На грани жизни и смерти. Мое падение в бездну

Изображение На грани жизни и смерти. Мое падение в бездну
Фото: Freepik

Затягивать уже было нельзя, и я решил попробовать поискать ружье ногами: а вдруг наткнусь на него? Опустился ниже. Вода дошла до горла…

Охотиться я начал с 1982 года в родной Владимирской области на утку, болотно-луговую и боровую дичь. Серьезных проблемных ситуаций на охоте в то время у меня не возникало. Единственное, что пугало и настораживало, — это передвижение по болотам. 

У нас в области было несколько средневозрастных болот. Это когда воды и грязной жижи в ямах еще достаточно, и ты можешь провалиться в одну из них, где тебя просто-напросто засосет в глубину.

У меня было несколько случаев срыва в такие ямы, но я успешно выбирался из них, не паникуя. Но однажды все же произошло нечто серьезное, что чуть не стоило мне жизни. Мы охотились с собаками на болотно-луговую дичь и утку. Стояла прекрасная погода уходящего лета. Конец августа. Мы приехали с друзьями на участок, где заметили хорошую стаю уток, сидящих на небольших бакалдинах, в зарослях рогоза. Нас было трое и две собаки породы дойч-дратхаар.



Тогда у меня в натаске был кобель черно-серебристой масти, один из потомков производителей моего питомника «Рус Фалько». Хозяин звал его просто Боб. Нужно было показать владельцу, как собака работает в поле по дупелю и бекасу и в зарослях по утке. Нужно было научить его самого управлять собакой.

Мы разделились на две группы. Первая в составе владельца собаки, охотника и самого дратхаара стала обходить уток, чтобы зайти на место дневки с противоположной стороны. Я же с Бобом стал спускаться вниз к бакалдинам. Путь пролегал через заброшенную деревню, от которой остались лишь развалины домов и оград для выгона скота. Все вокруг заросло густой крапивой выше человеческого роста. Необходимо было постоянно контролировать собаку и направлять ее поиск.

В очередной раз раздвигая обжигающую руки крапиву, я оглянулся назад, чтобы посмотреть, где Боб, а сам продолжал двигаться. Сделал очередной шаг, но опоры нога не нашла, и я за долю секунды понял, что попадаю в какую-то яму. В следующее мгновение я уже летел куда-то вниз, задев при этом край чего-то твердого. Им оказалось бревно — венец старого, заброшенного колодца, в который я и полетел.

Во время падения, когда я еще не коснулся воды, это бревно, тоже летя вниз, сильно лупило меня по голове, рукам, спине. Дикую боль на какое-то время приглушила холодная вода, в которую я окунулся с головой. Ружье из рук выпало. Вынырнув, я осознал всю серьезность ситуации, в которой оказался. Я находился в жутко холодной колодезной воде на глубине около шести метров.

Надо мной кусочек синего неба, вокруг разрушающийся и обваливающийся сруб колодца. Несколько раз попробовал крикнуть — никакого эффекта. Зато ясно: спасение утопающего — дело рук самого утопающего. Но легко сказать, а как спасаться-то? Лестницы нет, цепляться не за что, голова гудит, руки в крови, дико щиплет то ли от грязи, то ли еще от чего. Нет, я был рад, что остался жив и что бревно не оглушило меня, а прошло по касательной. В противном случае шансы выжить были бы минимальны.

А еще ружья нет, моего любимого МЦ-21-12 нет. И лежит оно где-то на дне… Самому бы выбраться, но как? Затягивать с принятием решения было нельзя, так как от холодной воды уже начинало сводить ноги. Помню, тогда она показалась мне холоднее крещенской. Сделал попытку подниматься враспор по стенками колодца. Сложно! Болотные сапоги высотой до бедра были полностью наполнены водой, и как только я поднялся выше уровня пояса, сапоги с водой потянули меня вниз.

Приподнявшись на несколько венцов еще, я попытался, держась только на руках, поочердно поднимать ноги вверх, чтобы вылить хотя бы часть воды из сапог. Так можно было хоть как-то преодолевать земное притяжение, увеличившееся за счет намокшей одежды. Приходилось буквально ногтями цепляться за мокрые и скользкие венцы. Подтягивался я каждый раз с риском соскользнуть вниз в студеную воду из-за ненадежно стоявших бревен и обрушающейся земной породы. До сих пор я с некоторым удивлением вспоминаю, как мне тогда удалось преодолеть всю высоту. Нужно знать и всегда помнить, что в экстремальных условиях очень помогает степень нашей концентрации на поиске выхода из сложной ситуации, сильное желание выжить. Именно этот фактор помог и помогает многим людям преодолеть, казалось бы, непреодолимое, и выжить.

