Легашатники. Менять правила: из 90-х до современности

Изображение Легашатники. Менять правила: из 90-х до современности
Фото автора.

Надобно вспомнить бурную историю 1990-х годов. Бурную для охотничьего собаководства. Это были времена «разгула демократии», и охотничье собаководство искало для себя новые пути развития и формы существования. Сейчас-то все чинно-благочинно, а тогда…

Чтобы закрутились шестеренки и что-то родилось из-под моего пера, будь то статья, рассказ или просто комментарий, мне надобен какой-то толчок. В данном случае меня подвигла высказаться заметка в «РОГ» И. Канавца «Об испытаниях пойнтеров» («РОГ» № 3, 2023).

Время от времени в печати появляются статьи о правилах испытаний легавых собак. Да и сам я своими соображениями по их поводу неоднократно делился в различных охотничьих изданиях.

В первый раз аж с четверть века назад в журнале «Охота и охотничьи собаки», где работал Валерий Владимирович Бедель, с которым я пребывал в достаточно добрых отношениях в ту пору. Я считал, что наши отечественные правила требуют изменений, доработки, приводил аргументы, анализировал. И я по-прежнему убежден в этом. Вопрос только в том, что менять и как менять?

Надобно вспомнить бурную историю 1990-х годов. Бурную для охотничьего собаководства. Это были времена «разгула демократии», и охотничье собаководство искало для себя новые пути развития и формы существования. Сейчас-то все чинно-благочинно, а тогда…

В охотничьей печати разгорелась и велась несколько лет полемика. Одни видели перспективу во вхождении в общеевропейскую кинологическую систему (FCI), другие рьяно отстаивали отечественную, сложившуюся в обществах охотников. «Европейское» направление активно продвигал Владимир Гаврилович Гусев. Усилиями его сторонников при Центральном правлении РОРС была создана Российская федерация охотничьего собаководства. Сейчас это отдельная организация, занимающаяся охотничьим собаководством, а поначалу именно РОРС наделил ее большими полномочиями в сфере охотничьего собаководства. РФОС начинал свое существования фактически как структура Росохотрыболовсоюза.

Видными противниками этого движения оказались Валерий Владимирович Бедель (МООиР) и Алексей Владимирович Камерницкий (Военохот). Это противостояние в 1994 году вылилось в дисквалификацию обоих президиумом РФОС (помнится, даже пожизненно). Поводом послужила публикация ими статей в журнале «Охота и охотничье хозяйство» (№ 10, 1993 г.). Редакция ОиОХ охарактеризовала данное наказание экспертов-кинологов как акт средневекового мракобесия.

К защите кинологов был даже подключен так называемый «Фонд защиты гласности» (существовал еще такой атавизм «разгула гласности»). По прошествии времени все утряслось, и Бедель с Камерницким активно участвовали в работе структур охотничьего собаководства и выступали в печати по вопросам испытаний легавых собак. Так и напрашивается парафраз из песенки: «кто не был дисквалифицирован, судить не может…»

Да, были люди в наше время, могучее, лихое племя… Все проходит, и сейчас достаточно мирно сосуществуют оба направления охотничьего собаководства: европейское (РФОС в системе РКФ/FCI) и традиционное (в системе Росохотрыболовсоюза). На мой взгляд, это только на пользу. Кто-то сейчас состязается по европейской системе, выставляя собак на филд-трайлы, а кому-то нравится расценка качеств легавых по стобальной шкале. С выставками то же самое: хочешь бонитировку, а хочешь САС. Хорошо, когда есть выбор и есть что сравнивать… И к месту или не к месту, но вспоминается Гоголь: «Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?»

В тот кипучий период появлялось много предложений по изменению или, как декларировали авторы, совершенствованию правил испытаний легавых, разрабатывались новые их варианты. Все это было интересно, и скучать экспертам не приходилось.

Итак, что же требовали изменить в правилах испытаний, какие вопросы обсуждались и идеи высказывались за последние десятилетия? Разные. Разбирались вопросы и чисто теоретические, подводящие базу под нашу систему испытаний, или, наоборот, доказывающие ее несостоятельность, и сугубо технические, касающиеся формулировок пунктов правил.

