Чутье собаки. Есть ли связь между ним и верностью пса?

Изображение Чутье собаки. Есть ли связь между ним и верностью пса?
Фото автора.

Пролистывая собственные полевые записи за десяток лет о проведенных более сорока испытаний и состязаний легавых собак по полевой дичи, я задался целью провести анализ их показателей по чутью

Для любителей правильной охоты, не мыслящих выхода в поле без подружейной собаки, чутье его питомца — это основное качество, которое доставляет охотнику эстетическое удовольствие от общения с природой. Вопросы наследуемости чутья, его генетической зависимости и врожденности нередко обсуждаются в среде охотников и ученых, вызывая споры и противоречивые выводы. Вот и в

Правилах испытаний легавых собак по болотной и полевой дичи 1981 года (далее Правила-81) дипломатично прописано: «Чутье — способность собаки находить дичь с помощью обоняния».

В иных же правилах испытаний легавых мы встречаем и такую формулировку, которая утвердительно указывает на генетическую производную этого качества: «Чутье — врожденная, закрепляемая и совершенствуемая в процессе натаски способность собаки улавливать в потоке воздуха запах дичи».



В соответствии с Правилами-81 чутье оценивается по трем элементам: дальности, верности, манере причуивания. Взаимосвязи и влияние данных критериев также вызывают многочисленные обсуждения и исследования.

Профессиональный натасчик И.И. Аникеев в своей книге «Натаска легавой» писал так: «Дальность и верность чутья зависят только от «верха», то есть от того, как собака несет в поиске голову».

В отношении этого же свои выводы делал доктор ветеринарных наук Н.З. Обжорин: «Дальность чутья — прирожденное качество, и его нельзя увеличить никакими приемами натаски. «Дальность» является основным качеством чутья легавых. Это качество в сочетании с сильной нервной системой в большей степени будет определять и «верность» и «верх» чутья».

Отчасти согласившись с мнением и ученого, и натасчика, что «дальность» — прирожденное качество, а верхнее чутье — более продуктивная манера причуивания, рассмотрим показатели и их взаимосвязи, полученные практическим путем. Для этого воспользуемся имеющимися результатами выступлений 500 легавых собак различных пород, из которых 320 дипломировано по действующим Правилам-81. Хотя полемика по усовершенствованию и изменению Правил-81 не прекращается, анализ результатов выступлений ведем именно по ним, потому что в них чутье более-менее конкретизировано и разбито на три составляющие, которые возможно расценить, в отличие, например, от правил по лесной (боровой) дичи, где чутье оценивается общим баллом.

Показатели дальних и верных работ, приведенные в таблице № 1 (пункт 1), в сравнительном анализе подтверждают, что эффективность чутья собаки при работе «верхом» перед птицей, с комбинацией баллов 7-7-5 по чутью больше в 6 раз, чем у работающих «низом» с комбинацией 7-7-4.

Изображение
 

Отдельно в пункте 2 таблицы № 1 приведена статистика конкретно по «верности», которая демонстрируют нам, что у легавых с преобладающей манерой причуивания «низом» (4 балла и ниже) показатели «верности» ниже почти в 2,5 раза, чем у собак с «верхним» (7 баллов и выше) чутьем. Цифры пункта 3 таблицы № 1 свидетельствуют, что по «дальности» более чем в 3 раза выигрывают собаки, у которых манера причуивания запаха птицы с поднятой головой.

В то же время показатели «дальности» и «верности» не обязательно зависят от «верха». Так, из тех же 500 легавых 90 собак (18 %) несли голову высоко, а «верность» показали на 6 баллов, 47 собак (9 %), работая «верхом», показали «дальность» также на 6 баллов.

Результаты с «верностью» и «дальностью» 6 баллов при манере причуивания в основном верхней, но с кратковременным обнюхиванием следа птицы, то есть на 4 балла, оказались довольно высокими и равными 125 (25 %) и 122 (24 %), соответственно. А расценку 6-6-4 по чутью получили 99 легавых (2%).

