Помогите мне, пожалуйста!: из мрака ночи ко мне вышел мальчик

Изображение «Помогите мне, пожалуйста!»: из мрака ночи ко мне вышел мальчик
Фото: 1zoom.ru

Глубокой ночью я ожидал услышать знакомую музыку гор — рыканье койота, обнюхивающего кучу кишок, или ветер, заставляющий колыхаться близлежащие ели. Вместо этого я услышал хрупкий голос ребенка

Ночной воздух разорвал выстрел винтовки. Сразу после этого раздался еще один выстрел, причем совсем недалеко от меня. Выстрелы — обычное явление в горах центрального Айдахо во время октябрьского сезона охоты на оленей, но только в светлое время суток.

Я на мгновение задумался, а затем вернулся к рытью в багажнике своего грузовика, чтобы разбить лагерь на ночь. Может, кто-то просто отпугивает хищника? В любом случае я был слишком озабочен приготовлением ужина и поиском своей запасной куртки, чтобы долго размышлять об этом. На улице было очень холодно.

Я приехал на гору еще до рассвета, чтобы провести день, обучая друга и его двоих детей основам охоты на оленей, а после планировал переночевать в своем грузовике и немного поохотиться самостоятельно. Несколько лет назад здесь бушевал лесной пожар, и теперь местность была покрыта почти непроходимым морем зарослей из различных высоких кустарников. Охота в такой стихии — не мой конек. Здесь было трудно видеть и еще труднее передвигаться. А вот что было бы совсем несложно сделать, так это заблудиться.



Место, которое я выбрал для лагеря, находилось на дороге Лесной службы в часе езды от ближайшего города. Уже глубокой ночью, высунувшись из багажника, я ожидал услышать знакомую музыку гор — рыканье койота, обнюхивающего кучу кишок, или ветер, заставляющий колыхаться близлежащие ели. Вместо этого я услышал хрупкий голос: «Помогите мне, пожалуйста».

Отойдя от грузовика, я увидел мальчика лет пятнадцати, который стоял невдалеке с испуганным видом. Если не считать винтовки на плече и охотничьего ножа на поясе, этот парень был одет скорее для вечеринки, чем для ночи в горах, где температура быстро опускалась ниже нуля. Тонкая хлопчатобумажная рубашка, джинсы и кроссовки. Ни рюкзака, ни фонарика, ничего. Он просто материализовался из темноты, как наваждение. Стыдно признаться, но первой моей мыслью было, что кто-то разыгрывает меня.

— Я заблудился, — продолжал парень. Назовем его Джейк.

Он, сопя от холода, смотрел на меня в тусклом свете задней двери. Отчаянный взгляд на лице парня заставил меня избавиться от подозрений. Это было крайне отдаленное место, и в этих лесах я видел только один другой лагерь, но он находился неподалеку, и в нем горел костер.

— Ладно, — сказал я, взяв его за плечо. — Я не знаю этих ребят, но мы пойдем туда и погреемся вместе.

Через десять минут Джейк сидел у костра, одетый в плотную толстовку. Его внимание было сосредоточено на печеной картошке, которую с нетерпением ждал один из охотников из лагеря, к которому мы присоединились. Охотник без колебаний предложил его, как только увидел в мерцающем свете костра полузамерзшего и все еще дрожащего мальчика.

Наевшись, оттаяв и, похоже, осознав, что теперь он в безопасности, несмотря на окружение незнакомцев, Джейк рассказал о случившемся. Вместе с отцом и младшей сестрой он охотился где-то в горах. Они заметили несколько ланей — привычная дичь для юного охотника в этой местности, — и он погнался за ними через заросли. И, как это может случиться с каждым из нас, он так увлекся погоней, что потерял представление о том, где находится. Когда он остановился, чтобы оглядеться, то понял, что оторвался от своей семьи. В волнении он также оставил свой рюкзак, в котором находились телефон, запасная одежда и другие важные вещи.

Джейк осознал, что заблудился и остался один в угасающем свете этой заросшей кустарником местности, с побегами подлеска, проносящимися над головой, и без возможности определить, в каком направлении идти. Окружающая местность состояла из каньонов, которые круто обрывались вниз и так же круто поднимались вверх.

То, что Джейк вообще нашел дорогу Лесной службы, до сих пор кажется чудом. Очевидно, кто-то проехал поблизости на машине, прежде чем солнце скрылось за горизонтом, и Джейк смог проследить за звуком. Он решил, что это та самая дорога, на которой его семья разбила лагерь, и начал идти в нужном, как ему казалось, направлении. Оказалось, что два выстрела, которые я слышал ранее, были попыткой Джейка подать сигнал о помощи. Он произвел их после нескольких часов ходьбы. Эти часы были страшными для Джейка и, несомненно, ужасными для его отца.

