Ля Березина! и Доннер веттер!, морской закон и Ля Угра!

Изображение «Ля Березина!» и «Доннер веттер!», морской закон и «Ля Угра!»
Фото автора

Очередной рассказ про жизнь и отдых в СССР в 70-е годы, на этот раз про семейные походы на байдарках – тут и о технологии байдарочного похода — так сказать, тактике, и о целях таких походов — так сказать стратегии, и о рыбалке, и о подводной охоте. В пяти главах. Глава первая

ГЛАВА 1

Очередной рассказ про жизнь и отдых в СССР в 70-е годы, на этот раз про семейные походы на байдарках – тут и о технологии байдарочного похода — так сказать, тактике, и о целях таких походов — так сказать стратегии, и о рыбалке, и о подводной охоте, и об ружейной охоте, причем самыми нетривиальными методами, и, что очень немаловажно — об изобретательности с которой можно решить любые задачи.

И, конечно же, о роли товарищеского юмора в жизни любого человека, где бы он ни находился, и даже в Антарктиде.



И о методах воспитания в детях веры в себя, уважения к окружающим, чести, совести, любви к своей Родине, в том числе и к ее природе, и к рыбалке, и к охоте, и к истории нашей страны.

В пику попыткам англосаксов сделать из наших детей моральных уродов.

Рассказ по объему получился большой — в связи с большим количеством весьма разнопланового материала и неразрывности факторов, формирующих личность любого человека  с самых малых лет.

С кем поведешься, от того и наберешься. Поэтому в рассказе основной упор сделан на самые яркие личности наших родителей, которые и организовывали такие походы. И, соответственно, приводятся некоторые факты из их жизни — для понимания на кого мы, тогда еще дети, ориентировались. И для понимания остальных читателей об атмосфере тех лет, о взаимоотношениях людей и на работе, и в жизни, и на отдыхе.

Стратегия, тактика и цели семейного туризма в СССР. С чего все начиналось, и с кого

Родители брали меня в байдарочные походы, начиная с 4-ех летнего возраста, практически каждое лето, а иногда и весну, и осень, за что я им безмерно благодарен и по сей день. Наше детство было счастливым не на словах, а на деле.

В семейных походах мы, ребятня, а набиралось  порой  аж до 10 человек детей,   всей душой впитывали все самое лучшее, что могли получить от наших родителей, руководствуясь их личными примерами, преподаваемыми наглядно и убедительно —   поведением в семье и в коллективе, и слушая захватывающие  рассказы у костра по вечерам, и туристские очень лиричные песни,  которые совершенно виртуозно исполнял дядя Боря – для нас, юных туристов, он был именно дядей.

А вот для остальных – Адмиралом!

В этих семейных байдарочных походах принимали участие в основном семьи сотрудников института ЭНИМС, где тогда трудился и  Борис Давидович, людей, которые тоже были не из «последнего десятка» и могли себе позволить в отпуске  поехать на любой курорт страны и там предаваться праздному безделью, но … не могли они себе этого позволить, и не могли не заниматься воспитанием своих детей, тем более, что все они буквально «жили на работе» и им редко выдавалась возможность полноценного общения с семьей.

И поэтому они ходили в семейные походы на байдарках — на целый отпуск.

А еще потому, что любили и рыбалку, и подводную охоту, и  ружейную охоту, и «тихую» охоту, и природу, и свои семьи, и свою Родину. И никогда не стремились в разнообразные Египты, Таиланды, Турции и Куршавели.

Изображение Первый справа – автор. Мой дебют в туризме. Фото автора
Первый справа – автор. Мой дебют в туризме. Фото автора 
Изображение Нечецкий Борис Давыдович с сыном Лешкой. Фото автора
Нечецкий Борис Давыдович с сыном Лешкой. Фото автора 

Борис Давидович Нечецкий был нашим «Адмиралом», организатором семейных байдарочных походов сотрудников института ЭНИМС.

Лауреат Ленинской премии, награжденный  за разработку измерительных комплексов, необходимых для изготовления высокоточных металлообрабатывающих станков с точностью измерения 1 (один) микрон, за которыми в 70-е годы в очереди на покупку стояли все ведущие страны мира – и Америка, и Германия, и Швейцария, и Япония. И все остальные.

Изготавливались эти комплексы в термоконстантных подземных цехах ЭНИМСа, где поддерживалась температура с градиентом 0,15 градусов Цельсия чтобы нивелировать линейные расширения металла.

И уже тогда применялись в комплексах и ЭВМ, и лазеры, и оптика, и гидравлика, и шаговые электродвигатели – практически все передовые достижения науки того времени.

Вот так, у нас в СССР умели не только «галоши делать».

Кроме того, что он был лауреатом государственной премии, талантливым инженером, так он еще и очень артистически одаренный человек.

Он мог в течение буквально десяти минут сочинить песню на любую тему, песню всегда с искрометным юмором, да еще и со смыслом, с поучительным жизненным примером, не забывая, что его слушают и взрослые и дети.

Видать, что по настоящему талантливый человек талантлив в любой сфере жизни.

И шутил он иногда тоже весьма талантливо и порой даже чересчур «экстравагантно», чем однажды вызвал настоящий женский «бунт на корабле» и даже попытку установления матриархата и, какой ужас! — рабовладельчества!

Изображение Фото автора
Фото автора 

А когда Родине было необходимо, то наши родители и рисковали и своим здоровьем, и даже жизнью.

И все нормальные люди в СССР принимали это, в общем то, за должное, и даже шутили на этот счет, конечно же по дружески, по товарищески, даже и такими шутками воспитывая нас, ребятишек, и одновременно отдавая должное, восхищаясь своими товарищами и по работе, и по походам, и по жизни, и по мироощущению – человек человеку друг, товарищ и брат, именно этому учили и нас, своих детей.

Так, наш Адмирал в полу шутку, в полу серьез называл моего отца самым главным туристом ЭНИМСа, да еще и морским волком, обошедшим полмира, и полярным волком, покорившим целых три полюса Земли  – куда, мол, ему, Адмиралу, да и всем нам, до него в туризме.

Отец после службы в армии принимал участие во 2-ой Антарктической экспедиции.  

