Куда катится наше охотничье собаководство?

Изображение Куда катится наше охотничье собаководство?
Фото Янковский Евгений/wikimedia.org (CC BY-SA 3.0)

Ассоциация «Росохотрыболовсоюз» была нашей любимой организацией, объединяла экспертов, заводчиков и в целом всех любителей охотничьих собак. Мы вместе с удовольствием проводили выставки, состязания, испытания и целенаправленно шли к одной цели: разводить, размножать, улучшать любимых охотничьих собак, чтобы они были высокого экстерьерного уровня и своими рабочими качествами приносили радость на охоте

Все, может, так и продолжалось бы, но начальником отдела собаководства РОРС поставили М.Г. Кузину, и с этого момента все пошло не так. Видать, чтобы обозначить себя и показать свое я, Марина Георгиевна решила сделать переворот в охотничьем собаководстве.

А чтобы обратить на себя внимание, надо сделать что-то вопреки всему, что было наработано десятилетиями, и не одним поколением выдающихся экспертов и собаководов-селекционеров.

1. Марина Георгиевна убрала для прохождения и получения номера в ВПКОС дипломы по барсуку, утке и кровяному следу у лаек. Вроде бы какая разница? Собака получила диплом, затем номер ВПКОС. В основном нужно проверить достоверные данные ее родословной. И что тут плохого? Далеко не у каждого есть возможность или какие-то другие охотничьи виды животных, по которым можно получить проходные дипломы в класс «элита» или первый класс. А барсук и утка — это самый доступный вид, на котором собака получает навык в работе, развивает свои физические данные и своей работой приносит удовольствие владельцу. И эти виды не настолько уж и легкие, чтобы считать их легкодоступными и нетрудоемкими. Вот это у Марины Георгиевны все проскочило, никто не возразил, все так спокойно, молча, проглотили.



2. Следующим этапом у нее была задача убрать вольерного кабана из класса «элита». Подписи экспертов были собраны для другой цели, но она их использовала для своей, и кабана убрали из класса «элита». Затем шел этап посложнее, но здесь она преследовала две цели: убрать пары по кабану и медведю, оставить дипломы только в одиночку. Она прекрасно знала, что с этим далеко не все согласятся, ну и пойдет разлад между экспертами, а цель ее проста: стравить их между собой. Чтобы себя обезопасить, она решила свалить все на директора Департамента охоты А.А. Филатова, будто это он запретил своим распоряжением испытывать собак по кабану и медведю в парах. Однако это у нее не получилось, но эксперты между собой отношения испортили. Зато Марина Георгиевна приобрела себе угодных и выделила неугодных экспертов. Бесследно все это она не оставила.

3. Марина Георгиевна убрала пары из потомства. К примеру, потомок с дипломом I степени по кабану или медведю, а барсук, утка или кровяной след не дают производителю ни одного балла, с парными дипломами, собака может получить только второй класс.

4. Далее она запретила льготные вязки молодых сук, имеющих только оценку экстерьера; запретила первую вязку сук, мол, бывает много проблем, особенно с течкой попасть на испытания. Биологическая вязка всегда приветствовалась в охотничьем собаководстве, но и ее Марина Георгиевна тоже исключила.

5. Далее была бонитировка, сделали ее по видам, далеко не у всех собак есть те проходные виды, по которым собака может получить диплом. В этой бонитировке эксперты путаются, допускают ошибки, слышишь одно недовольство. Уж чем не устроила бонитировка, как была раньше, непонятно.

6. Следующее — зубы. Это ее изменение по зубной формуле больше похоже на сведение счетов, нежели на племенную работу. От решения эксперта в ринге зависит оценка экстерьера, расстановка, да и вообще дальнейшее использование собаки в племенной работе. Если эксперту собака неугодна, он скажет, что у нее генетически нет зубов, сломан клык, резец, а ветеринарные справки не принимают, запись в родословной, что у собаки полная зубная формула, не признают, рабочую собаку, получившую травму в процессе работы на охоте, ставят в конец ринга. Из-за отсутствия двух премоляров, а то и одного, тоже ставят в конец ринга.

В сборнике по охотничьему собаководству, принятому Всесоюзным кинологическим советом МСХ СССР 21.12.1979 г., утвержденному приказом Главного управления по охране природы, заповедникам, лесному охотничьему хозяйствам МСХ СССР № 20 от 18.05.1981 г. и выпущенному свердловскими экспертами, написано: порок при отсутствии трех или четырех пар премоляров.