К примеру, предлагалось, не меняя принципов, системы испытаний, уточнить положения правил; рассуждали о «дальности» и «верности» чутья легавой; причем нередко выдвигались идеи радикальные, необычные.

В 1995 году в Московском обществе охотников и рыболовов был создан так называемый «Центр кровного собаководства при МООиР». Его вице-президентом стал председатель бюро экспертов-кинологов МООиР В.В. Бедель. Эксперты-кинологи МООиР, видимо, взяв на себя миссию управления охотничьим собаководством всей России, разработали собственные правила испытаний легавых.

А своим решением от 24.01.1996 года бюро экспертов МООиР рекомендовало их к применению при проведении мероприятий под эгидой МООиР. Помнится, и мне довелось судить по этим правилам. Были еще проекты правил испытаний легавых, обсуждаемые и в печати, и в комиссиях РОРС и РФОС. Но любой предложенный вариант обязательно находил непримиримых оппонентов.

Тем не менее в РФОС в 2004 году утвердили свой вариант, который впоследствии еще и дорабатывался (2007). Всероссийским кинологическим советом РОРС на заседании комиссии по легавым собакам в 2009 году был принят тоже проект правил. Однако многие эксперты не были согласны с этими «новыми» правилами и считали, что лучше работать по «классическим» «правилам 81».

Шли годы…За десятилетия появились и сформировались эксперты новых поколений, часть из них ничтоже сумняшеся работала с принятыми в 1981 году правилами, другая, как и десятилетия назад, задумывалась, задавала вопросы и обсуждала их. Не оставляли эту тему и наши ветераны, мэтры. В который раз разбирались одни и те же проблемы, теории, пункты правил, вопросы «чутья», сама система испытаний.

Недостатки, прорехи в «правилах 81» были найдены и изучены, но решить, договориться, что и как изменять в них, не получилось.

В итоге, когда, видимо, прийти к общему согласию не удалось и попытки изменения правил всем надоели, Центральным советом РОРС совместно с Президиумом РФОС в 2009 году были заново утверждены «старые» правила испытаний легавых собак по болотной и полевой дичи образца 1981 года. В 2015 году Центральным правлением РОРС они были переутверждены.

Полагаю, что напрасно отказались от попыток разработки «новых» правил. Наряду с некоторыми, как указывали, недостатками их варианты, несомненно, были толковее «правил 81», лучше проработаны, так сказать, «юридически».

Так что же, к примеру, ставилось и ставится в вину «правилам 81» и чем лучше «новые» правила? Или хуже?

Известно, что на испытаниях и состязаниях значительное количество собак снимается экспертами «за непроявление чутья». А что о «непроявлении чутья» говорится в «правилах 81», как оно измеряется или оценивается? Практически ничего и никак! Единственное упоминание о нем присутствует только в одном пункте: «п. 17. Собака снимается с испытаний без расценки с указанием причин снятия… в) при непроявлении чутья». То есть вывод о «непроявлении чутья» эксперт волен делать на основании субъективных впечатлений или распространенных у экспертов «понятий».

О «непроявлении чутья» в «новых правилах» говорилось определеннее. Так, в проекте правил, принятом на заседании комиссии по легавым собакам ВКС РОРС 16 апреля 2009 года, мы находим: «п. 15 … Примечания… 5). Сталкивание птицы — подъем собакой причуянной птицы без стойки.

Сталкивание может быть вызвано как неверностью чутья, так и отсутствием стойки из-за недостатков натаски… п.17. Собака снимается с испытаний без расценки с указанием причин снятия в следующих случаях: … з) при сталкивании трех птиц, вызванном неверностью чутья; и) при трех подряд спорах птиц или проходах под ними без причуивания в пределах минимальных требований по дальности чутья для расценки собаки на диплом III степени; к) при допущении трех пустых стоек; л) при трех подряд работах чутьем неохотничьих птичек до работы по дичи; м) при непроявлении чутья, т.е. трех продемонстрированных недостатках чутья по пунктам з) — л) в любых сочетаниях до работы по дичи.