В этой экспедиции он был механиком-водителем АТТ, артиллерийского тяжелого тягача, уникального вездехода, на этих АТТ полярники СССР впервые в истории человечества совершали внутриконтинентальные дальние походы в Антарктиде,  участвовал в открытии станции Восток, а впоследствии, в следующих экспедициях, и зимовал на ней и даже принимал участие в первоначальном бурении скважины, которая недавно добралась таки до реликтового подледного озера.

Изображение Фото автора
Фото автора 

Добирался отец в Антарктиду, как и все участники экспедиции, почти через все параллели Земного шара на корабле «Обь»  — из порта Калининграда и до полярной станции Мирный, которую только год тому назад основала Первая советская антарктическая экспедиция.

И, конечно же, с пересечением экватора и неизбежным при этом праздником Нептуна и посвящением новичков в «морские волки».

Поэтому наш адмирал и нарек отца морским и полярным волком, подчеркивая свою симпатию к отцу и к его заслугам перед Родиной  — всем  другим в пример.

А в Антарктиде отец продолжил путь на АТТ, пройдя за рычагами тысячи километров до геомагнитного полюса и Полюса холода, на котором и заложили советскую станцию «Восток», а потом и до Полюса недоступности – самой отдаленной от всех побережий точки Антарктиды, а потом и до Южного полюса.

Изображение Фото автора
Фото автора 
Изображение Фото автора
Фото автора 

И если бы в этих внутриконтинентальных походах что нибудь случилось с техникой, то никто в мире не смог бы помочь участникам советской экспедиции.

Так что умели в СССР и технику делать, лучшую в мире, а не «только галоши».

На геомагнитном полюсе и Полюсе недоступности отец и его товарищи были первыми людьми в истории Человечества. Советскими людьми! Нашими с вами соотечественниками!

Изображение Фото автора
Фото автора 
Изображение Фото автора
Фото автора 

У нас дома осталась масса фотографий и киноматериалов, а также и записи отца, рассказы из того периода.

Вот пока не знаю каким именно образом их можно было бы опубликовать — чтобы современное подрастающее поколение наконец то начало понимать, что истинный смысл жизни не в том, какие тряпки на тебе надеты, какие «цацки» на шее, пальцах, в ушах и в носу, на какой крутой машине ты ездишь или тебя возят, не в айфонах и не в турецких курортах и Куршавелях.

Посмотрите фильм «Вглубь ледяного континента» — это хроника 2 ой антарктической экспедиции, 1956 — 1958 года. Там несколько раз моего отца показывают. Если Вы посмотрите на верхнее фото, то в фильме Вы его легко узнаете — вот ссылка на фильм: https://www.net-film.ru/film-5019/

В рассказе размещены ссылки на песни тех лет, щелкнув по ним мышкой можно, да и нужно прослушать их – для лучшего понимания атмосферы тех лет, а еще и потому, что именно эти песни – самые лучшие, самые мелодичные из всех существующих не только в России, но и во всем мире!

Адмирал

Любым коллективом всегда кто то должен управлять, при обязательном согласии всех остальных, взятым перед походом с каждого.

Тогда и только тогда возможен порядок и полноценный отдых в таком многочисленном коллективе, да еще и с детьми.

И это должен быть человек с железной волей и стальными нервами, с отличными организаторскими способностями, но не диктатор по своей натуре, а скорее дипломат – это ведь не армия, очень уж «разношерстный» и «разнокалиберный»  народ в таких походах подбирается, да и не на войну – на отдых люди приехали.

Он обязан уметь сглаживать все неловкости, предупреждать и в корне пресекать любое,  малейшее развитие конфликтных ситуаций, и, лучше всего, с помощью юмора, то есть быть еще и остроумным, да и просто умным человеком, понимая все последствия своей руководящей деятельности и для других, и для себя и своего авторитета, абсолютно необходимого для руководства туристской вольной братией, да еще и с разновозрастными детьми.

И наш «адмирал» со всем этим справлялся с блеском, а иногда и с «громом и молнией», порой метая «доннер веттер», причем самыми нетривиальными методами.

Лошади Буденного и их роль в развитии личности

В походе все было поставлено на службу как общественным интересам, так и интересам каждого отдельного члена группы, независимо от его или ее возраста.

В группе обязательно выбирался бухгалтер, вернее учетчик финансов, расходов на дорогу, на продукты и т.д. И отдельный завхоз, ведавший запасами всего общественного имущества.

Каждый день выделялась на дежурство семья, отвечающая за завтрак, обед и ужин, дрова и мытье общественной посуды, наличие компота, чая, кипяченой воды, мыла – за гигиеной следили очень тщательно.

И при переездах лагеря после ходовых дней мужчины сразу обустраивали места общего пользования, мальчикам отдельно, девочкам отдельно.

На закупку продуктов во встречающихся селениях выделялись отдельные, «специально обученные» люди, так как был один раз случай, когда селяне категорически отказались иметь дело с нашими делегатами – те пришли в шортах и купальниках. На что им и указали – оденьтесь как люди, вот тогда и приходите.

Интересно, что бы эти селяне сказали, увидев современных «особо продвинутых» особей? Наверняка долго этих «особей» гнали бы колами до самого  горизонта.

Веди себя как человек, и с тобой все будут вести как с человеком. Соблюдай правила приличия, руководствуйся здравым смыслом – вот основной закон жизни.

Поэтому у нас всегда были молоко, яйца, овощи, зелень и т.д., необходимые и взрослым, и детям.

Ну а остальное – рыба, грибы, ягоды и т.д. – как потопаешь, так и полопаешь.

И тут дело ведь совсем не в пропитании, а в азарте, в стремлении принести на общий стол как можно больше и лучше, заслужить этим восхищение, похвалу и симпатию коллектива, вот в чем дело! И гордость родителей «своим чадом» заслужить!

А там, глядишь, и велосипед у них  заработать, или получить разрешение завести щенка собаки таксы, или котенка, или попугая Какаду, хомячка и черепаху – «все зависит в мире этом от тебя от самого. Станешь ты или Буденным, или лошадью его»…

Изображение Фото автора
Фото автора 

Именно так нас и воспитывали в походах. Веди себя как человек, и с тобой будут вести как с человеком – вот главный лейтмотив нашего воспитания.

И старайся быть везде первым и во всем лучшим.