Двое охотников из лагеря вызвались проехать по дороге и поискать отца Джейка. Я был единственным в группе, у кого было хоть какое-то устройство спутниковой связи, и после некоторых раздумий я сказал Джейку, чтобы он отправил своей матери сообщение, чтобы она знала, что он заблудился, но теперь цел и невредим. Если потерять ребенка надолго в горах, особенно в такую холодную ночь, как эта, то вполне вероятно, что отец отправился в город за помощью к поисково-спасательной команде. Кто-то, кто находился бы в зоне действия сотовой связи, должен был узнать, что с парнишкой все в порядке.

Джейк возвращается домой

Примерно через полтора часа после того, как остальные охотники отправились на поиски отца Джейка, фары их пикапа обогнули поворот к лагерю, и из грузовика вышли три тени вместо тех двух, что уехали. Вся группа ожидала, что один из них бросится к костру и с облегчением обнимет сына. Но этого не произошло.

Отец Джейка вышел вперед, положил руку на плечо сына и произнес что-то вроде «Ну, думаю, нам пора идти», что было бы уместнее, если бы он забирал своего мальчика с футбольной тренировки. Тогда это показалось мне странной реакцией, но позже я понял, что этот человек только что провел 45 минут в грузовике, чтобы убедиться, что его сын в безопасности. После такого испуга в его голове могло пронестись множество мыслей.

Выяснилось, что отец Джейка находился в 8 милях (около 13 км) от горы, ведя поиск в ограниченном пространстве, и полагая, что Джейк не мог уйти далеко. Не имея средств связи, способных связаться с внешним миром, он пытался найти сына в одиночку. Джейка можно было бы найти быстрее, если бы он оставался недалеко от того места, где заблудился, но все же. Он протопал по лесу восемь миль. Крепкий парень.

Ему, конечно, отчасти повезло. Если бы он прошел мимо того места, где мы разбили лагерь, то попал бы на разветвленную сеть дорог Лесной службы, которые не ведут ни к чему, кроме как в еще большую глушь, если только вы не знаете точно, куда идти. И даже тогда это было бы еще как минимум несколько километров. Более чем вероятно что он проплутал бы всю ночь под ледяным ветром. Может быть, он дотянул бы до утра, а может, и нет.

Когда вы становитесь спасателем

Спустя несколько недель после того, как сезоны оленей и лосей были закрыты, морозильные камеры заполнены, а несколько футов снега завалили все следы, которые мы могли оставить на горе, я все еще думал о том вечере. Должен ли я был отреагировать на те два первых выстрела из винтовки? Какие советы мы должны давать начинающим охотникам — особенно тем, у кого есть дети, — которые помогли бы в подобной ситуации? Весь день перед этой встречей я провел, наставляя семью с детьми, которые только учились охотиться.

Я связался с моим знакомым, фотографом и сотрудником горного поисково-спасательного отряда Айдахо, который имеет опыт работы в подобных ситуациях. Он сказал, что предотвращение поисково-спасательных ситуаций часто начинается с хороших средств связи. Когда он находится в глуши, у него всегда есть как устройство спутниковой связи, так и рация. Последняя штука может обеспечить прямую связь в местах, находящихся вне зоны действия сотовой связи.

Мой первый инстинкт — был отказ от новых технологий. Как и многие охотники, я ценю удаленность, которую дают горы. Даже приобретение гаджета поначалу далось мне с трудом. Но мой коллега был однозначен. Надежное устройство связи может спасти не только вашу жизнь, но и чью-то еще.

Случай Джейка особенный, потому что в нем участвовал несовершеннолетний. Если вы столкнулись с ребенком в подобной ситуации, то, как только он окажется вне непосредственной опасности, следующим вашим шагом должно стать обращение в правоохранительные органы. Если у вас есть рация, вы можете связаться с ними напрямую. Если у вас есть иная связь, отправьте сообщение любому, кто может помочь. Пусть они позвонят в полицию с вашими GPS-координатами и передадут вам инструкции.

Я беспокоился о том, что не стоит без необходимости оповещать поисково-спасательную команду, но мой друг снова отверг эту мысль и подчеркнул, что приводить любую помощь в такой ситуации вполне уместно. Именно для этого они и существуют, и никто не должен медлить с вызовом властей или другой подмоги. Так что связь — это ключевой момент.

Но как насчет других способов подать сигнал о помощи, вроде тех двух выстрелов из винтовки, которые сделал Джейк? Действительно, существует слишком много причин, по которым человек может выстрелить из ружья в сезон охоты, даже в темноте. И даже ночью это не всегда очевидный сигнал о помощи. Лучшим вариантом будет безопасный свисток (без шарика, так как они обычно замерзают на холоде), в который нужно дуть через равные промежутки времени. Или сигнальный огонь.

История Джейка — полезное напоминание о том, что все эти средства не помогут, если их нет с собой. Всегда помните: ваш охотничий рюкзак — это ваша жизнь. И он всегда может спасти не только вашу, но и чью-то другую жизнь.

Изображение Туманные леса Айдахо. Фото: outdoorlife.com
Туманные леса Айдахо. Фото: outdoorlife.com 

Источник

Loading