Утиные истории. Охота одного налета

Изображение Утиные истории. Охота одного налета
Фото Pixabay

Этой охоты я ждал весь год. Подготовку начал задолго до весеннего охотничьего сезона. Для начала составил внушительный список вещей, необходимых для весенней вылазки, включавший в себя ружья, патроны, ложки-вилки, щетки и тряпочки для очистки чучел от инея и грязи

В течение года приобрел лежачий скрадок и еще один комплект полнообъемных чучел, после чего наша с напарником «гусиная» стая стала насчитывать сорок голов. Провел тестовую расстановку двух парящих чучел гусей, в целом остался доволен результатом, оставался только один вопрос, будет ли доволен этими чучелами весенний гусь.

Выезжать в угодья решили за два дня до открытия охоты, чтобы иметь возможность обнаружить гуся, найти место для лагеря, подготовиться к охоте, заранее расставив чучела и замаскировав свои скрадки.

Салон «шевика» с разложенными сидушками был забит скарбом до самого потолка, сенд-траки я разместил на крыше, рядом с автобоксом, который так же, как и салон авто, был забит вещами до предела.

В пять утра наши с Володей автомобили покинули черту города. Через несколько часов пути мы были в нужном районе, и для начала направились в уже знакомое нам по прошлому году место.Угодья встретили нас огромными разливами, ручьями, раскисшими полями и утопающими в грязи полевыми дорогами. Очень скоро стало ясно, что к желаемому месту мы пробиться не сможем, а обустраивать стан где придется нам очень не хотелось. К тому же, вспоминая прошлогоднюю охоту и количество охотников, разместившихся на этом маленьком пятачке, мы решили, что стоит поискать менее людное место.

День был солнечный, теплый, хоть и ветреный. Над головой то и дело с громким гоготом тянули гусиные клинья. Понаблюдав за ними некоторое время, мы отправились на дальнейшие поиски. Исколесили за день более 100 километров, пешком намотали более десяти. Радовало глаз обилие гусей, уток, серых и белых цапель, журавлей и бакланов. Со съездами в поля было много хуже. Повсюду царила распутица, встречались поля, полностью залитые водой. Огромными шумными потоками бежали вешние воды, затрудняя движение и грозя опрокинуть при неудачном шаге. Только вечером мы смогли подыскать себе относительно подходящее место для лагеря в одной из лесополос, неподалеку от пересечения нескольких гусиных трасс пролета.

Обустроили лагерь мы в девятом часу вечера, затопили печь, и тут же вместе с теплом на нас навалилась усталость. Готовить ужин совершенно не хотелось, разогрели на печке консервированную гречневую кашу с говядиной, поели и легли спать.

Ночью ветер усилился до 18 м/с. Палатка содрогалась под его натиском и ходила ходуном. Спал я плохо, постоянно прислушиваясь к гулу ветра, ощущая дрожание тента палатки и звон шнуров оттяжки, звучавших словно струны. Может, от недосыпа, может, от перемены погоды, но утром я проснулся с сильной головной болью и абсолютным нежеланием вылезать из спальника, так что пришлось собрать в кулак всю свою волю и заставить себя подняться с раскладушки.

Чай и утренний холодный воздух взбодрили меня, головная боль улеглась, а когда в небе потянулись первые гусиные клинья, она и вовсе отступила, дав место радостному возбуждению.

Все утро мы с Володей внимательно следили за пролетающими гусиными стаями, обсуждали место установки скрадков, а после 11 часов, когда лет гуся прекратился, отправились расставлять чучела.
Земля еще не оттаяла, под слоем грязи она была словно камень, и с установкой чучел пришлось повозиться. Устанавливать решили только полнокорпусные чучела в количестве 30 штук, десяток полукорпусных чучел оставили в резерве. Отверстия для колышков подготавливали при помощи прута из арматуры 6 мм. Упираясь в мерзлую землю, арматура гнулась, приходилось вынимать прут и пробивать рядом новые отверстия. Это заняло гораздо больше сил и времени, нежели мы рассчитывали изначально.

Изображение Фото Светланы БУРКОВСКОЙ
Фото Светланы БУРКОВСКОЙ 

Наконец, чучела расставлены, и мы направляемся в лагерь. Самое быстрое, сытное и питательное блюдо, которое мы только смогли придумать, — это тушеная картошка в большой красивой банке, которая растворилась в котелке, придав бульону неестественно розовый цвет. Чтобы наше блюдо содержало хоть какое-то количество мясных продуктов, порезали еще копченой колбасы. До чего же хорошо поесть чего-то жидкого и горячего, пусть даже получилась непонятная розовая бурдяжка! В такие моменты абсолютного счастья начинаешь завидовать сам себе. После обеда и небольшого отдыха, с шутками и прибаутками мы принялись за подготовку скрадков. У меня скрадок покупной, у Володи — самодельный, сделанный по образу и подобию моего.

