Мировая охота и Россия. Системы наград и признание русских

Изображение Мировая охота и Россия. Системы наград и признание русских
Фото автора.

О стимулах, которые движут нами, когда мы занимаемся охотой, о системе наград, существующей для охотников во всем мире, о том, что не обязательно нужно быть Сергеем Ястржембским, чтобы завоевать эти награды, — обо всем этом статья

О конкретных охотах, о том, как мы мерзли или, наоборот, потели на них, мы говорили уже не раз. А сегодня мне хотелось бы поразмышлять о существующих в мире системах призов и наград, которые мотивируют охотника заниматься любимым делом серьезно, а не от случая к случаю, планировать поездки, расширять географию своих маршрутов и добиваться поставленных целей, достигать определенных охотничьих вершин. Что же нас подвигает переходить от охоты как процесса добычи мяса к охоте как разновидности спорта, а значит, и к рекордам и наградам?

Речь будет идти не только о североамериканских наградах, хотя надо признать, что по количеству людей, вовлеченных в процесс охоты, США лидируют в мире и самые престижные награды существуют именно там. Есть награды для охотников в Италии, Испании, Южной Америки, существуют такие и в России.

Например, прекрасная система наград в Клубе горных охотников (КГО), в Московском клубе «Сафари», есть свои награды у РОРСа. Это говорит о том, что охотничье движение в России развивается в трофейном направлении. И хотя упомянутые награды существуют в национальных юрисдикциях, их надо рассматривать как международные.



Изображение Вчера в холодой тундре, сегодня в жаркой пустыне. Куда только не заносит трофейного охотника «погоня» за рекордами! Фото автора.
Вчера в холодой тундре, сегодня в жаркой пустыне. Куда только не заносит трофейного охотника «погоня» за рекордами! Фото автора. 

Но сначала, я думаю, нужно ответить на вопрос, что мы вкладываем в понятие «охота». Ответив на него, мы поймем историческую разницу в том, как относятся к этому древнему занятию и к охотничьим трофеям наши соотечественники и представители других народов мира.

С точки зрения российского менталитета, до недавнего времени мы считали охоту времяпровождением. К какому разделу относит охоту у нас liveinternet? К разделу развлечений. А в США это вид спорта, поэтому все американские охотники на вопрос: «Кто ты?» ответят: «Я — спортсмен». Когда Алан Сакмен приезжал в Москву и поздравлял Егорова с получением Weatherby, он сказал: «Только посвященный может понять, сколько трудностей, приключений, опасностей вынужден пережить охотник, чтобы добиться таких высот».

Бытует мнение, что вопрос получения наград зависит от денег. Да, без денег в наше время не обойтись, но и преувеличивать их роль не стоит. Клубы, учредители этих наград прежде всего ревниво и тщательно отслеживают соблюдение охотниками моральных и этических норм охоты.

Кому-то с самого раннего утра нужно идти в офис на работу, а охотник в это же время с рюкзаком и карабином на своих двоих забирается в гору, на 4000 метров, где гипоксия, ветер, сбивающий с ног, и температура –25 °С. И это для того, чтобы не появилась подлая мыслишка облететь на вертолете с секретарями и помощниками горные хребты, пострелять во все, что водится там, и счастливым вернуться домой.

Причем когда об этом станет известно (а это гарантировано), законность добычи трофеев будет поставлена под сомнение. Так что когда мы говорим об охотничьих наградах, и тем более о награде Weatherby — высшей в мире охоты, мы понимаем, что они серьезно оценивают прежде всего спортивный характер, спортивную злость, волю, целеустремленность и честность охотника.

Нет, конечно, можно, можно на вертолете высадиться на вершине горы, и тридцать человек выгонят на вас животное под выстрел. Более того, такой трофей могут даже вам зачесть, однако ваша охотничья репутация будет поставлена под сомнение.

Изображение Фото автора.
Фото автора. 