Для развития этих качеств были у нас не только права, но и обязанности – собрать веточки, сучки на растопку костра, принести на кухню воды, помочь поставить и сложить палатку и загрузить лодку, не ныть, не хныкать, держать нос повыше, а хвост морковкой, и не хулиганить, а не то в палатке насидишься досыта, посуду свою драить после еды и бельишко стирать тобою же «извазюканное»  в супе, варенье, компоте, или в прибрежном иле, и вообще помогать во всем, в чем только сможешь.

Накопать червяков для рыбалки, наловить кузнечиков или бабочек и стрекоз, жуков и ручейников, не пугаясь их и не вереща на всю округу, не сводить с ума своими воплями мам, не пугать рыбу, не совать свой нос куда не надо, и вообще не встревать во взрослые разговоры и вести себя скромно и прилично – «твой номер восемь, когда надо, тогда спросим» …

И одновременно помнить о змеях, смотреть под ноги, помнить о волках, медведях, Лешем и бабе Яге и не отходить далеко от лагеря, помнить о Водяном и Кикиморах болотных  и не лезть на глубину, а не то веревкой за ногу к дереву привяжем…

Тогда и тебе все помогать будут. Все и всегда. В любой жизненной ситуации, но все же основное в твоей жизни зависит от тебя от самого, помни про лошадь.

В коллективе, глядя на других, дети всему этому очень быстро учатся. И становятся нормальными людьми – на всю свою жизнь.

И еще учили нас всяким туристическим премудростям, начиная с постановки палатки и розжига костра и примуса, а также плавать и нырять, и с маской, и с ластами, и как в лесу не заплутать, и как кашу сварить, как рыбу ловить, где, как и какие грибы и ягоды собирать, что можно на природе и в жизни, а чего нельзя, как перекаты проходить, как на байдарке заклеить пробоину и т.д.

Изображение Фото автора
Фото автора 

И стихам учили, и песням, и конкурсы устраивали, и школьные знания на этих конкурсах проверяли, и рассказов взрослых мы наслушались, и про рыбалку, и про охоту, и про путешествия, и про Антарктиду, и про экватор, и про Маугли, и про Индию и джунгли, и про Гагарина, и про космонавтов, летчиков и моряков, и про романтиков, и  песен и сказок, добрых и светлых, воспитывающих в детях самые лучшие качества характера.

И здравый смысл, и жизненные ценности. И упорный характер и силу воли. И веру в свои силы. И уважению и к другим, и к себе самому.

Морской закон, Станюкович и контролируемый матриархат как основа основ

В лагере всегда был идеальный порядок – никакого мусора и раскиданных вещей, все мужчины ходили бритыми, в чистых, ими же стираных носках и всем остальном,  дети были по возможности причесанными, девчонки с заплетенными косичками и бантиками, опрятно одетыми – не «расхристанными», не орущими и не «бесящимися», не кидающиеся песком и шишками и не носящимися без всякой цели, и вообще находящиеся под неусыпным маминым контролем – прослеживались явные признаки «матриархата», очень полезного и даже необходимого — в разумных, разумеется, пределах.

Поддерживая мужское реноме и сдерживая неконтролируемую ползучую экспансию женского матриархата, наш адмирал громогласно заявил, что все наши мужчины в детстве начитались Станюковича, а в его «Морских рассказах» все морские офицеры никогда небритыми в море не выходили.

И вообще тут все должны соблюдать «морской закон», умываться, зубы чистить, бриться, закаляться, быть опрятными… — и юнги тоже!

Юнги даже должны всем другим служить примером!

Естественно, возведенные в юнги, мы, ребятишки, уже никак не могли не соблюдать этот романтический морской закон.

Этот романтический, но суровый морской закон имел неограниченные, поистине «вселенские» масштабы и правила на все случаи жизни.

И распостранялся на всех участников похода без исключения – и на взрослых тоже, и на мужчин, и на женщин, никогда Станюковича не читавших, да это было и к лучшему. Ведь незнание законов не освобождает от ответственности.

Морским законом мгновенно и широко стали пользоваться широкие массы трудящихся.

Например, если кто нибудь опоздал на завтрак, продрыхнув в палатке чуть ли не до обеда, или опоздает на обед, или на ужин – ему или им порции, безусловно, оставлялись – турист «не умрет голодным».

Но, в соответствии с суровым морским законом тот из них, кто завершит трапезу последним, пойдет драить общественную посуду в которой готовилась еда для всего лагеря, к ликованию дежурной четы, ведь это была обязанность дежурных. Дисциплинарное наказание – оно здорово дисциплинирует.

Это были явные плюсы «морского права», которые применялись и в других ситуациях.

Дежурным, вообще то, доставалось хлопот выше крыши с самого раннего утра и до позднего вечера – попробуйте сами приготовить еду на 30 человек, да еще и с детьми, да еще и как только можно вкуснее и разнообразней, да на костре!

И помнить, как ты накормишь, так и тебя следующая дежурная семья накормит.

А еще и компота пару ведер наварить, или чая, или на крайний случай воды накипятить – для питья. Кругом ведь дети, лето, жара. А вечером – всю костровую посуду отдраить до блеска, да с песочком, да сдать пост следующей семейной паре.

Зато все остальные дни ты свободен как ветер – занимайся чем хочешь, отдыхай на всю катушку, по возможности конечно. Но о товарищах не забывай.

Поэтому морской закон распостранялся на весь образ жизни в походе.

Насобирали к примеру, грибов – будьте любезны их перебрать, почистить, нарезать и принести дежурным уже готовыми к обработке.

Никто не возражает, если вы перед этим с гордостью продемонстрируете свои выдающиеся трофеи и сорвете заслуженные аплодисменты.

Да и дежурные оценят и прикинут, что именно сегодня стоит приготовить из собранного урожая грибов с тем, чтобы на всю ораву хватило – пару ведер супа, или гору  жареной картошки с грибами, или немножко грибного соуса, когда грибов катастрофически мало.

Грибов много не бывает!

