Утиные истории. Рязанщина в разливе

Изображение Утиные истории. Рязанщина в разливе
Фото: Freepik

Скажу сразу: на мой взгляд, общее открытие 15 апреля запоздало ровно на две недели. Весна ранняя, массовый пролет гусей, уток да и вальдшнепа тоже начался с последней декады марта

Почему решение об открытии принимается заранее, когда совершенно неясно, какая будет весна, мне непонятно. Почему нельзя скорректировать сроки? Может быть, это затратно, или просто нет желания уважить охотников? Скорее всего, просто нет до нас дела…

Первые скрадки мы сделали сразу в двух местах: на разливах весеннего ручья, возле леса, и на полевом болотце. С перепаханного поля, граничащего с лесом и нашим ручьем, поднялась приличная стая гуменников. Гуси подпустили нас довольно близко и взлетали с явным нежеланием.

Тут же, раздраженно жвякая, показался селезень кряквы. Отлично! Наш клиент! Место у ручья хорошее, здесь и гусь должен пролетать, поэтому скрадок делаем капитальным, не жалея стяжек и сухой травы.



Почва уже подсыхала, поэтому к полевому болоту добрались на «Ниве» без проблем. А здесь красота! Около двухсот уток разных видов поднимались из залитых талой водой кустов в течение нескольких минут. Налюбовались от души. Кустарника хватало, да и травы сухой оказалось сколько угодно, поэтому наше укрытие было готово уже через полчаса. Уезжали мы, полные надежд и ожиданий.

На утреннюю зарю открытия поехать у меня не получилось. Ну что ж поделаешь! Работать тоже нужно. Да и ладно! Месяц целый впереди!

Александр, честно спросив у меня разрешения, взял с собой в наш скрадок у ручья общего знакомого Юрия. Тут следует упомянуть, что наша подсадная была приобретена за тысячу рублей у старушки, а вот Юрий отнесся к этому вопросу серьезнее и не поленился съездить на соревнования в Нижегородскую область, где купил утку с дипломом второй степени ровно в пять раз дороже. Теперь, посадив уток в некотором отдалении, я хотел сравнить работу «профессионалки» и «любительницы». Но за все утро на ручей не прилетел никто. Утки перекрякивались, однако определить, кому отдадут предпочтение зеленоголовые женихи, так и не удалось.

На вечерку поехали с Саней в поле. Оставили машину метрах в трехстах от болота и пошли к скрадку. При нашем приближении взлетели несколько уток. Где же сотенные стаи? Может, позже будет веселее? Вечер тихий, теплый. Сидеть на природе — одно удовольствие. Гуся шло мало и на высоте. Это не значило, что его не было. Это значило, что его не беспокоили на непролазных кормовых полях. Мы проезжали такой участок — там тысячники!

Но гусь нас интересовал постольку-поскольку, а где же селезни? Наша Дуська, вдоволь накупавшись и подкрепившись, неожиданно дала яркую осадку. И сразу мы услышали жвяканье кавалера. А вот и он. Осторожничает. Пять кругов навернул, но, почуяв неладное, удалился. Сделав выводы и собрав еще сухостоя, мы уплотнили каркас нашего сооружения. И не зря. Утка заработала в полный голос.

Она реагировала и на чибисов, и на дроздов. Это неплохо, потому как при такой погоде ее будет слышно во всей округе. Не единственный же здесь селезень! И точно, выпустив оранжевые шасси, красавчик уже плюхнулся в пяти метрах от Дуськи. Ждать нечего, выстрелил незамедлительно, и заряд «пятерки» отлично справился с задачей.

— С полем, Саня! — радостно крикнул я.
— С открытием! — протянул руку друг.