В проекте правил РФОС (доработанном в 2007 г.) «п. 15… Примечания: д) спарывание птицы («спор») — подъем птицы собакой при движении на ветер без причуивания в пределах минимальных требований по дальности чутья для расценки на диплом; 3. Непроявление чутья — спарывание птицы («спор») или проход птицы без причуивания в пределах минимальных требований по дальности чутья для расценки собаки на диплом; п. 17. Собака снимается с испытаний без расценки с указанием причин снятия при следующих обстоятельствах: …н) при непроявлении чутья (при трех продемонстрированных случаях непроявления чутья в любом сочетании)».

Приведенные формулировки демонстрируют, что такое важнейшее понятие, как «непроявление чутья» легавой экспертами высочайшей квалификации и большого опыта определяется по-разному. Это досадный факт… Но в «правилах 81» вообще никакого его толкования нет.

Еще один характерный штрих. В «правилах 81» нет рекомендации, как расценивать, например, «подводку», если птица снялась сама из-под стойки собаки. И эксперты делают это «по понятиям» или на совещании членов экспертной комиссии договариваются о расценках в подобных ситуациях.

К достоинствам практически всех вариантов «новых» правил с начала 1990-х следует отнести формулировку таких понятий, используемых сейчас экспертами в работе и употребляемых в отчетах, как «недоработка», «спарывание птицы (спор)», «сталкивание птицы» и других. Их тоже можно трактовать по-разному, и для начинающих экспертов они могут быть не совсем ясны. В «правилах 81» вообще многие термины и понятия, используемые экспертами, отсутствуют.

Примечательна в этом плане статья эксперта Всесоюзной категории В.В. Беделя «Испытание легавых и перемещенная птица», опубликованная в 2011 году в журнале «Охота и охотничье хозяйство», где он вспоминает историю утверждения «правил 81» и подчеркивает их недостатки и недоработки. Бредель отмечал, что даже фактический автор правил Александр Васильевич Гусев «сам неоднократно становился в тупик при практическом их применении и был вынужден проводить экспертизу собак «по впечатлению», «по понятиям», а не в соответствии с требованиями собственных правил».

Думаю, что примеров достаточно. Так надо ли менять «правила 81»? Для меня ответ очевиден: работу надо продолжать (или возобновить). Пора все же поставить в «менять нельзя оставить» запятую после «менять».

Но, считаю, прежде надо нашим корифеям договориться о критериях, понятиях и терминах, используемых при оценке работы легавых, а уже потом браться за корректировку правил. Да и менять правила кардинально совсем не обязательно. Так, «Таблицу расценки», к которой привыкли поколения экспертов, можно оставить без изменений. Достаточно уточнить понятия, термины и балловые ориентировки, не отраженные в «правилах 81».

Но крайне важно наконец разработать нормативный документ, описывающий стиль работы каждой породы легавых. При наличии в правилах трех (!) граф оценки «типичности стиля» можно найти скупые описания только некоторых его особенностей в стандартах (!) пород легавых.

В структуре РОРС существует Всероссийский кинологический совет. Не знаю, имеется ли там комиссия по легавым и комиссия по рабочим качествам охотничьих собак, но инициатива и руководство процессом изменения правил испытаний легавых должны быть за ВКС. Этому совету вполне по плечу осуществить значительные изменения в наших нормативных документах, как мы убедились. Так, теперь эксперту на ринге вместо того, чтобы побольше уделить внимания оценке породности собак, их экстерьера и выбору лучшей, приходится львиную долю времени заниматься пересчетом зубов. Но о выставках как-нибудь в другой раз.

Эксперт с приличным опытом может довольно верно оценить работу легавой собаки по любым правилам и по любой шкале, будь то 100 или 50 баллов (кто-то предлагал), и по шкале понятий: плохо, хорошо, отлично, дисквалификация. К примеру, приглашенный на один из чемпионатов пойнтеров в 1990-х голландский судья без особых затруднений работал по нашим правилам испытаний легавых, и больших расхождений в баллах с членами комиссии у него не было.


Источник