Так же, как и рыбы, и дичи, и раков, и ягод и, соответственно, кулинарных шедевров и изысков, производимых  из всех этих даров природы в самых различных комбинациях, очень, очень оживляющих традиционную туристскую кухню, она ведь такова  – каша манная, каша рисовая, каша гречневая, экзотический  порридж, то бишь овсянка, сэр, а еще и не только макароны, но и рожки, лапша, вермишель и супы из пакетиков, пусть и с тушенкой или сгущенкой – скоро взвоешь волком.

Поэтому, а еще и из-за азарта, спортивного интереса, из-за стремления показать себя не хуже других, начались самые настоящие состязания в различных сферах походной жизни, да с присвоением почетных званий и памятных подарков, вручаемых победителю в торжественной обстановке и при большом стечении народа.

Самые – самые, звания и титулы. Спорт как двигатель кулинарии и сплочения коллектива

Самыми умелыми, самыми удачливыми и самыми лучшими «тихими охотницами» признали сестричек Гиллер – они умудрялись находить грибы даже там, где их никто и не ожидал увидеть.

Мама! Осторожней, стой! Ты же прямо по беленьким топаешь… Тетя Зина – загляни под эти елки, ты там столько маслят увидишь – нам их всех не унести… и так далее.

Наши взрослые любительницы грибной охоты пытались юморить и даже протестовать – мол, нечестно, не спортивно присудили звание – у сестричек не та весовая и ростовая категория — им нагибаться, кланяться и ползать на коленках не нужно, они вон, как мыши  шустро снуют под ногами и под  елками — шмыг, шмыг, шмыг, попискивая тонкими голосками «пи-пи-пи», переговариваясь между собой, и,   не успеешь и оглянуться – а вокруг уже все пусто! И полные корзины в лагерь тащить надо! И чистить, чистить, чистить…

Но общие аплодисменты, даже овации сестричкам пресекли все попытки менее удачливых претенденток взойти на пьедестал почета!

Этим своим званием наши сверстницы гордились не на шутку. И вся детвора – тоже, знай, мол, наших!

А меня, тогда семилетнего, все, между прочим, безоговорочно признали самым лучшим рыбаком! Всех времен и народов!

И я заслужил и еще одно звание, можно сказать даже титул, не предусмотренный никакими правилами соревнований, но об этом позже. Терпение, только терпение….

Но были и другие «самые лучшие» — самые забывчивые, самые растеряхи, самые сони, самые нытики и плаксы, самые «фулюганы какие-то».

Это, последнее звание, заработал Санька Хмелевский, когда сначала прожег увеличительным стеклом  здоровенную дыру в крыше семейной палатки, а потом и свой надувной матрас – греясь на пляже после купания на матрасе и изучая таким экспериментальным образом фундаментальные законы физики. И это далеко не все что он прожег, обнаружили.

А еще были на его совести  лягушки,  ящерицы, пауки, подстрекательство к шантажу … и еще много чего было – дальше сами прочитаете.

Спортивные страсти, семейные команды и болельщики, тотализатор на лоне природы

Мужчины наши самозабвенно занимались подводной охотой, а в местах, где встречались раки, то и их ловлей тоже.

Иногда их охота походила на самые настоящие соревнования – с многочисленными болельщиками, передвигавшимися за охотниками на байдарках в небольшом отдалении – и чтобы все видеть и слышать, и чтобы быстро принимать добычу в лодку, демонстрируя и комментируя очередную победу, либо неудачу охотника.

Чем быстрее примешь добычу и освободишь охотника – тем больше он сможет добыть рыбы и очков команде, так что и тут сплошной спорт – как можно быстрее и тише подлететь на лодке, да вовремя осадить байдарку, да рыбу не перепугать, да до поры до времени сдержать эмоции – тут свои навыки требуются.

Взошло солнце, под водой все видать, потеплело, так что недостатка в болельщиках не было.

Страсти кипели не на шутку, и даже, как на ипподроме, заключались пари и делались ставки, смотря по возрасту и по интересам болельщиков.

Ставлю свои вечерние сто грамм против пятидесяти и пачки сигарет, что первым придет Саша – это мужчины.   

Спорнем на щелбан, что мой папа всех обстреляет! Нет, мой обстреляет – спорим, тогда ты слопаешь за один присест ведро манной каши – это мы, пацаны.

Ой, какие у этой щуки зубы страшные, мама, а она не укусит? Папа, как ты ее не испугался? – это девчонки.

А уже думала, что ты утонул и собралась сама нырять и спасать тебя!

Нельзя ведь нырять так долго! Апноэ схлопочешь! Откачивай тебя потом…

И вообще, долго не плавайте, а то совсем посинеете – это волновались жены – болельщицы. И объявляли смену составов, совсем как в хоккее.

Август на дворе, водичка то уже прохладная.

Ловля раков проходила не менее эмоционально, а вот на собственно рыбалку со взрослыми и на охоту – это еще попасть надо было, заслужить такую честь своим примерным поведением, да не проспать, да не изнывать там от нетерпения, да не шуметь и не пугать рыбу, да чтобы еще и мама отпустила.

Изображение Наш Адмирал ухитрился подстрелить налима. Летом!. Фото автора
Наш Адмирал ухитрился подстрелить налима. Летом!. Фото автора 

Но один раз мне все же удалось попасть на настоящую рыбалку! Но только один раз!

Только раз бывает в жизни счастье… Пламенные речи, ход конем, абордаж и высший пилотаж

Отец с дядей Борей в этот раз собрались вдвоем половить голавля, язя и жереха на перетягу, на «тюкалку» – снасть так называется.

 Уж больно удобное место для этого они обнаружили – поперек реки глубокий заросший травой перекат и островок посреди него, лучше не придумаешь.

До обеда мы втроем ловили стрекоз, бабочек и кузнечиков, собирали мохнатых гусениц, жуков, складывая их в отдельные коробочки с травой.

Мужики готовили снасти, поводки, вертлюжки, вязали и точили крючки, перебирали блесны, обсуждали предстоящую рыбалку, а я крутился вокруг и внимательно слушал и  про способы и тонкости этой ловли, и про рыбу, которую такой снастью очень успешно ловят.

Вот тут то я и узнал про пятикилограммовых голавлей и язей, про восьмикилограммовых  шерешпе … шересперов – корсаров перекатов, и про пудовых щук, которых тоже можно запросто взять на такую снасть, издалека подбросив им стрекозу или кузнечика, а для особо крупных — живца на снасточке.