Приведенные цифры действительно доказывают, что, работая «верхним» чутьем, легавая добивается более высоких результатов в «дальности» и «верности». Однако показатели заставляют предположить, что «верх» в большей степени оказывает влияние на «дальность», чем на «верность» чутья у легавой.

Безусловно, наблюдения на испытаниях в поле, когда собака всего на трех встречах с птицей демонстрирует свои рабочие качества в течение короткого временного периода (редко 60 минут) и подвержена влиянию множественных внешних и внутренних факторов, не могут претендовать на глубокие научно-лабораторные исследования. И все же интерполирование результатов испытаний не одной сотни собак с большим количеством показателей, возможно, позволит установить причинно-следственную связь функционирования органов обоняния и их влияние на оценку рабочих качеств легавой.

Особый интерес вызывают наблюдения за данными такого важного элемента чутья у легавой собаки, как «верность». Согласно Правилам-81, верность чутья — способность собаки сработать безошибочно и точно всех встреченных ею птиц, оказавшихся в пределах дальности ее чутья, с движением прямо на них.

На основании имеющихся полевых показателей, полученных в результате выступления испытуемых собак, выделим часто встречающиеся ошибки, связанные с верностью чутья, а именно:

  • следовая работа либо потяжка, оканчивающаяся подъемом дичи без стойки, — «спор»;
  • наскок при движении на ветер без причуивания — «толчок»;
  • пустая стойка;
  • пропуск дичи.

Термины «спор» и «толчок» сознательно приведены в статье, так как в Правилах-81 они не обозначены, но в среде экспертов применяются регулярно. Для тех, кто путает эти понятия, необходимо обратиться к докладу Р.Ф. Гернгросса «Полевые испытания легавых подружейных собак и судейство на них», глава XI.

В связи с незначительным количеством работ по мелким неохотничьим птичкам эта ошибка не принята во внимание. Также не рассматривалось неточное указание местонахождения птицы в момент подъема, хотя таких ошибок было около 20 %. Анализ показал, что у 114 (23%) из 500 собак, не получивших диплом, была допущена хотя бы одна из четырех ошибок по «верности», а 58 из них (12%) сняты с конкретной формулировкой: «непроявление чутья», то есть имели целый набор этих ошибок. И наконец, из 500 испытуемых хотя бы одну из ошибок («спор», «толчок», «пропуск», пустая стойка) допустили 333 легавые (67%).

Результаты говорят о том, что подавляющее большинство собак грешат по «верности». Кроме того, наблюдения демонстрируют и то, что за одной совершенной ошибкой, как правило, следует другая. Это может быть любая конфигурация недочетов: «спор», после «пропуска», пустая стойка, после «толчка» или другие варианты.

Изображение
 

Таблица № 2 отражает количество собак из 500 испытуемых, которые допустили один раз и более ту или иную ошибку по «верности».

Всего суммарно у 500 собак было допущено:

  • «споров» — 121;
  • «толчков» — 99;
  • «пропусков» — 96;
  • пустых стоек — 284.

Усредненные итоговые показатели демонстрируют, что на одну собаку приходится одна ошибка. Обращает на себя внимание самый высокий показатель среди ошибок по «верности» — пустые стойки, почти 40%. Хотя три пустые стойки подряд были всего у 16 собак (3%).

Доктор биологических наук, судья Всероссийской категории С.У. Строганов отмечал: «Причины пустых стоек можно разделить на следующие три категории. К первой я отношу пустые стойки, зависящие от качества самой собаки, от ее природных данных. Они свойственны экземплярам с повышенной возбудимостью нервной системы, с чрезмерным преобладанием раздражительных процессов над тормозными. Вторая категория охватывает пустые стойки, явившиеся результатом плохой, неумелой или недобросовестной работы натасчика. Третья категория — пустые стойки … вызванные неблагоприятными условиями работы».

Стойка, как основной отличительный, врожденный признак, является безусловным рефлексом для всех легавых собак. Комплекс же функций по верности чутья, побуждающий совершать стойку, возможно отнести к неустойчивым признакам, условным рефлексам.

