Три трупа из-за людоеда и лабаз для мертвой бабули

Изображение Три трупа из-за людоеда и лабаз для мертвой бабули
Фото авторское

Утром в лесу нашли растерзанного медведем грибника. Зверь мало того, что его убил, так еще и обглодал. Мне уже звонил глава района. Потребовал любыми средствами уничтожить зверя

В кабинете районного охотоведа сидел председатель районного общества охотников. А дело было серьезное. Сегодня утром в лесу нашли растерзанного медведем грибника. Зверь мало того, что его убил, так еще и обглодал, сказал охотовед. Ты же понимаешь, один раз попробовав человеческой крови, зверь не остановится. Мне уже звонил глава района. Потребовал любыми средствами уничтожить зверя. У них выборы на носу, а тут такое. Берите своих лучших людей и найдите его.



Обзвонив и собрав с десяток опытнейших и проверенных охотников, имеющих хороших зверовых собак, все поехали в лес. Собаки, взяв след у места трагедии, скрылись за деревьями. Охотники не поспевали за ними. Медведь уходил такой чащей, что пролезть можно было с трудом. Целый день до вечера плутали они и, в конце концов, зверь ушел в такие болотные топи, что собаки потеряли след, да и пройти было невозможно. Три дня охотники пытались найти зверя, но все безуспешно. А на четвертый день нашли еще одного растерзанного грибника.

Мне звонил губернатор и в нелицеприятных выражениях отозвался о нашей работе, сказал охотовед. Опять поминал выборы и потребовал любой ценой уничтожить хищника. Дал зеленый свет на любые действия.

Информация разлетелась по округе быстро. В это время все обычно были в лесу, заготавливая грибы на год. Особо нетерпеливые люди даже брали еще несозревшую клюкву. Сейчас, несмотря на грибной сезон, люди боялись заходить в лес. Детей не выпускали гулять на улицу. Охотники с собаками прочесывали лес, но обложить медведя не удавалось.

Изображение Фото авторское
Фото авторское 

А на четвертый день председатель общества охотников, утром позвонил охотоведу и бросил только одну фразу – приезжай в Гнилое урочище и повесил трубку. Тот все понял. Запрыгнув в УАЗ, он через час был на месте. Председатель стоял с молодым, но опытным охотником. Рядом к дереву были привязаны две лайки. Они постоянно рычали, их шерсть стояла дыбом. А в нескольких метрах лежало тело бабки из ближайшей деревни. В отличие от других жертв, она была просто убита, но не объедена.

Охотник жил в этой же деревне, в крайнем доме. Я утром занимался хозяйственными делами, как вдруг услышал собачий лай. Собаки прямо ярились, что-то почуяв, стал рассказывать он. Я схватил карабин, выпустил на улицу собак и побежал за ними. Минут через десять-пятнадцать прибежал на место трагедии. Собаки, судя по всему, спугнули хищника, именно поэтому он не успел «позавтракать».

Третий труп, сказал охотовед. Что будем делать? По голове нас точно не погладят. Есть идея, ответил председатель и жестким взглядом посмотрел в глаза охотоведу. Тот понял все без слов. Метрах в тридцати от тела росли две большие разлапистые сосны. Залезть на них можно было и без лестницы. В УАЗе у охотоведа всегда лежали – лопата, топор, пила и доски – подложить под колеса на бездорожье или что-то соорудить. Через час общими усилиями на соснах на высоте метров восьми был сооружен лабаз. Никому, даже жене ни слова, предупредили они охотника. Медведь не успел съесть бабку и считает ее своей законной добычей. А значит, еще вернется. Ей уже ничем не поможешь, а сколько жизней спасем одному Богу известно.

В первую ночь вызвался караулить охотник. Просидел до утра, но никто не пришел. Вторая ночь была председателя. Но прошла также безрезультатно. На третью сел охотовед.

Он сидел уже второй час, как услышал, что хрустнула ветка. И скорее интуитивно, чем услышал, почувствовал зверя. Медведь ходит по лесу бесшумно, поэтому, как он подошел не слышал. Метрах в пятнадцати был еловый подрост высотой примерно в человеческий рост. И только там он услышал, как ветки шуршат по шкуре зверя.

Медведь медленно продвигался. Понимая свою вину, предвидя возможную опасность, внимательно принюхивался и прислушивался. Не спешил. Охотовед боялся даже дышать. Минут через пятнадцать, людоед показался на поляне. Громадный зверь медленно подходил к бабке. Подойдя, втянул воздух и схватил ее зубами за плечо. То что, это тот самый монстр сомнений не оставалось. Громом рубанул выстрел.

Охотовед был опытным охотником и хорошо стрелял. Девятимиллиметровая пуля легла точно в самое убойное место – в основание горба, перебив позвоночник. Монстр лег на месте, но продолжал бить лапами по земле. Его страшный рев разнесся по всему лесу. Охотовед выпускал пулю за пулей, пока не опустел магазин карабина. Зверь к тому времени был уже мертв. Отдышавшись и придя в себя, он включил телефон и набрал номер председателя.

Через час они разобрали лабаз и позвонили в полицию – надо было забрать и предать наконец-то земле бабку. Несмотря на поздний час, охотовед набрал главе района. Тот еще не спал. У нас третий труп, но медведя ликвидировали, поздоровавшись сказал он. Ты уверен, что это тот медведь, спросил глава. Да уверен, его на трупе и взяли. Третий труп, конечно, плохо, но главное с хищником покончено. Спасибо, если что надо будет, звони, сказал он и повесил трубку.

Пока ждали полицию, втроем разделали и погрузили в УАЗ медведя. При разделке в задней лапе обнаружили свежую рану и пулю от ружья. Какой-то браконьер, судя по всему на овсах, стрелял в медведя. А подранка или поленился или испугался добрать. Это стоило три человеческие жизни. Раненому зверю трудно было добывать себе пищу, да и злоба на людей добавилась. Вот и вышел на охоту за человеком.

Полиции в объяснениях они слово в слово написали, что прочесывали лес. В какой-то момент собаки с лаем сорвались и остановили медведя. Мы подошли и застрелили его. Там же нашли труп бабки. Хотя, полицию подробности особо и не интересовали. В мелочи никто вникать не стал. Главное людоед был убит, а труп был явно не криминальный, все было предельно ясно и понятно.


Источник