Беспроигрышная снасть – главное, не насторожить, не испугать крупную сторожкую рыбу, не шуметь, не топать, маскироваться травой и кустами и не ходить по самому урезу воды. Тогда и самая осторожная и самая крупная рыба, чувствуя себя в полной безопасности, будет клевать не раздумывая.

И ловля эта очень зрелищная и азартная – все будет происходить прямо на твоих глазах, и ты, вернее мы, сможем провести любую приманку именно там и именно так, как только захотим.

Так что никуда рыба не денется, вся наша будет!

Рыба на этом заросшем водорослями, но довольно глубоком – по грудь человеку, перекате, стоит в «окнах» и поджидает свою добычу, это мы на подводной охоте нашли это место, охота там очень азартна, но попасть на быстром течении очень трудно.

И спиннинг не закинешь, и удочку тоже – травы много, да и не выведешь там  добычу – запутает, оборвет леску.

Место прямо таки идеальное для ловли на тюкалку.

Дежурным надо будет не забыть сказать, чтобы к вечеру собирали добровольцев для обработки и приготовления богатого улова!

А на два спиннинга и длинную прочную леску можно по верху, над водорослями,  вывести рыбу любого размера и даже крокодила – главное не торопиться.

Вот это тюкалка! Видя, что рыбалка предстоит очень серьезная и мною еще не виданная, я решил – сейчас или никогда!

Но как этого достичь – вот в чем вопрос!

И я побежал советоваться с Санькой, он ходил у нас, у детворы, в признанных авторитетах и из-за возраста, ему как никак 12 лет стукнуло, и из-за заработанного им звания «фулюган какой то», то есть человек тертый, сообразительный, «стреляный воробей», обладавший громадным жизненным опытом, какой мне еще и не снился – я был почти вдвое младше него.

Тебе надо надавить на их совесть, напомнить, что ты все, что тебе взрослые говорят, делаешь, ведь обещал тебя отец на рыбалку взять, если ты человеком станешь? Обещал, по себе знаю. Вот и напомни ему об этом.

Говорил, что настоящему мужчине надо держать свое слово? Говорил, по себе знаю. Вот и напомни ему об этом – втолковывал мне Санька.

Вот и скажи, что ты уже стал человеком, самым лучшим, лучше просто не бывает!

А если заартачатся – припугни их, что в школу не пойдешь, предъяви им ультиматум — и дело в шляпе!

Чего, чего предъявить? У меня ничего такого нет, растерянно сказал я, понимая, что вот-вот и рыбалка сорвется.

Ультиматум предъявить, темнота, покровительственно сказал Санька – последнее предупреждение значит.

Запоминай, не так это сложно, и как ты в школе учиться собрался, если даже слова не запоминаешь?

Что такое мультфильмы запомнил, небойсь, с первого раза?

Мультфильмы? Еще бы, конечно запомнил!

Ну тогда и это слово запомнишь. Ничего сложного — успокоил меня Санька.

Да, вот еще что, если тебя к маме отошлют разрешение спрашивать – не ходи, скажи, что я сбегаю.

Свистни мне, если все в порядке и от байдарки ни в коем случае не отходи, а то без тебя смоются – со мной такие фокусы мой отец уже проделывал.

В общем, помни – все зависит от тебя! Ничего не забыл? Тогда желаю Удачи!

Рыбаки уже загрузили байдарку, уложив туда пару спиннингов, ведро под улов, подсачники, коробочки с наживкой и всякой всячиной и собирались было и  отчаливать, вот тут я и нарисовался, вылетел из кустов, в которых мы прятался с «сэнсэем» Санькой и бесцеремонно запрыгнул в середину байдарки со своей удочкой.

И толкнул заготовленную пламенную речь – научили меня таки в походе выступать перед публикой. На свою голову.

И еще я много новых мудреных слов нахватался – из песен, из рассказов, из разговоров между взрослыми. И все эти навыки я пустил в ход!

И Санькины советы как убедить взрослых взять меня с собой – тоже пустил.

Я говорю вам как мужчина мужчинам! – отчаянно заявил я отцу и дяде Боре.

При серьезном разговоре со мной отец часто начинал именно с этого.

Настоящие мужчины так не поступают – они слово держат! Где ваше слово?

Этому я у Саньки и у мамы научился.

Папа, ты ведь сам мне обещал, что возьмешь меня на серьезную рыбалку — если я человеком стану; буду маму не расстраивать; семью не позорить; не врать; ремня не дожидаться; не быть оболтусом чтобы ты от стыда сквозь землю не провалился; маму слушать, кашу кушать; не пыхтеть как ежик; держать слово кровь из носу; не шкодить чтобы мне руки не оторвали; иметь совесть; наедать шею; шевелить мозгами; понимать что мне русским языком говорят; не юлить; не канючить; утону – домой не приходить; не быть размазней и маменькиным сынком; помогать взрослым; не быть пупом Земли; не надувать губы, а то лопнешь; уважать старших; не быть в каждой бочке затычкой; все на ус мотать;  не вставлять в глаза спички, а спать идти; стараться делать как можно лучше, плохо оно получиться само; отвечать за свои слова и поступки; серьезно относиться к порученному делу; повзрослеть бы мне пора, так как завтра уже в школу идти надо; не приносить из школы одни колы и двойки!

Обещал? Обещал! Говорил, что все зависит от меня? Говорил!

Я стараюсь? Стараюсь! Я слушаюсь? Слушаюсь! Помогаю? Помогаю – вон, сегодня весь день помогал вам кузнечиков ловить и к рыбалке готовиться!

Не вру ведь? Не вру! Ведь правда? Правда!

Я все запомнил, все намотал на ус – не шуметь, не топать, не мешать, помогать, а еще я намотал на ус то, что вы живцов забыли – на что щук ловить будете?

А у меня и удочка есть, и червяки – я серьезно подготовился? Серьезно!

Возьмите меня с собой на рыбалку! Держите свое мужское слово!

Вы не пожалеете! Сколько мне можно одних пескарей ловить?

А дальше я пустился во все тяжкие – по совету Саньки занялся самым настоящим шантажом отца и Адмирала:

А если не возьмете – то я ночью в Индию уплыву, буду там настоящих крокодилов ловить и вообще стану Мау… Мау…, забыл, тысячу чертей!