Вот так и я буквально выполз на твердую землю, перевалив через разрушившийся край заброшенного колодца. Упал на спину и раскинул руки в стороны. Вся ширь голубого неба и согревающее яркое солнце радовали и грели душу. Тело же пребывало в плену холода. Переведя дух, я быстро скинул с себя одежду и стал выжимать. Больше всего воды оказалось в сапогах и шерстяных носках, которые я с детства приучен надевать внутрь.

Друзья были далековато, но мой призывный свист они все же услышали. Минут через 15 они подошли. Немая сцена. Друзья смотрели на меня и не понимали, что произошло. Когда я им вкратце рассказал свою историю, они удивились: почему это я не позвал их на помощь? В ответ я предложил им заглянуть в колодец и посмотреть на глубину, а также поведал, что не только звал на помощь, но и свистел и кричал, но напрасно: и зов, и свист не выходили за пределы колодца и густой крапивы вокруг.

Заглянув в темную бездну старого колодца, друзья только качали головами, а я понемногу приходил в себя и даже чуть согрелся. И теперь лишь одно меня тревожило: я жив, но ружья-то нет. Что делать? Бросить верного друга, с которым исходил не одну сотню километров и который доставил мне столько удовольствия? Нет, это предательство с моей стороны. Но как его достать? Путь был один: еще раз спуститься в бодрящую колодезную воду и каким-то образом достать ружье. На лицах друзей я прочитал сильное недоумение, когда сказал, что буду спускаться в колодец за ружьем. Передать словами их эмоции было невозможно.

У нас был квадроцикл, а в нем веревка и лебедка. Мы решили, что я обвяжусь этой веревкой, затем мы ее прикрепим к лебедке квадроцикла, и я спущусь вниз, а там как получится. Сказано — сделано. И вот я снова отправляюсь туда, откуда, только что выбрался. Сапоги я оставил наверху, чтобы не мешали и не тянули ко дну колодца. А вот и «бодрящая» прохлада. Сначала я погрузился по пояс, затем ниже, еще ниже, и вот я уже почти по горло в воде. Казалось, сердце сейчас остановится от жуткого холода. А мне предстояло еще нырять и искать ружье. Для этого нужно было собраться с духом. Зрители молча наблюдали за происходящим. Вряд ли они могли найти какие-либо слова, чтобы подбодрить меня.

Затягивать уже было нельзя, и я решил попробовать поискать ружье ногами: а вдруг наткнусь на него? Опустился ниже. Вода дошла до горла. Руками я держался за бревна, уперевшись в противоположные стенки колодца, благо он был неширок, а ногой водил по всей площади. Несколько кругов ногой в холодной воде результата не дали. А холод становился просто невыносимым, и вдруг в одном из углов сруба я зацепился за что-то большим пальцем ноги. Как потом оказалось, это был ремень. Надо было поднимать то, что мне попалось под водой, но я не мог сделать лишнего движения, боясь упустить то, что поймал. С большим трудом и осторожностью я поднимал ногу с ремнем. Вот уже ствол показался из воды, еще немного и… Оставался всего один шанс, чтобы изловчиться и схватить ружье за ствол. И я этот шанс не упустил. Замерзшая рука ухватилась за сталь ствола. Казалось, эту руку уже ничто не сможет разжать. Но надо было выбираться наверх. Я крикнул ребятам: «Тяните!» и, медленно перебирая ногами по срубу, стал подниматься наверх.

Трудно передать эмоции, которые мною владели в тот момент. Провалившись в холодную воду, я чудом выжил и выбрался из глубокого колодца. Затем я снова спустился в него и спас свое ружье от тихого забвения в мутных и холодных водах заброшенного колодца.

P.S. Совет: никогда не теряйте надежду и самообладание, не паникуйте и верьте, что у вас все получится.

Изображение Фото авторское
Фото авторское 

Источник

Loading