Мы все охотимся в одних и тех же местах, мир серьезных охотников так мал, что люди, которые вас никогда не видели, тем не менее знают о вас многое. Трофейный охотник, достигнув определенного уровня, всегда попадает под прицел, любой его шаг и каждое слово оценивают сотни людей. И чем выше уровень, которого он достигает, тем больше к внему внимания общества. А ведь есть еще и соперники, которые хотят достичь тех же высот. В этом мире серьезная конкуренция. И это, кстати, тоже роднит охоту и спорт.

Мы уже несколько раз упоминали награду Weatherby. Чтобы было понятно непосвященным, это некий охотничий «Оскар» или звание чемпиона мира в каком-то виде спорта, правда, с той разницей, что «Оскар» можно получить два и три раза в жизни и чемпионом мира тоже можно стать несколько раз, а вот Weatherby вы получаете единожды. И это награда, которая ничего, кроме собственного удовлетворения и признания коллег, вам не даст. Есть, конечно, здесь и доля тщеславия, но тщеславия законного, здорового. Ведь согласитесь, когда человек гордится тем, чего добился упорным и постоянным трудом, — это хорошая история. Так что для меня охота — это прежде всего спорт, преодоление себя. И, как в спорте, здесь все должно быть честно.

Я точно знаю, что люди четко отслеживают, случайно ли ошибся человек или намеренно нарушил правила и этику охоты. В зависимости от этого обычно принимаются два решения: или добытый трофей не засчитывается, или охотник вообще снимается с пробега вплоть до исключения добытых трофеев из книги рекордов. Понятно, что публичного суда над таким злостным нарушителем не будет (хотя были прецеденты их уголовного преследования ), но вам честно скажут, что та или иная награда не для вас.

Бывает, что охотники попадают в такие ситуации, когда задают сами себе вопрос: «Засчитают мои достижения или нет?» Такое было и со мной, и тогда я предпочитал не заявлять добытые трофеи. Более того, скажу, что таких ситуаций не может не быть. Но от них есть хорошее лекарство: никто не будет вас укорять за какой-то добытый трофей, если вы его официально не заявили. То есть если вы не уверены на сто процентов, что все прошло безукоризненно, просто не регистрируйте свой трофей. Хорошо, если вы можете обсудить этот вопрос с теми, кто в этом разбирается, рассказать честно о возникшей ситуации и спросить, что делать. В худшем случае вам не порекомендуют регистрировать тот или иной трофей.

Изображение Самые трудные и тяжелые — это охоты в горах. Конечно, можно добыть всех этих козлов и баранов с вертолета, но что ты будешь делать со своей совестью? Фото автора.
Самые трудные и тяжелые — это охоты в горах. Конечно, можно добыть всех этих козлов и баранов с вертолета, но что ты будешь делать со своей совестью? Фото автора. 

Одна моя охота проходила на границе ареалов обитания двух разных животных, звери были добыты за два дня. У меня были координаты их добычи, фотографии, свидетели, которые могли подтвердить, что это два разных вида животных, добытых практически в одном месте. Но мне посоветовали, что лучше эти трофеи не регистрировать в книге рекордов вообще.

Так было на Кавказе, когда я охотился на кубанского и среднекавказского тура. Есть устойчивое мнение, что можно добыть этих туров в одном и том же месте. Однако это реальный повод, чтобы к этому «прицепиться». Поэтому, если вы идете за наградой высокого уровня, лучше об этом подумать и поменять место охоты, чтобы охотиться и добыть зверей там, где их ареалы не накладываются друг на друга.

Сейчас непростое время. А мне приходится много путешествовать по миру в попытке добиться высших наград. Будучи русским, я не чувствую никакого давления со стороны международного охотничьего официоза. Мало того, я знаю трех русских охотников, которые в настоящий момент вплотную подошли к получению высших международных наград. А Александр Анатольевич Егоров два года назад получил такую награду. И может сложиться ситуация, когда, в течение пяти-шести лет четыре русских охотника будут претендовать на главный приз. Как тогда будут развиваться события, не знаю. Но пока все честно.

Существующая шкала наград тем интересна, что она дает мощный стимул продолжать охотиться, даже если вы не претендуете на высшие награды. Когда человек охотится, он помнит, что за достижение какого-то уровня он будет так или иначе отмечен.Это и приятно, и радостно, а главное, подвигает на дальнейшие достижения.