В общем, стану человеком джунглей и вы с мамой меня больше никогда не увидите! — про Индию и Маугли нам рассказывали у костра прошлым вечером.

И в школу не пойду!  

Такой вот вам мой мультиматум – пошел я ва-банк!

Наш Адмирал уже с самого начала моей речи начал восторженно восклицать, поминая всех чертей, а потом и  аплодировать, а когда услышал про тысячу чертей и человека джунглей, да еще и про «мультиматум», то  рассмеялся до слез и скомандовал – капитулируем! Он взял нас на абордаж!!!

Мы с тобой одной крови, ты и я – я тоже знаю закон джунглей — побеждает сильнейший и храбрейший! – подыграл мне дядя Боря.

Мультиматум! Гениально! Нет – конгениально! Хорошо еще, что «мульти» матум, а не  «просто» матум!

Новое слово в русском языке! Даже два, даже три новых слова! Даже новое понятие!

Ты победил,  поразил до глубины души, до самых печенок! Берем тебя на рыбалку!

Но ведь как, пострел, излагает, как шевелит мозгами – настоящий человек джунглей! Это же вулкан страстей! Везувий красноречия!

Отец поправил дядю Борю – Везувий в Греции, а ближе к Индии – Эверест, самый высокий пик планеты! Так что тут он показал нам высший пилотаж!

Моя работа — я же его плохому не учил. У нас такие семейные традиции.

Но «высший пилотаж» я им показал все таки несколько позже.

Отец, конечно же согласился – крыть ему было абсолютно  нечем — раз, побег в Индию – два, «и в школу не пойду» — три, и ведь ему и дальше со мной надо было как то жить, да не абы как, а исключительно по принципу «как мужчина с мужчиной» — четыре!

Надо предупредить маму, вместо ответа сказал мне отец, дуй к маме, стрелой туда и обратно!

А то она нам всем троим так всыплет … и ни на каких адмиралов и даже «человеков джунглей» не посмотрит!

Всем нам будет «мультимамум» по полной программе! Увидим еще одно извержение вулкана страстей и последний день Помпеи! И останется от нас после этого один только пепел! Мы даже до ужина не доживем…

В лучшем случае все втроем в палатке до конца отпуска сидеть будем!

И выпускать нас будут только в туалет, поесть и на хозработы, и то под конвоем, ты что, не помнишь?

Не пойду! Ни за что не пойду! А вдруг меня мама не отпустит?

Или вы уплывете – мое доверие вам еще заслужить надо! (мне часто так говорили).

Сейчас Санька мигом сбегает – вон он в кустах лежит, мы с ним все предусмотрели, когда к этому, как его … к абордажу готовились.

Санька был вдвое старше меня – лет 12-ти и давно планировал напроситься к своему отцу на подводную охоту, так что он похожие планы тоже разрабатывал и мне много дельных советов понадавал — как и мне попасть с отцом на рыбалку.

Из засады в кустах Санька все видел и слышал и по первому свистку – оговоренному заранее сигналу, припустил к лагерю, а мы наконец то отчалили!

Вот что значит правильное воспитание! Наши дети нигде не пропадут, и даже в Индии! – прокомментировал этот запланированный Санькой ход конем Адмирал.

На рыбалку мы пошли на нашей байдарке, так как двухместная байдарка RZ Нечецких была с бортовым мотором Тюммлер, да еще и загружена бензином, маслом, инструментами и т.д. и вообще использовалась в походе для других важных целей.

Поэтому пошли на нашем «семейном крейсере» – трехместном «Салюте», адмирал сидел спереди, я в середке кокпита, а отец – сзади, на правах капитана байдарочного экипажа.

Рулить, команды отдавать, держать в повиновении команду сзади удобней.

А также бросать спиннинг на ходу, улов доставать, грести, табанить и круто поворачивать веслом лодку на перекатах, да и подзатыльники давать при необходимости … очень удобно.

Мужики гребли, делились впечатлениями о пережитом абордаже, даже шутливо хвалили меня, и на ходу разрабатывали план дальнейших действий – сейчас дойдем до первого переката, там встанем к заколу и человек джунглей покажет нам «высший пилотаж» и по быстренькому наловит пяток живцов, нам больше и не надо.

Дальше протянем байдарку вверх на бечеве, чтобы время не терять, а то солнце вон скоро станет садиться, и в два весла мигом домчим до места, как раз к самому вечернему клеву и успеем.

Все зависит в мире оном от тебя от самого…

Места лагерей мы меняли не часто, обыкновенно и неделю стояли, если было хорошее место. Поэтому наши рыбаки и заколы для рыбалки  успевали соорудить на понравившихся перспективных местах, и рыбу прикормить. Но в некотором отдалении от лагеря, где все же хватало и шума и гама, чего приличная рыба не любит.

Заколы были небольшими – длиной метра два, ну три от силы – только чтобы организовать затишок, в основном на границе основного течения. В таких местах, да еще и прикормленных, рыба всегда лучше ловится.

И нам, ребятне, места рыбалок тоже прикармливали остатками от стола, как правило чуть ниже места нашего купания, обязательно мелкого, максимум по пояс ребенку – на перекатике или на песчаной косе.

Там мы и ловили, стоя по колено в воде, на короткие, по возрасту, удочки, метра по два длиной, с более длинными удилищами  нам было бы просто не справиться.

Удочка представляла из себя нечто вроде полудонки – крупный поплавок, грузило – скользящая оливка, стопор из дробинки сверху нее, потом, сантиметра два перед крючком на леске небольшой кусочек пробки, потом и сам крючок.

Пробочка — чтобы крючок  на дно не ложился и не цеплялся, и чтобы на течении насадка играла – клевать лучше будет. А тяжелое грузило оливка – чтобы не часто перезабрасывать.

Толстая леска – чтобы не путалась, а крупный крючок – чтобы удобнее было ребенку доставать его изо рта жадных пескарей, да уклеек, которых мы в основном и ловили.

И мелочевку ловили мы очень успешно, нас хорошо учили рыбу ловить, устроив со всеми удобствами – около каждого рыбачка в дно были вбиты пара рогулек, на одной из которых висел мешочек с прикормкой, телепаясь на течении вполводы и соря прикормом, а на другой – сетчатый проволочный садок с подпружиненной крышкой, куда складывался улов, и на проволочке консервная банка с червями.

