О концепции Книги охотничьих животных. Структурный анализ

Изображение О концепции «Книги охотничьих животных». Структурный анализ
Фото UNSPLASH

В охотоведческой научной литературе много и подробно написано о главохотовском охотничьем хозяйстве, которое к 80-м годам прошлого века стало системным. Да, не без «издержек и противоречий», но, несомненно, состоявшемся как один из успешных государственных «институтов», доказавших преимущество системного подхода к охотпользованию

Чтобы избежать, по образному выражению известного ученого-охотоведа В.В. Дежкина, «концептуальных блужданий», я буду излагать свои соображения о концепции «Книги охотничьих животных» (далее Книга. — А.Л.) с позиций единого федерального, вертикально-интегрированного отраслевого устройства охоты в России, к которому необходимо возвращаться.

Примеров очевидных провалов, ставших результатом отказа от такого устройства, этих «блужданий», непонимания или «неряшливого» отношения к глубинной сути упомянутых институтов и приведших к нынешнему устройству охоты, более чем достаточно. Заниматься же «изысканиями» в области инвентаризации и систематизации охотфауны, организации ее использования и охраны (я имею в виду проект «Книга охотничьих животных») в рамках имеющейся в настоящее время нормативной «системы координат», контрпродуктивно. Как и не замечать антиохотничьей сути закона об охоте. Впрочем, апологетам «эксклюзивной» охоты может понадобиться и Книга. Например, для легализации «эксклюзивных» охот на каких-нибудь редких баранов. И появится очередная лукавая поправка к такому же лукавому закону об охоте.

Определившись в предыдущей нашей статье с «концептуальными основами российского охотпользования» и напомнив читателю, что «концепция» — это, в том числе, и «замысел, руководящая идея, лежащая в основе, например, научного труда», перейдем к концепции самой Книги.

«Замысел» отойти от «списка охотничьих животных» объемом в одну страницу, так как известная бюрократическая максима гласит, что «большое начальство больше одной страницы не читает», возник в отраслевой науке давно — аккурат когда стали готовить списки для первого издания Красной книги России, в конце 70-х годов прошлого века.

И путем проб и ошибок стал вырисовываться адекватный, понятный науке и чиновникам четкий механизм ее создания, неумолимый своей жесткой последовательностью этапов выстраивания этой книги, наличием «мелкого сита» коллегиальности, публичности, дискуссионности и привязанностью к биологической сути «объекта охоты». Со всеми его «популяциями», «популяционными структурами», «структурой популяции» и «популяционными аренами», где последующий этап просто не может состояться без предыдущего, а малообразованный чиновник или даже «непрофильный» зоолог стать «автором» очерка в этой Книге. Когда никому в голову не могло прийти, что «набирающая обороты» отрасль, будет отменена.

Помню, даже появилась идея универсальной Книги животных академика Е.Е. Сыроечковского, которая начала воплощаться в жизнь, но, к сожалению, развития не получила. Поэтому, не претендуя на лавры автора «замысла» и отца-основателя «руководящей идеи», сразу перейду к системе взглядов, определяющих понимание «конструктивного принципа деятельности» охотпользования, включающего «Книгу охотничьих животных». Потому как, затянувшееся более чем на полвека оперирование столь негодным «инструментом», как «список», в этом важнейшем для России виде природопользования конструктивным назвать сложно. А реальная практика охотпользования, «данная нам в ощущениях» многочисленных публикаций последних десятилетий на это и указывает. Поэтому определимся с понятием Книги, ее предметом, целями, которые перед ней стоят и, задачами, которые она должна решить, чтобы их достичь. И, наконец, теми самыми механизмами-алгоритмами, при помощи которых эти решения могут состояться.

КОНЦЕПЦИЯ «КНИГИ ОХОТНИЧЬИХ ЖИВОТНЫХ»

Какой представляется нам «система взглядов» на «Книгу охотничьих животных». Прежде всего мы рассматриваем ее как элемент российского системного охотпользования, в котором принимают участие миллионы. Причем не просто миллионы, а миллионы организованные. Элемент важнейший, так как он самым тесным образом связывает ресурс с пользователем. Кратко мы уже описали алгоритм подготовки Книги. Это научно-методические подходы, представляющиеся на сегодняшний день адекватным организационным и научно-методическим механизмом, позволяющим собрать и представить охотничьему сообществу, тому самому пользователю, наиболее полную и достоверную информацию в виде специального очерка в этой Книге по каждому объекту опромышления. Очерка, где предлагаемый характер и методы опромышления, меры охраны будут теснейшим образом привязаны к биологии объекта охоты и его традиционно-социальной значимости. И где это будет отражено в присвоенных статусах. Если существующей информации об опромышляемой популяции или виде недостаточно, в очерке должны быть указания на соответствующие исследовательские программы, призванные заполнить существующие пробелы.