Смеркалось. Вдалеке гомонили гусиные стаи. «На эшелоне» пронеслись свиязи. Дуська работала прекрасно. Вот вам и беспородная деревенщина! Вдруг услышали самые желанные сейчас звуки — летит! Видимость была совсем плохая, но всплеск на воде указал место посадки. Я выстрелил первым и вроде бы попал — никто не взлетел. Вышел за добычей и услышал отчаянное хлопанье крыльев на воде. Подранок! Вот досада! Все было рядом, а на фоне чернеющих кустов ничего не видно. Пришлось идти за фонариком. Возвратившись с ним, полез в болото. Глубина была невелика, и в болотных сапогах я проходил почти везде. Залитая окружность была диаметром сто пятьдесят метров, но с кустами и отдельными деревьями. Вечерка уже закончилась, и мне хотелось исправить положение с подранком. Тщетно! Я лазал минут сорок — селезень как в воду канул. Эх, собачку бы! Но мой курцхаар Маркиз еще не начал работать, а ехать за Сашкиным веймаранером не хотелось. «Завтра утром приеду найду! — решил я. — На берег вылезет, вот и доберу».

Утро не порадовало. Было холодно, селезни отзывались трижды, но соблазнить Дуське не удалось ни одного. Я дважды облазил болотце, подранок исчез. Если бы лиса съела, так перья бы были вокруг, пух. Пропала добыча! Жалко, но подранки случаются на охоте.

Потерянный селезень прожил в болоте ровно неделю, окончив свои дни в зубах рыжей плутовки. Свежая кровь на перьях, разбросанных в жухлой траве, позволила сделать такой вывод. В этот раз мы приехали втроем, и мне была предоставлена возможность сравнить работу обеих подсадных. Честно скажу: преимуществ породистого представителя я не увидел. Обе утки работали неплохо, только манить было некого. Единственный чирок-трескунок подплыл к скрадку Юрия и был благополучно взят.

После неудачной зорьки мы с Александром решили объехать угодья нашего и соседнего хозяйства. Вдоволь налюбовались картинами разлива, который наполнил пойменные луга. Наслушались гусиных базаров, яростно гомонивших на залитой кукурузе и луговых косах. И пришли к выводу, что надо брать путевки в другое хозяйство, поближе к разливам.

Воплощена идея была в тот же день, но частично. Мне, как члену общества, разрешение на месяц охоты с подсадной обошлось в тысячу. А Сане, который членом не являлся, заплатить надо было уже шесть.
 — Да на фиг! — отреагировал товарищ. —Я лучше без ружья с тобой пару раз съезжу!

Хорошо задумали, только реализация идеи оказалась на такой уж простой. Там, куда я планировал забраться, оказалось все залито. Полая вода стремительными ручьями пробиралась в луга, затапливая все низины. Проверили одно место, второе, третье — без толку! Лодку бы, но нельзя. Это я в болотных не прошел, а Сашка в коротких тем более. Зато я наметил на будущее пару мест, где можно соорудить засидку. Только вейдерсы рыбацкие взять надо…

Очередная вечерка, и мне удалось осуществить задуманное. Саша работал, поэтому я был один. Скрадок получился более чем скромным: поблизости был только сушняк, который торчал из глубокой канавы, и я с трудом мог до него дотянуться. И с травой не получалось — все было залито. Если на стульчике сидеть, голова будет торчать. Пришлось надуть утепленную подушку от резиновой лодки. И неплохо получилось!

Дуська, выпущенная на волю, радостно завопила. Одна беда: вся утка уже была в парах. Удастся ли отбить? Нереально. Нам холостяк нужен. И такой нашелся! Выстрел был совсем простым, зато эмоции яркими. Несколько красавцев откликались на призывы моей обольстительницы, но прилететь не решились.

На следующий вечер мы совместно с Саней построили шикарный скрадок на другой стороне лугов. Сзади находилась глубокая протока, а перед нами мелководный вылив с отдельными кустами, с видом на закат. Отлично! Забегая вперед, скажу: это был самый замечательный вечер весеннего сезона. Пролетная утка — свиязь, шилохвость — шла прямо над нами. Сзади нас, в лугах, стоял стон от гусиных стай. Они шли на разлив с полей точно над нашим убежищем. Правда, высоко. Дуська работала отлично, и селезень сел в десятке метров от коварной обманщицы. Неожиданно напротив подсадной образовался силуэт стоящей в десятке метров от нас цапли. Уже и не видно ничего, а гуси все перекликались над нашими головами. Именно в такие вечера понимаешь, как это здорово — быть охотником. Добычу отдал товарищу, и он с благодарностью принял нарядную птицу.

