нужно (читайте: не смог научить).
— Моя собака выносит утку на берег, и мне этого достаточно (читайте: не научил подавать в руку).
— Да, собака угоняет птицу, но мне это не мешает охотиться (читайте: моя собака неврастеник, и ее просто не остановить).
— Вы не дали мне диплом, потому что хотели денег (читайте: собака у меня не натаскана, но диплом я все равно хочу).
— Моя собака ходит шагом, потому что у меня ноги больные (читайте: у собаки, наверное, тоже).
Ну и самое коронное:
— Да я еще за это деньги платить должен?! (читайте: заплатите мне денег, может, и приеду показать вам свою собаку).

А теперь возвратимся к названию статьи. Медали даром не дают, их еще заслужить нужно. Большой труд — вырастить и натаскать достойную собаку, но еще больший — выставить ее на суд, победить среди достойных и доказать, что именно эта собака должна оставить потомство. Чтобы и ее щенки также радовали своих владельцев, как радует сейчас вас ваша собака.


Источник

Loading