В том числе и с привлечением охотников к сбору нужной информации. Например, сбора проб для ДНК тестирования, данных о пролете, сбора крыльев и т. д. Некоторые данные, как показала практика, без привлечения массового охотника, вообще собрать невозможно.

В предлагаемой «системе взглядов» есть еще один системный элемент. До 85 % всего российского массового охотпользования приходятся на мигрирующий ресурс, который воспроизводится на нашей территории, но которым «пользуются» и за пределами нашей страны. Его еще называют «разделенным», причем без какой-либо правовой и нормативной оглядки на нашего российского массового охотпользователя. Возникшие еще во времена СССР конвенционно-правовые отношения с рядом пограничных стран, касающиеся этого «ресурса», в значительной мере были вызваны возможными разработками биологического оружия и угрозами его применения. И были в большей степени «прощупыванием» с обеих сторон возможностей «потенциального противника». В их задачу не входила регламентация использования «разделенного» ресурса. А после развала СССР в «международно-правовом толковании» его использования появился откровенно «колониальный» мотив «вершков и корешков», например, в известном Афро-Евразийском соглашении по охране мигрирующих птиц (AEWA), следуя которому, Россия должна больше «охранять» и меньше «охотиться».

Поэтому наша «систем взглядов» на Книгу предполагает в соответствующих рубриках в качестве этого «системного элемента» обязательное упоминание необходимых национально-ориентированных международных актов, учитывающих российский национальный интерес «страны-воспроизводителя ресурса» и «массового пользователя». А в их отсутствии — указание на необходимость их разработки и на неполноту объема нормативно-правового регулирования этого ресурса. В этом контексте необходимо и фундаментальное переосмысление уже существующих нормативных актов. К примеру, конвенция об охране мигрирующих птиц между СССР и США, как и ряд других соглашений, должна быть пересмотрена в части контроля над опромышлением и «неиспользования мигрирующих птиц» как «средств распространения» опасных для человека и домашних животных болезней.

В контексте вышесказанного предлагаем трактовать понятие «Книги охотничьих животных» как свод научных сведений об объектах животного мира, воспроизводящихся естественным и искусственным путем, обитающих на ее территории и мигрирующих за ее пределы, отнесенных законом к опромышляемым (охотничьим), а также как свод научно обоснованных мер, способствующих их естественному и искусственному воспроизводству, охране, получению достоверной информации о состоянии их популяций, в том числе за пределами РФ, рекомендуемых и запрещенных сроках охоты, способов опромышления (добычи), принципов и методов формирования ее нормативной основы.

Предмет Книги — отнесенные законом к опромышляемым (охотничьим) объекты животного мира РФ, воспроизводящиеся, обитающие на ее территории и мигрирующие за ее пределы.

Цель Книги — способствовать сохранению массового рационального опромышления охотничьих животных (объектов охоты) российскими гражданами (массовым охотпользователем) объектов животного мира, их естественному и искусственному воспроизводству, охране, мониторингу и интеграции в охрану и мониторинг массового организованного российского охотника. Таким образом, Книга должна интегрировать в Правила охоты (сроки, территории, способы и нормы добычи) важнейшие популяционные характеристики, то есть «привязать» Правила к популяционной специфике введением в нормативы важнейших популяционных индексов.

Эта цель достигается решением следующих задач:

  • Классификация животных, объектов охоты путем наделения их определенным биологическим статусом, зависящим от численности и особенностей ее динамики, популяционной дифференциации, популяционной структуры и иных особенностей биологии.
  • Классификация типов (например, массовое, ограниченное и пр.), способов и сроков (например, сезон года, период пролета и т.д.) опромышления (добычи) с выделением различных статусов опромышления, учитывающих его традиции, социально-экономические территориальные аспекты и напрямую зависящих от особенностей биологического статуса.
  • Классификация способов управления популяциями с выделением статусов управления популяциями.
  • Классификация «мер охраны» с выделением статусов охраны.
  • Задача — классификация и выделение статусов мониторинга. Причем с обозначением участия массового организованного российского охотника в мониторинге и охране массовых объектов охоты (на федеральном и региональном уровнях). А может быть, в будущем и с участием организованного белорусского и казахского охотника. Вместе с тем крайне важны «принципы» формирования Книги. Но о них поговорим в следующей части нашей статьи.

Продолжение следует.


Источник

Loading