Один шанс на всех. Высокогорная охота на козерогов Таджикистана

Изображение Один шанс на всех. Высокогорная охота на козерогов Таджикистана
Фото: shutterstock

С самого начала наша поездка была настоящим приключением, увлекательным и сложным.
Мы прибыли в охотничий район на востоке Таджикистана, в Парчам, проделав долгий путь из столицы Душанбе по изнурительному Памирскому тракту, который следует вдоль реки Пяндж, вдоль границы с Афганистаном

Алый диск солнца зашел за зубчатые вершины Памирских гор, озарив их розовым сиянием. Вечерняя прохлада мгновенно опустилась на усыпанный камнями лагерь, я пробрался в небольшую палатку, чтобы взять свой пуховик, флисовую шапку и перчатки. Мой друг и напарник по охоте Крис сделал то же самое, и мы, не теряя времени, быстро облачились в теплую одежду. На высоте 4200 метров даже в относительно мягкий осенний вечер достаточно прохладно, а когда солнце скрывается из вида, лютый холод пробирает до самых костей.

Когда мы вышли из палатки, нас позвал молодой помощник проводника:
— Идите быстрее сюда! Вы должны это увидеть!
Полагая, что он и его коллеги заметили горного козла на одном из многочисленных склонов, окружающих лагерь, Крис и я схватили бинокли и пошли к обрыву, где собралась наша охотничья команда. Все направляли свою оптику на освещенный сзади западный гребень. Молодой проводник на удивление хорошо говорил по-английски, но ему все равно было сложно объяснить нам, где именно искать. Однако как только я сосредоточился на нужном месте, то ахнул.
 — Это снежный барс! Боже, я не могу в это поверить! — воскликнул Крис.

Большой кот, идеально вырисовывающийся на хребте через долину от нас, небрежно прогуливался по маленькой горной седловине. Его большое, гибкое тело и длинный хвост были хорошо видны в мой бинокль с 10-кратным увеличением. Вот он остановился и сел, поворачивая голову из стороны в сторону, затем двинулся дальше, остановился и поскреб землю. Он медленно бродил по хребту, пока свет не начал меркнуть, скрылся за небольшой вершиной и снова появился на другой стороне хребта, слегка пригнувшись, словно готовясь к атаке.
— Внизу пасутся самки козлов, — пробормотал рядом стоящий егерь.

Изображение Цели определены, теперь или пан или пропал. Фото: shutterstock
Цели определены, теперь или пан или пропал. Фото: shutterstock 

Я был увлечен наблюдением за диким котом и не заметил, что он кого-то преследует. А между тем барс неподвижно стоял на головокружительной высоте над своей добычей, видимо, не собираясь двигаться до наступления сумерек. Когда же стемнело, мы не могли больше наблюдать за охотившимся котом и вернулись к своим палаткам, чтобы согреться горячим чаем и обменяться впечатлениями о том, что несколько мгновений назад видели — нечто редкое и особенное.
После охоты на горных козлов, которая была несколько лет назад в Казахстане, я влюбился в этих длиннобородых азиатских животных и их суровую среду обитания.

Моя первая охота хотя и была очень сложной, но проводилась в относительно невысоких горах. Тогда я взял великолепного козерога, но, несмотря на это, хотел обязательно вернуться в Среднюю Азию. И вот когда появилась возможность поохотиться в Таджикистане на горного козла, я сразу же ухватился за нее и пригласил своего друга Криса, который тоже очень любит горную охоту, составить мне компанию.

С самого начала наша поездка была настоящим приключением, увлекательным и сложным. Мы прибыли в охотничий район на востоке Таджикистана, в Парчам, проделав долгий путь из столицы Душанбе по изнурительному Памирскому тракту, который следует вдоль реки Пяндж, вдоль границы с Афганистаном. Оттуда мы продолжили путешествие на полноприводном автомобиле по извилистой горной дороге, и через несколько часов ослиная тропа привела нас в горный аул Равмед, расположенный в потрясающей горной долине на высоте 3 000 метров. Нас провели в гостевой дом.

Внутри он был чистым и ухоженным, земляной пол ежедневно поливали водой, чтобы не было пыли, а места для отдыха и стены украшали ковры. Проточная вода поступала из расположенного неподалеку ручья. В доме было электричество от небольшой деревенской гидроэлектростанции, которая питала генератор. Все это, а также недавно модернизированная дорога, полноприводный автомобиль, принадлежащий общине, и возможность молодых людей получать образование — все эти изменения пришли сюда благодаря деньгам трофейных охотников на козерогов…

Изображение Иногда приходится стрелять из неудобных положений. Фото: shutterstock
Иногда приходится стрелять из неудобных положений. Фото: shutterstock 

Времени, чтобы расслабиться, у нас не было. Проводники сказали, чтобы мы сократили свое снаряжение до минимума. Не зная, как долго мы пробудем в горах и что нам там понадобится, мы с Крисом загрузили в свои рюкзаки патроны, спутниковый телефон, спальные мешки, а в водонепроницаемую спортивную сумку — пару слоев одежды. И в два часа ночи, одевшись в легкую, впитывающую влагу одежду, отправились в путь. Полная луна освещала нам дорогу, так что налобные фонари не понадобились.