Начали нарезать траву и маскировать свои лежаки. За травой нужного цвета и оттенка, приходилось далеко ходить, резать ее там и затем охапками таскать к скрадкам, вставлять пучки травы под нашитые стропы, следя за тем, чтобы трава полностью закрывала ткань. Когда наша работа была сделана на половину, пошел дождь, который то усиливался, то слегка моросил, не прекращаясь до самой ночи.

Маскировку лежаков завершили уже в сгущающихся сумерках. Мы здорово выбились из запланированного графика, а ведь еще предстояло вынести скрадки в поле и установить их на свои места.

Когда я складывал лежак, возникла проблема. Уж не знаю, то ли я переусердствовал с количеством травы, то ли производитель сэкономил на материалах, но длины стропы для фиксации скрадка в собранном состоянии оказалось недостаточно. Потратив еще некоторое время, мы нарастили и зафиксировали стропу шнуром для натяжки палатки.

При помощи Володи я взвалил лежак себе на спину. Вес самого скрадка 12 килограммов, а вместе с мокрой травой он, как мне показалось, потянул на все тридцать. Нести скрадок по мокрому раскисшему полю то еще удовольствие, но мы справились. Под непрекращающимся дождем установили скрадки, оттянули и зафиксировали «крылья» для размывки их силуэтов, поправили сбившуюся при транспортировке траву, постарались минимизировать следы своей деятельности вокруг скрадков.

В палатку вернулись уже в полной темноте. Подбросили в печь топливных брикетов, развесили сушиться мокрую одежду, без особого аппетита поужинали и залезли в свои спальники.

Утром над землей стелились молочные облака тумана, небо очистилось, трава и чучела покрылись сверкающим инеем. Мы расположились в скрадках и терпеливо принялись ждать.

Ожидание гусей несколько затянулось, но совсем скучать нам не пришлось. Пролетели мимо три лебедя, отозвался на наши манки летевший чуть в стороне клин журавлей. Точным выстрелом Володя срезал одну серую разбойницу-ворону. По второй отстрелялся я, выбил из нее пучок перьев, но она удрала. А потом полетели гуси, с восьми утра и до полудня. Гуся было явно меньше, чем в предыдущие два дня, и половина из летевших птиц тянула «на кислороде». Некоторые клинья и небольшие стайки летели в 80–100 метрах над землей. На манки и чучела гусь совершенно не реагировал, следуя своим курсом, не делая ни малейшей попытки сломать строй.

До обеда был лишь один единственный налет гуся-одиночки, по которому отстрелялся Володя, но, увы, безуспешно.

После полудня лет гуся прекратился; мы выбрались из скрадков и постарались осмыслить первые результаты. По всему выходило, что к маскировке вопросов нет, ни гуси, ни другие птицы не пугались наших скрадков, летели прямо над ними, а вот над расстановкой чучел надо бы еще поколдовать.

Решив, что наши чучела стоят слишком кучно, мы несколько изменили их положение, растянув искусственную стаю и придав ей форму полуподковы. Убрали несколько сторожевых гусей, посчитав, что их у нас слишком много. Вместо них к стае добавили полукорпусные чучела кормящихся птиц, а также установили на пробу одного «парящего» гуся, чтобы он издалека привлекал внимание своих живых сородичей. Теперь оставалось снова занять свои позиции, дождаться новых стай и оценить результат наших рокировок.

Солнце клонилось к земле, а гуся все не было. Досидев до полной темноты, мы побрели к палатке. Следующий день начался по лекалам предыдущего.

Ожидание гуся было томительным и безрезультатным. До полудня в небе не показалось ни одной гусиной стаи, и Володя, плюнув на все, отправился в лагерь. Низкое хмурое небо, холодный ветер и отсутствие птицы нагоняли тоску, но я все же провел в скрадке еще около трех часов. Информация, полученная нами от коллег, не внушала оптимизма. Все отмечали, что основная масса гуся прошла примерно за неделю до открытия сезона, улетев вместе с южными ветрами. Тянувшиеся «хвосты», догоняя своих сородичей, шли на большой высоте, не реагируя на чучела и манки, в чем мы имели возможность сами убедиться.

После некоторых раздумий мы принялись за сборы чучел, скрадков и лагеря, закончив все только к вечеру, до дождя, который сопровождал нас всю дорогу до дома.

Вот так «охота одного налета», как мы ее между собой именовали, подошла к концу. Несмотря на безрезультативность, данный выезд не прошел впустую. Мы получили первый опыт использования лежачих скрадков и намотали кое-какие тонкости данной охоты себе на ус. А в общем, трофей хоть и не добыт, но охота удалась. Ждем следующего сезона.


Источник

Loading