Помню, лет пятнадцать назад я узнал, что есть награда «Лоси мира». Чтобы ее получить, нужно было добыть четырех разных лосей. Я так зацепился за эту мысль, что все думал: вот поеду и добуду, и будет у меня дома стоять красивый кубок. Кубка у меня до сих пор нет, но мысль о нем меня все еще зажигает.

Иногда я думаю, может ли трофейная охота с ее наградами стать элитарным занятием, этаким спортом высших достижений, и понимаю, что у меня нет опасений, что она будет предназначена только для узкого круга людей.

Каждый человек может найти награду по своей физической подготовке, своему кошельку и наличию свободного времени. Люди, которые физически не в состоянии заниматься горной охотой, могут охотиться на оленей, могут стать великими охотниками на антилоп, хищников… Хотя с другой стороны, я не понимаю того охотника, который говорит, что за свою жизнь добыл триста медведей, и гордится этим. Зачем? Тем более если он здоров, у него есть время и средства. Вот если это триста трофеев слонов, буйволов, баранов, антилоп, медведей, волков и прочих животных, то это повод для гордости.

Сегодня в сети можно найти кучу информации об отечественных и иностранных наградах, и если вы едете на охоту не только за куском мяса, то самое правильное начать рассматривать охоту с точки зрения трех китов: спорт, коллекционирование и путешествие. Это придает охоте совершенно другой вкус, вес и приносит огромное удовлетворение. При этом совершенно не жалко денег, потраченных на этот вид спорта. Это же такие эмоции! Это драйв! И бесценное капиталовложение, которое не заберет ни один фискальный орган, ни один кризис. Другое дело, что позднее можно ко всему этому потерять интерес, но интерес можно потерять вообще ко всему.

Изображение Аляска, как и Камчатка, то место, куда едут в надежде добыть большого бурого медведя. Фото автора.
Аляска, как и Камчатка, то место, куда едут в надежде добыть большого бурого медведя. Фото автора. 

К чему я призываю? Занимайтесь спортом, живите в драйве, в стремлении к высоким целям, что-нибудь делайте, получайте от жизни удовольствие! И, между прочим, веганам я то же самое советую. Я сам зачастую отказываюсь от мяса, бывает, на несколько недель. Каждому свое. Тем и хороша жизнь. Впрочем, я никому ничего не навязываю…

Я провожу на охотах много времени. Может быть, потребуется больше, потому что я вплотную подошел к награде Weatherby, и мне очень хочется ее получить. Так что нужно поднажать.

Да, сегодня я считаю, что охота — это спорт. А до этого она представлялась мне просто времяпровождением, развлечением. Очень важно не упустить момент, когда человек с ружьем становится настоящим охотником и охота из развлечения преобразуется в нечто большее. Чаще всего это происходит, когда охотник находит в себе силы отказаться от выстрела. Вот он поднялся в гору, видит козерогов, за которыми лез по скалам, но ему не нравится окрас или размер трофея, и он отказывается от выстрела, понимая, что завтра ему придется вновь лезть в эти «ужасные» горы. Если в такой ситуации вы отказались от выстрела, значит, охота для вас уже не развлечение. Умение отказаться от выстрела дорогого стоит…

Этой статьей я хочу помочь другим охотникам начать думать об охоте по-новому. Если человек хочет добиться каких-то наград, то ему следует все заранее продумать, запланировать, построить графики поездок, чтобы не пришлось возвращаться в одно место несколько раз. Делайте так и получайте свои награды!

Иногда я спрашиваю себя, зачем мне это — недели и месяцы вне дома, друзей, семьи? И понимаю, что мною движет патриотизм в том числе. Когда в Америке или Азии я слышу разговоры, что русские — хорошие охотники, то испытываю гордость за нас.

Нас ставят на второе место после американцев, и это здорово, потому как несравнимы опыт и история трофейной охоты в наших странах. Поэтому я многим своим друзьям и знакомым стараюсь помочь стать охотниками-спортсменами. Точно так же, как мне в свое время помог расставить приоритеты Александр Егоров.


Источник

Loading