Продолжая наблюдения, мы отметили почти равное количественное значение «толчков» и «пропусков». Допускаем однотипность природы этих ошибок. Одной из причин, и вероятно основной, является не чутье собаки, а способность дичи затаиваться перед опасностью, прекращая выделения, издающие запахи, по которым легавая и находит добычу.

Численно близким к двум предыдущим ошибкам находится показатель количества «споров», хотя его природа явно иная. Условная схема недоработки дичи в этом случае выглядит следующим образом. Собака, уловив эманацию воздушных потоков с молекулами запахов дичи, демонстрирует изменения в поведении. Она переходит на потяжку, так как у нее активизируется работа эпителий носовой полости, от которых химические сигналы, преображаясь в электрические импульсы, несут информацию в центр обоняния мозга. И где-то в этой цепочке происходит сбой. Мозговой анализатор неверно дифференцирует силу запаха и расстояния до его источника, в результате чего легавая без стойки поднимает дичь. Заложенная на генном уровне особенность легавой — врожденная стойка — не срабатывает. Чаще это случается у молодых собак. Как правило, с опытом познания запахов того или иного вида дичи показатель «споров» уменьшается. Собака способна запоминать запахи и связывать свои обонятельные ощущения с разнообразным опытом прошлого, благодаря чему эффективность чутья возрастает.

Одна и та же собака (а среди 500 испытуемых таковых было несколько десятков) в различные временные периоды показывала иногда совершенно противоположные результаты. Целый ряд легавых, не допустив оплошности на предыдущих мероприятиях и получив высокую расценку и степень диплома, на следующих оставались без диплома или понижали его степень из-за ошибок.

Конечно же, одинаковых условий ни у одной из этих собак не было. И все-таки чаще причиной становилась та же «верность», что, вероятно, говорит о неустойчивости данного элемента чутья у многих собак. Это дает повод предполагать, что «верность» не передается по наследству, а формируется и развивается благодаря систематической наработке опыта.

Именно об этом в своем докладе 1926 года, говорил Р.Ф. Гернгросс: «…чутье есть не только известная функция обонятельных нервов собаки, но и уменье дать себе в своем сознании отчет в том, что приносит эта обонятельная способность, и проявить то влечение к дичи, которое называется в собаке страстью». А в 1991 году ученые Ричард Аксель и Линда Бак, нобелевские лауреаты в области физиологии и медицины (2004), раскрыли секрет феноменального обоняния животных. Они прояснили систему обоняния от молекулярного уровня до организации клеток.

Ученые установили большое семейство генов, которые дают начало эквивалентному количеству типов обонятельных рецепторов. Оказалось, что эти рецепторы узкоспециализированы и могут обнаруживать ограниченное количество пахучих веществ. Большинство запахов состоят из нескольких молекул, и каждая молекула активирует несколько рецепторов запаха, сигналы от которых направляются в специфические участки коры головного мозга и формируют в них определенный набор кодов, характерный для каждого запаха. Комбинации полученных кодов складываются в карты запахов — «пахучий узор».

Благодаря картам запахов, собака, как и другие животные, в том числе и человек, способна распознавать, анализировать и хранить в памяти не только конкретный запах, но его оттенки. Доказано, что каждая клетка реагирует не только на одно пахучее вещество, но и на несколько его родственных молекул, при этом с разной интенсивностью.

Применительно к чутью легавой, согласно данного открытия, можно предположить, что более опытная собака, у которой в ее карте запахов имеется не только запах самой дичи, но и многообразие гаммы его оттенков, как-то: свежесть набродов, «горячий» след, место сидки и прочее, должна показывать более высокий результат по верности чутья.

Таким образом, «верность» у легавой не закрепленный и не наследуемый элемент чутья, а свойство мозга, подверженное совершенствованию и развитию при регулярных тренировках, как и наоборот, снижению его эффективности у «диванных собак».

Природа и селекционная работа наших предшественников сформировали и предоставили современному охотнику уникальный аппарат обоняния легавой, и наша задача — не растерять, а сохранить и улучшить его способности.


Источник

Loading