Попался пескарь – кладешь удочку на эти рогульки, не торопясь снимаешь рыбешку, поправляешь насадку – следующий заброс. И с нетерпением ждешь очередную поклевку. А иногда еще и дно ногой поковыряешь – подпустишь мути, чтобы еще лучше клевало. Или подтянешь приманку в ту или другую сторону.

Очень все было устроено удобно! Жизнь была прекрасна и удивительна!

Деревья были большими и вся рыба казалась крупной!

А на берегу нас сторожила пара наших мам, они и рыбешек заодно чистили, чтобы зря время не терять, и бельишко стирали или посуду мыли, судача меж собой и похваливая добытчиков. А иногда и покрикивая, либо приходя на помощь – леска запуталась или все же зацепилась за дно или еще чего случилось – мама спешит на помощь.

И все! Мама уже забыла про все свои дела, отправив чадо погреться на берег, и про детей забыла, и про бельишко, и сама самозабвенно таскает пескарей, плотвичек и уклеек.

Рыбалке ведь все возрасты покорны! И ведь иногда и ведро мелочи налавливали общими усилиями!

Это был уже серьезный улов, даже и для тридцати едоков. В таких случаях на кухне объявлялся общий аврал. Мелочевку жарили, обваляв в сухарной крошке или в сухой манной крупе – пальчики оближешь! Или язык проглотишь, или ум отъешь. До сих пор за ушами пищит! — хвалили нас взрослые.

А в основном из мелочи тушили «шпроты» в смеси подсолнечного масла, соли, и чуть воды с уксусом, ставя посудину в угли догорающего костра на ночь и иногда проверяя и поворачивая ее другим боком к жару. Хлопотно конечно, но что не сделаешь ради деликатеса. И заслуженного признания и симпатии товарищей!

А выспаться можно и днем, прижмурившись на часок-другой после обеда. А иногда,  для разнообразия, делали «бычки в томате» — мелочевку с добавлением томатной пасты, соли, сахара, масла, уксуса, лука, натертой морковки и раздавленных горошин душистого перца.

В общем, наши мамы пытались перещеголять друг друга кулинарными способностями. И поразить воображение общества до глубины души.

И это у них получалось под общие аплодисменты при дегустации этих, совершенно потрясающих в условиях похода блюд.

Вы когда нибудь целое ведро шпрот видели? А мы видели! И даже ложками втихаря оттуда ели…

И не раз, а один раз эту мелочевку перед приготовлением шпрот, присолив, следующим утром  даже слегка подкоптили в дыму свежих ольховых веток, набросанных в костер.

Куда там рижским шпротам, они и рядом не стояли с нашими речными шпротами.

И мы, ребятня, естественно, были тут как тут – нам надо было все знать, все уметь, везде быть в самой гуще событий, и всегда, везде и во всем быть первыми!

И взрослые всегда с удовольствием нас в этих стремлениях поощряли.

Шпроты это конечно хорошо, но пора вернуться к серьезной рыбалке, тем более к  первой!

Все как учили, наследственность и семейные традиции, одно мгновение и…  три тысячи чертей … с граблями

Время за разговорами летит незаметно, мы давно уже подрулили  к заколу, поднявшись на перекат другим берегом — чтобы не пугать прикормленную рыбу и причалили к двум кольям, вбитым в дно выше по течению от закола.

Отец и дядя Боря придерживали байдарку руками, взявшись за эти колья, сейчас натягаем пяток живцов – и дальше, и подбодрили меня – давай, действуй.

Ну, человек джунглей, считай, что твоя первая серьезная рыбалка началась, лови живцов, да сначала начерпай воды в ведро, половины ведра хватит, да смотри не утопи его, да в лодке не переверни.

Смотри не зацепи крючок за закол, а то подплывать придется, шуметь – всю рыбу распугаем. Забрасывай на всю длину лески, на границу течения, оно снесет насадку в затишок, туда куда и нужно.

Если все сделаешь правильно – клюнет через мгновение!  Сдавай экзамен на серьезного рыболова! Не заставляй нас жалеть, что мы взяли тебя на рыбалку.

И я постарался – раскрутил леску с удилища, нацепил червяка, поплевал на него —  сделал все как учили, и, размахнувшись, запулил снасть как можно дальше в сторону носа байдарки, где уверенно, со знанием дела командовал дядя Боря – на границу течения, все как учили.

«Не думай о секундах свысока …. Наступит время, сам поймешь, наверное — свистят они как пули у виска, мгновения, мгновения, мгновения» …

Мгновение – и тяжелая оливка как пуля просвистела мимо дяди Бориного виска, а вот здоровенный  крючёк с червяком не просвистел, а впился в мочку его уха и даже немного разорвал эту мочку, намертво засев в Адмирале! Не сорвешься…

…..!!!!! Каррамба! Три тысячи чертей! Адмиралтейский якорь в… во все места в общем! – ну, это в вольном переводе… Больно-то как! Доннер веттер! — рявкнул дядя Боря.

Перестань дергать удочку! Дай ее сюда! Замри! Сиди на попе ровно, не раскачивай лодку! Полная «Ля Березина»! Три тысячи чертей!

Что случилось? Дядя Боря, что с Вами? – всполошились мы с отцом.

Случилось то, что и должно было случиться! – трагическим голосом отозвался дядя Боря.

Этот салажонок, этот… нехороший человек, этот человек джунглей, меня за ухо словил! Больно то как! Доннер веттер! А крови-то сколько!

От смешного до трагического – один шаг …

Что же ты наделал! Что о нашей семье люди опять подумают? Взяли тебя, как человека, а ты… что ты вытворяешь?

Я сидел ни живой, ни мертвый, только красный от стыда и испуга от содеянного — как вареный рак. Мне стало так стыдно, что хоть в Индию беги!

Полюбуйтесь на него – на кого он похож – укоризненно выговаривал мне отец.

Не ругай мальца понапрасну, на тебя он похож, на тебя — это у вас семейная традиция! – немного придя в себя и перекусив леску, сказал отцу дядя Боря.