Мы следовали за главным егерем Гульбеком по извилистой тропе, которая поднималась вертикально вверх. К нашему счастью, Гульбек задал неторопливый, уверенный темп, и мы с другом не отставали от него на протяжении всего пятичасового подъема. Мои постоянные тренировки, которым я следовал все лето, окупились, и я довольно легко поднимался по крутому, усыпанному камнями склону. Однако примерно через три часа я остановился, оперся о свой походный посох, чтобы переждать нахлынувшую тошноту, вызванную высотой. Крис, ветеран высотных походов, посоветовал мне съесть энергетический батончик и выпить немного воды. Я так и сделал, мой желудок успокоился и, к счастью, больше не тревожил.

Изображение Фото: shutterstock
Фото: shutterstock 

Было большим облегчением около семи часов утра оказаться у устья широкой высокогорной котловины. Сбросив рюкзаки, мы рухнули на камни, как и наши проводники, которые тащили палатки и спальные мешки. Гульбек и Рахим взобрались на кучу валунов с биноклями в руках и, пригнувшись, начали осматривать горы и котловину. Вернувшись к нам, они сообщили о группе из шести козерогов.

Через несколько минут мы подползли и осмотрелись. Козероги, к сожалению, находились на широком открытом склоне высоко над нами, и, когда утреннее солнце уже взошло, ветер задул в их сторону. Тот факт, что мы мало что могли сделать, пока козлы не сместятся, был хорошей новостью, потому что после изнурительного пятичасового подъема у нас оставалось не так уж много сил для преследования. Небольшой балкон над водоемом, где мы находились, давал отличное укрытие и возможность не бояться спугнуть пасущихся козерогов.

Молодые егеря, похоже, совершенно не устали от тяжелого похода, затопили небольшую походную печку, вскипятили воду для чая, раздали хлеб, сыр и фрукты. И я провел утро и часть дня, попеременно дремля под теплым солнцем и глядя на потрясающие огромные пики гор, окружающие нашу позицию. После обеда мы пошли к месту, где могли лучше рассмотреть стадо козлов. Из шести самцов четыре были весьма впечатляющих размеров. Ветер по-прежнему дул от нас в сторону козерогов, поэтому ближе к сумеркам мы вернулись в свое убежище. Установили небольшие палатки, распаковали спальные мешки и приготовились к первой ночи в высокогорном лагере. Вскоре солнце скрылось за вершинами гор, оставив после себя только холодную тьму. Несмотря на усталость и подступивший холод, мы были в прекрасном настроении и радовались, что очутились в далекой и дикой стране козерогов.

Утро встретило нас невыносимым холодом, вылезать из спальных мешков было мучением, но когда первые лучи солнца упали на палаточный лагерь, тягучую дремотную лень как рукой сняло. Новый день оказался неописуемо ярким и прекрасным.

Изображение Козероги найдены, теперь к ним необходимо подойти на расстояние выстрела. Фото: shutterstock
Козероги найдены, теперь к ним необходимо подойти на расстояние выстрела. Фото: shutterstock 

После завтрака мы с Крисом и двумя егерями отправились выслеживать стадо козлов. Большую часть дня стояла солнечная погода, но как только мы добрались до самой высокой точки маршрута, вдруг налетел короткий снежный шквал, который, слава Богу, быстро прошел. Мы наполнили наши почти пустые бутылки водой из небольшого отверстия в скале и продолжили свой нелегкий путь. В конце концов мы перешли на другую сторону котловины и начали продвигаться вдоль крутой горной стены.

Мы думали, что стадо козлов находится за одним из гребней, но не знали, за каким. А между тем козлы нас обнаружили и ускользнули. Какая жалость! Теперь нас ждал унылый трехчасовой путь обратно в лагерь. К этому времени мои мышцы на ногах так забились, что стали отказывать, и я, часто спотыкаясь, падал на камни. Мы приползли в лагерь после наступления темноты, до смерти уставшие. Из-за экстремальной высоты и сложности местности это был самый трудный охотничий день в моей жизни.

На рассвете мы с облегчением обнаружили, что стадо козлов все еще было видно, но высоко над нами, где мы не могли их преследовать. Мы отдыхали в лагере, пили чай и воду, готовясь к следующей попытке. Когда мы сидели и наблюдали, как снежный барс преследует свою добычу на хребте напротив лагеря, я знал: что бы ни случилось дальше, мой опыт на Памире переоценить нельзя.

На следующее утро стадо козлов поднялось на гребень на западной стороне хребта. Это давало возможность пойти за ними. Мы с Крисом вместе с Гульбеком и Рахимом начали взбираться на гребень.