В другой засидке мне довелось познакомиться с беззаботным бобром. Я еще только шел к своему укрытию, громко шлепая сапогами по грязи. Волна на канале сразу привлекла мое внимание. А вот и ее источник — приличных размеров зверь, лениво лежавший на воде. Я подошел к нему на десять метров, и только тогда он соизволил нырнуть, шумно ударив хвостом по воде. Впрочем, он сразу вынырнул на том же месте.

Я ушел в недалекий скрадок, высадил Дуську и тут же услышал ответ селезня на ее радостное кряканье. Побежал в засидку, расчехлил ружье, а он уже появился из кустарника в сотне метров. Ну, сейчас начнет хитрить, так как видел он меня наверняка. Я зарядил пару патронов, осторожно выглянул в прореху — он рядом уже! Прицелился, и в этот момент шумно приводнилась еще пара претендентов. Выстрелил в одного из прилетевших — удачно! Пара уцелевших благополучно покинула место событий.

Несмотря на азартные призывы Дуськи, больше никто из зеленоголовых не пожаловал. Чуть в стороне села пара шилохвостей. Моя утка очень хотела пообщаться, но длиннохвостым была неинтересна. Мимо скрадка, совсем рядом, неторопливо проскакала норка. А наглый бобр подплыл на пять метров, вылез на берег канала и принялся грызть осинник. Это просто поразительно! Такой осторожный зверь проявил удивительную беспечность! Ведь и меня видел, и выстрел слышал…

Я встал во весь рост и осветил его лучом мощного фонаря. Зверюга недовольно повернул тупую морду в мою сторону, затем отвернулся и продолжил трапезу. Следующий вечер мы провели тоже вместе, как старые знакомые. Ну что ж! Спасибо ему за положительные эмоции!

Но и без отрицательных не обошлось. Я сидел в капитальном скрадке на полевом болоте. На горизонте показалась зверски рычащая старенькая «Нива» и направилась прямиком ко мне.

Я вышел из скрадка, давая понять, что место занято. Мужик проехал в тридцати метрах от меня, приткнул машину капотом в кусты и зашлепал по воде точно напротив меня. Ну что тут скажешь? Очень не хотелось ругаться, но, услышав, что он высаживает свою утку и дудит в гусиный манок, я, скрепя сердце, пошел посмотреть на «героя». Немолодой мужчина стоял в кустах, а в десяти метрах от него плавала утка.

Поздоровавшись, я вежливо спросил:
— Ты что же, действительно так селезня взять хочешь?
— Да я был тут раньше — стаями летают!
— Нет тут этих стай, — ответил я, — и гусей нет!
— Да может, прилетит кто…
— Без скрадка — протокол!
— Да ладно!
— Вот смотри, — пытался я взывать к разуму, — ты стоишь прямо напротив меня, в семидесяти метрах. Как стрелять? Глаза друг другу повыбиваем!
— Не-е. У тебя скрадок во-о-н где!
— Да точно напортив!
— Я знаю все!

Ну, что на это сказать? В радиусе пятисот метров есть минимум еще пять таких луж. Отчего бы не встать там, где никому мешать не будешь? Я никогда не смогу этого понять.

Вернувшись на свое место, я убедился, что конкурент встал строго напротив.
— Ты меня слышишь? — крикнул я. — Иди лучше ко мне в скрадок, сядь! Перестреляться тут еще не хватало!
— Да ладно! Я недолго. В баню сегодня надо.
Однако он ушел с линии огня. А вечер был испорчен безнадежно.

Пару раз я слышал откровенную стрельбу по гусиным стаям. Самые нетерпеливые ждать открытия не желают. Это обычное явление…

Великолепные тихие и теплые вечера наверняка были благоприятны для охоты на вальдшнепа. Со вчерашнего дня резко похолодало, задули штормовые ветра.

Открытие завтра — в Страстную субботу. А послезавтра Пасха. В эти дни охотиться не поеду. Гуся сидит много. Пока. Завтра его поднимут, и он уйдет. Разумеется, кому-то повезет. Везет сейчас тем, кто имеет отличную экипировку, включающую качественные полноразмерные обманки, мастерски подготовленные лежаки, хорошие манки, которыми надо уметь пользоваться!

Я надеюсь на остатки апреля, когда утка начнет садиться на гнездо и свободные селезни станут менее осторожны. Но об этом я расскажу в следующий раз.


Источник

Loading