Помнишь, как ты меня на спиннинг за ногу словил, когда у тебя приличная щука сорвалась, а я к тебе с подсачеком на помощь прибежал? Помнишь как тройник кусачками выдирали?

Щуку помню, здоровая была, а этот случай я уже давно забыл – отшутился отец.

Я, на свою беду, тоже уже забыл, но вот пришлось вспомнить, пришлось!

Вот зарекался же я тогда больше никогда с тобой на рыбалку не ездить, а тут вас целых двое оказалось в одной со мной байдарке! Наступил я на те же грабли!

Адмирал, видит бог, что я его этому не учил! Честное пионерское!

Да ладно уж, ладно, не оправдывайся — я ведь сам взял этого человека джунглей на рыбалку, сам и виноват! Черт попутал, вынырнувший из вулкана страстей!

Явно это у вас семейное — по наследству передалось!

Все именно так и должно было случиться! Только так и никак иначе!

Так что это судьба! Планида! Три тысячи чертей!

Дядя Боря, извините меня, пожалуйста! Я делал все, как Вы меня учили!

Я не хотел! Я нечаянно! Я больше так не буду!

Конечно, не будешь — дядя Боря три раза на одни и те же грабли не наступает!

Три тысячи чертей! Впредь буду умнее.

Ну ничего, ничего, ничего страшного – шрамы украшают мужчину, и всем нам будет что вспомнить. Доннер веттер! Полный назад!

В раскатах этого грома и в сверкании молний  мы понеслись к лагерю извлекать из адмирала крючек. Или снимать его с крючка…

А при приближении к родной гавани адмирал даже затянул песню «Король с войны возвращался домой»: https://yandex.ru/video/preview/9654243756417012453 — ожил, значит, Адмирал, шутить изволит.

Я тоже рад был до слез, что остался живой, что все мы остались живы….

Отец тоже радовался – у него было много поводов к этому, сами понимаете…

И радовался он еще и потому, что неизвестно, что бы еще случилось при нашей совместной ловле на перетягу с множеством крючков да с беготней по берегу…

Это мы с тобой еще хорошо отделались – говорил отец потом дяде Боре…

Радоваться надо!

На эту бравурную песню на берег сбежался весь лагерь – в предвкушении рекордного улова, о котором Адмирал все же успел предупредить дежурных по кухне, а те, в свою очередь, и всех остальных.

Да и Санька постарался, доказывая скептикам, что с такого идеального места, да с такой редкостной снастью, да такие опытные рыбаки без грандиозного улова не возвращаются. Так что все пребывали в нетерпении.

И мой рекордный улов был оценен по достоинству!

Вот так и закончилась моя первая в жизни серьезная рыбалка.

Не совсем как я планировал, но, согласитесь – трофей то я поймал редкостный!

Целого адмирала! В самом расцвете сил! Под два метра ростом и за сто килограмм весом!

Во какого!!! У меня и сейчас рук не хватит, чтобы показать вам его размеры!

Но у меня есть свидетели!

Как приходит слава и знаменитость

Отец меня не ругал. Да и никто не ругал, и даже мама. Она просто не могла меня ругать от смеха – и точно, весь, весь в родителя, и лапки беленькие.

Не зря на ее укоряющий вопрос «Ты посмотри, на кого ты похож?» я всегда отвечал – на папу! Устами младенца глаголет истина.

Да и за что, спрашивается, ругать-то? За наследственность и семейные традиции?

Это еще посмотреть надо, кого из нас ругать следует!

После ужина весь коллектив дружно, наперебой, расспрашивал участников и соучастников обо всех перипетиях этой редкостной рыбалки, вытащив нас четверых на импровизированную сцену и требуя мельчайших подробностей этой истории.

Я мужественно защищал и себя, и репутацию нашей семьи, а отец и особенно дядя Боря изображали всю картину в лицах очень оживленно, артистично и даже талантливо – впечатления окружающих просто зашкаливали за все 12 баллов!

Получился самый настоящий концерт под открытым небом, вызвавший  настоящий фурор у публики, от которого небеса чуть не рухнули на землю!

Гром оваций непрерывно потрясал всю округу как залпы башенных орудий!

Восхищенные крики «Ля Березина!», «Три тысячи чертей!» и другие пиратские ругательства эхом отражались от леса, усиливая акустику и создавая полное впечатление кипящей смертельной абордажной схватки целой пиратской эскадры!

Дым и искры от костра придавали реальности этой картине.

Этот гром оваций и целая буря эмоций завершились всем известными песнями, исполняемые хором под две гитары под и аккомпанемент ложек по пустым мискам и ведрам:

«Четыре года рыскал в море наш корсар»: https://yandex.ru/video/preview/434869819399092712

«Бригантина поднимает паруса»: https://yandex.ru/video/preview/3290361872729402410

«Вы возьмите меня в море, моряки»: https://yandex.ru/video/preview/6126328312390062415

«Ну вот, исчезла дрожь в руках»: https://yandex.ru/video/preview/2752590281825428453

А потом весь лагерь в свете костра,  дружно хохоча, торжественно поздравлял меня с редкостным уловом и единодушно присвоил мне почетное звание «самый лучший рыбак ЭНИМСа» и эксклюзивный титул «Человек джунглей».

А Санька вдобавок к титулу «Фулюган какой-то» получил еще и титул «Веселый Роджер,  подстрекатель взятия на абордаж адмиральских кораблей»!

А еще общим собранием приняли постановление приобщить Саньку к подводной охоте, при соблюдении всех возможных и невозможных мер безопасности конечно же!

А потом, уже за полночь, завершили этот незабываемый вечер песней «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались»: https://yandex.ru/video/preview/3746829878150441478  

Вот так вот люди становятся знаменитыми! Мгновение – и ты уже знаменит!

От великого до смешного – один шаг, но и от смешного до великого – тоже!

Но два наряда вне очереди на кухню от отца я все же схлопотал, сразу после торжественного присвоения звания – за несоблюдение субординации, и в воспитательных целях — чтобы другим неповадно было так обращаться с Адмиралами.

Так что никто не пожалел, что меня взяли на взрослую рыбалку. Ни один человек!

Такое не забывается всю жизнь, и всю жизнь хочется испытать подобные чувства еще и еще и еще раз.

Продолжение следует…


Источник

Loading