Охота на серну. Жемчужина Кармадонского ущелья

Изображение Охота на серну. Жемчужина Кармадонского ущелья
Фото автора.

Горная дорога петляла среди изумрудного соснового леса, в котором росли сосны исполинского размера. В реке с кристально чистой водой, наполненной полезными минералами, боролась с течением пестрая форель

Мы ехали по ущелью Архыз, направляясь в Северную Осетию, где мне предстояла охота на серну. У большинства людей, кто слышит название этого животного, перед глазами появляются пейзажи Альп либо Балканских гор, хотя их ареал гораздо шире. Сложно представить серн в горах Кавказа, у многих на слуху преимущественно туры.

Охота на серну на территории России разрешена только в Северной Осетии, по этой причине я и держу свой путь именно туда. Красивые горные пейзажи сменила пестрая равнина, наполненная золотыми красками осени, на фоне которой выделялся каменный великан Эльбрус в своей ледяной шапке. В компании разговорчивого водителя, знавшего много интересного про Кавказ, пять часов дороги пролетели незаметно.

На границе меня уже ждал Казбек. Быстро перегрузив вещи в его машину, мы поехали дальше. Время нашей охоты совпало с празднованием восьмидесятилетия со дня освобождения Кавказа от немецко-фашистских войск, поэтому по пути мне показывали исторические памятники, связанные с Великой Отечественной войной. Уже на закате мы наконец-то доехали до охотничьей базы, откуда планировалось рано утром выезжать на охоту.

Территория базы была идеально ухожена и напоминала парковую зону, поражая множеством деревьев с большими кронами. Вообще для меня непривычно было находиться в окружении такого обилия деревьев в горной местности.

Солнце село за горы, и в тот же момент тишину нарушил рев оленей. Оказалось, что на территории базы находится большой вольер с благородными оленями, которых выращивают и периодически выпускают в дикую природу. Егерская служба также занимается отловом серн для питомника Клуба горных охотников, чтобы в дальнейшем разводить и выпускать животных в дикую среду обитания.

Оставив вещи в комфортном номере, я спустился на ужин. За столом меня уже ждали Казбек и егерь Петро. Стол был накрыт с кавказским гостеприимством, в центре стояли знаменитые осетинские пироги. Поужинав и по старинной традиции попросив у Афсати благословения на предстоящую охоту, сытый и уставший от долгой дороги и пережитых положительных эмоций, я отправился спать. Несмотря на то что олени ревели чуть ли не под моим окном, я быстро и крепко заснул.

Изображение С этой точки открывается отличный вид. Фото автора.
С этой точки открывается отличный вид. Фото автора. 

Ранний подъем, легкий завтрак, после которого я быстро экипировался и вышел во двор, где у заведенной машины меня уже ждали Петро и Юрий, который тоже присоединился к нашей команде. На улице было еще темно, мы сели в автомобиль и направились в Кармадонское ущелье, которое с осетинского языка переводится как «теплая вода». Вчера перед моим приездом егеря сделали разведку местности на наличие зверя. Это частая практика во многих охотничьих хозяйствах, которые занимаются организацией горных охот, ведь это значительно облегчает поиск животных. По словам Петро, им удалось обнаружить группу серн, но из-за достаточно теплой погоды они ходили под самым верхом. Наша тактика заключалась в следующем. Рано утром животные должны спуститься вниз для кормежки, где мы их и будем искать. Должен добавить, что охоту на серн осложняла одна их особенность: они могли долго обходиться без воды, и им достаточно было росы, которую они слизывали с травы и листьев.

Оставив машину у подножья ущелья, мы медленно, опираясь на посохи, наяали подъем. До места, где мы предполагали найти животных, было пятьсот-шестьсот метров. Идти было несложно, горные ботинки ступали по хорошо натоптанной тропе. Воздух освежал, небо уже начинало сереть. Вскоре на фоне восходящего солнца показались хребты, среди которых выделялся Казбек, чья вершина уже начинала блестеть и переливаться. Ветра не было. Постепенно тишину наполняло пение птиц и бас ревущих оленей. Второй раз после Архыза  я услышал вживую, в дикой природе олений рев. Дойдя до места с хорошим обзором, мы скинули рюкзаки и приготовились ждать рассвет.

Отсюда полностью открывался вид на Кармадонское ущелье. Склоны постепенно освобождались от ночных теней, давая возможность в бинокль рассмотреть осторожных животных. Буквально через несколько минут что-то на склоне привлекло внимание Юры.
— Вот они! — сказал он тихо, указывая на теневую сторону.
Но только мы с Петро стали искать серн, как Юра снова тихо произнес:
— Не, это не серны, а самки оленей с сеголетками.

Изображение Поиск и обнаружение зверя требуют немало времени. Фото автора.
Поиск и обнаружение зверя требуют немало времени. Фото автора. 