Изображение Трофей найден, можно выдохнуть и расслабиться. ФОТО: LORD MOUNTBATTEN/WIKIMEDIA.ORG (CC BY-SA 3.0)
Трофей найден, можно выдохнуть и расслабиться. ФОТО: LORD MOUNTBATTEN/WIKIMEDIA.ORG (CC BY-SA 3.0) 

С каждым днем мы обретали уверенность в своих силах и совершили достаточно быстрый подъем, достигнув максимальной высоты 5000 метров. Перейдя линию хребта, мы стали пересекать крутую рыхлую осыпь. В какой-то момент я потерял равновесие и соскользнул вниз на несколько метров. Это меня слегка напугало, а через несколько минут у Криса из рюкзака выпала бутылка с водой, покатилась по лавинному желобу, и мы беспомощно наблюдали, как она летела вниз…

Немного отдохнув на скале, под которой зияла бездонная пропасть, мы продолжили путь, следуя за егерями. Неожиданно наша команда оказались в поле зрения козерогов. Пришлось больше часа таиться и прятаться, боясь пошевелиться, поскольку животные все время настороженно смотрели в нашу сторону. В конце концов стадо перешло водораздел, и мы смогли пройти к небольшому хребту. Хотя козерогов мы не видели, гиды показали, что они находятся на другой стороне. Был уже поздний вечер, солнце собиралось зайти за вершины гор. Оставалось совсем мало времени, поэтому или сейчас или никогда.

Мы затолкали рюкзаки на гребень, положили на них наши винтовки. Когда я прижался щекой к прикладу, то со всей очевидностью понял: ситуация для нас складывается не очень хорошая. Шесть козерогов, заметив нас, уходили, двигаясь с хорошей скоростью. Неужели придется стрелять одновременно с Крисом? Козероги отходили все дальше и дальше, а мы пытались скоординировать наши выстрелы, но всякий раз, когда у меня был хороший момент для стрельбы, Крису не удавалось под меня подстроиться, и наоборот.

Наконец, когда стадо было на расстоянии более 400 метров и все еще двигалось, мой друг сосчитал до трех и выстрелил. Через долю секунды я наугад выбрал бегущего козерога, повел перекрестием прицела прямо перед ним и тоже произвел выстрел. Оба зверя вздрогнули, но продолжили свой бег и исчезли за очередным гребнем. Мгновение спустя сумерки опустились на нас, словно занавес после окончания спектакля с печальным финалом…

Я очень надеялся, что они наверняка найдут козерога Криса, потому что попадание было по месту и мы оба это видели. При этом я прекрасно осознавал, что мой собственный выстрел был не таким удачным, и беспокоился, что моего козерога не удастся найти. Мы заползли в палатку, но я, как ни старался, так и не смог уснуть, несмотря на дикую усталость.

На следующее утро Гульбек и Рахим отправились в путь, одарив нас обнадеживающими улыбками. Как бы нам ни хотелось пойти с ними, мы понимали, что будем лишь обузой.

Наш завтрак состоял из сыра и черствого хлеба; мы пробыли на горе уже пять дней, и еда была на исходе. Проводники помогли собрать палатки, мы надели рюкзаки и начали крутой четырехчасовой переход с горы обратно в аул.

Был полдень, когда мы вновь увидели Равмед. Деревенские встретили нас, нагрели воду в ведрах на костре и наполнили бак на крыше душевой. Мы с Крисом по очереди смыли с себя пыль и грязь, после чего нас ждал сытный обед из тушеной козы и свежих овощей. Весь день потом мы гуляли по деревне, ожидая вестей от егерей.

Гульбек и Рахим вернулись ближе к вечеру. К нашей радости, они принесли шкуры, рога и часть мяса обоих козерогов и сразу же отправили в горы еще одну группу проводников забрать остальное мясо. Ребята рассказали, что нашли двух животных, лежащих недалеко друг от друга. Крис добыл красивого девятилетнего козерога с впечатляющими рогами с изгибом 104 сантиметра. Мой козлик был одним из самых молодых самцов в группе, но я сам виноват, что не сохранил спокойствие и сосредоточенность, чтобы принять быстрое и правильное решение в сложившейся ситуации. Мы поблагодарили Гульбека и остальных егерей за то, что наша охота удалась во многом благодаря их находчивости и упорству.

Вечером у нас был обильный ужин в гостевом доме, включавший традиционные памирские блюда и мясо козерога. Когда торжества подошли к концу и хозяева пожелали всем спокойной ночи, в горы вернулась ошеломляющая тишина.

Некоторое время я стоял у дверей гостевого дома, глядя на зазубренные вершины, слабо видимые в свете ярких звезд. Это был невероятный опыт, и я чувствовал себя одновременно счастливым и умиротворенным в этом диком и удивительном месте.


Источник