Ну что ж! Видимо, охота не будет легкой, и это хорошо. Не теряя времени, мы собрали свои вещи и отправились к вершине. Идти стало сложнее, тропа исчезла, и мы просто шли по крутому склону, то и дело обходя кусты шиповника, с которых прыгали кузнечики всевозможных цветов и размеров. Солнце уже освещало склоны ущелья, когда над нами показался бородач-ягнятник, а затем компанию ему составили три лысых сипа, видимо, надеясь на скорый завтрак и решив, что охотники не просто так находятся в горах в столь ранний час. Но для нас охота только началась, и о скором трофее загадывать было слишком рано, а ждать и выслеживать добычу умеют не только орлы…

Скалы, к которым мы поднимались, были светлого цвета, местами почти белые. Проводники рассказали, что туры не заходят на них, как и серны не заходят в места обитания туров, где скалы имеют темный цвет. Время приближалось к десяти утра, скоро серны потянутся на отдых в лес, и это напомнило мне охоту на косулю в наших горах, где она проходит только в утренние и вечерние часы, в отличие от охоты на козерогов и туров, которых из-за особенностей местообитания можно добывать в течение всего дня. Так получилось и в этот раз. Первых серн я заметил, когда они скрывались за хребтом и уходили в густой лиственный лес. Началось долгое ожидание вечернего выхода, а до этого каждый из команды выбрал себе дерево, в тени которого лег отдохнуть. На небе ни облачка, солнце пекло, словно на улице не середина октября, а начало августа.

Время тянулось, я даже успел пару часов вздремнуть. В 16:00 решили сменить место и подняться повыше, но и там нам не удалось увидеть серн, и только в конце дня, когда мы уже направлялись к машине, вдали на крутых скалах мы увидели небольшую группу серн, однако времени было уже много, и мы направились вниз…

Второй день начался так же, как и предыдущий, только место охоты мы  решили сменить. Серн обнаружили достаточно быстро, после чего стали ждать, когда они спустятся ниже, но нам помешали туристы, появившиеся ниоткуда и распугавшие своим видом всех животных. Такое, оказывается, тоже бывает. Закон подлости!

Третий день решили провести с обратной стороны Кармадонского ущелья, но подъем для машины оказался слишком крутым, поэтому пять километров пришлось идти пешком, после чего начинался крутой подъем. Двойная охота на Кавказе, конечно, непростое занятие, но мне сильно помогли спортивные гели, которые полностью восполняли потраченные витамины, ну и, конечно, домашнее красное вино, которого мы с Петро выпили на перевале по пути на базу, всего по стаканчику. Ущелье в этот раз было не таким широким и уходило круто вверх.

Снизу мы сразу заметили трех серн, которые перевалили в левую часть хребта. Три часа мы в быстром темпе поднимались к месту, где в последний раз видели животных. Чем ближе, тем осторожнее и тише мы наступали на россыпь, а посохи старались упирать только в лишайник либо в комочки жухлой травы, чтобы не издавать лишних звуков. В тени было уже достаточно холодно, мы медленно, почти ползком, достигли хребта. Чтобы не рисковать, отправили Юру осмотреться. Он по-пластунски выдвинулся было вперед, но тотчас отполз назад и сообщил нам, что серны находятся на той стороне. Я медленно вытащил бинокль. До серн оставалось четыреста двадцать метров, вся группа лежала на камнях, и только одна, более темного цвета, паслась в стороне.

Изображение Именно на светлых скалах обитают кавказские серны. Фото автора.
Именно на светлых скалах обитают кавказские серны. Фото автора. 

Проводники сказали, что это самец. Дистанция для меня была рабочая, но оптика не моя (десять крат, конечно, для гор маловато). Но главное — не спешить. Я произвел все расчеты, примерно понял, куда нужно поднять перекрестие прицельной сетки, прошептал егерям, что готов, и выдвинул рюкзак, на который положил свой итальянский штучный карабин. Его ложа была из карбона, а ствол из полированной нержавеющей стали, и он предательски блестел. Я лежал на животе, смотря в окуляр прицела. Юра расположился рядом. Подняв перекрестие выше холки серны сантиметров на сорок, я медленно потянул спусковой крючок. Грохот выстрела прокатился по скалам, серна, словно ужаленная, прыгнула вбок, затем перевернулась через голову и покатилась вниз. Остальные животные, вскочив, пулей исчезли за хребтом…

А дальше как всегда: радостные крики проводников, объятия, поздравления с метким выстрелом и добытым трофеем. Теперь предстоял долгий путь до машины, хорошо, что серна по размеру не как тур. В машине нас ждало вино и вкусный осетинский пирог, а по приезде на базу мне приготовили из серны очень вкусное рагу.

Тогда я еще не знал, что в конце ноября окажусь в Тыве на охоте на козерога и буду бороться за номинацию своей мечты — Горную пятерку России, для которой мне осталось добыть только Саянского козерога. Но это уже другая история…


Источник

Loading