Все наши выдающиеся эксперты, никогда не задавали вопросы по премолярам. Сейчас мы пришли к тому, что из-за одного или двух премоляров мы выбраковываем рабочую группу лаек, не имея на это никаких оснований. В этом случае у М.Г. Кузиной хорошо получилось совсем разделить и поссорить экспертов, поставить в недоумение собаководов. Если мы раньше знали, какие у нас собаки беззубые или дают беззубых щенков, то сейчас мы их не видим, собак подставляют под другие родословные или вообще никуда не выставляют.

Рабочие собаки не посещают выставки, или их держат без родословных, зато лежащие на диванах теперь будут возглавлять ринги. Подобная ситуация была и по правилам по лосю. Экспертная группа в составе семнадцати действующих экспертов, которые неоднократно судили состязания, имели практику по охоте на лося. В 2015 году разработали проект испытаний по лосю, подписались под ним и отправили М.Г. Кузиной. Прошло уже девять лет — ни ответа, ни привета, нигде этот проект не выкладывался на обсуждение. Оказывается, не уведомив экспертную группу, Марина Георгиевна отдала проект совершенно другим экспертам, чтобы доработать его, а мы об этом и знать не знали. Создать раздор между экспертами у нее хорошо получается. Правила испытаний по лосю до сих пор не закончены, а по старым правилам судить просто невозможно.

М.Г. Кузина создает невыносимые условия в охотничьем собаководстве. С 2020-го по 2024 год она расторгла договора с двадцатью клубами, в том числе и с нашим, а у нас статус межрегионального клуба, мы можем заключать договора с любым обществом охотников, учредители нашего клуба находятся в разных регионах. Марина Георгиевна сделала так, что мы можем заключить договор, только по месту регистрации своего предприятия. Мы были вынуждены расторгнуть договор с Центральным военным обществом, хотя что плохого делал клуб для ведения охотничьего собаководства, непонятно. Проводили ежегодно выставку, состязания по кабану, медведю и лосю, испытания, в год до одной тысячи собак. Сейчас мы снова работаем с ВОО-ОСОО и РКФ, но при любом нашем проведении кинологических мероприятий мы сразу видим противодействия нашему клубу.

Во всех ближайших областях по команде Кузиной от кинологов появляется объявление по всем группам, что Ассоциация «Росохотрыболовсоюз» не будет засчитывать оценки экстерьера и полевые дипломы, полученные на наших мероприятиях. Именно начальник отдела охотничьего собаководства М.Г. Кузина посеяла раздор между тремя организациями: РОРС, ВОО-ОСОО и РКФ, хотя правила проведения испытаний утверждены двумя организациями: РОРС и РФОС. Сейчас судят одни и те же эксперты по единым правилам, но Кузина не хочет их признавать. В отличие от РОРС, ВОО-ОСОО признает и РОРС и РКФ, также и РКФ признает родословные РОРС.

При власти М.Г. Кузиной на должности начальника отдела охотничьего собаководства РОРС, не проводилось ни одного семинара. Эксперты того поколения уходят из жизни, оставшихся за всякую провинность, где можно обойтись предупреждением, лишают категории, некоторые не выдерживают таких склок, уходят и прекращают работать экспертом.

Молодые эксперты недопонимают, и в рингах, особенно ЗСЛ, идет неправильная расстановка. Простецких, а хуже того вообще беспородных собак ставят вперед ринга и дают им оценки, вместо того чтобы их выбраковывать, пускают в племенное разведение. И за это никто не отвечает, за ними нет никакого контроля.

Вместо того чтобы спросить с этого эксперта на ЦКК, что он вытворяет, все остается безнаказанным.

Несколько поколений экспертов вели нашу лайку в чистоте, боролись за ее породность, но сейчас все спустили с тормозов. Необоснованно к западносибирской лайке примешивают волков и дворняжек, не имея на это причин.

В связи с создавшейся ситуацией экспертный корпус написал письмо председателю правления Ассоциации «Росохотрыболовсоюз» Т.С. Арамилевой о несоответствии занимаемой должности начальника охотничьего собаководства М.Г. Кузиной. Под ним подписались восемьдесят экспертов, в их числе тридцать два эксперта Всероссийской категории. Письмо было передано Арамилевой в руки в 2023 году, но, к нашему удивлению, от Татьяны Сергеевны никакого ответа не поступило.

В мае 2024 года в Татарстане будет проходить Всероссийская выставка лаек, но экспертов Всероссийской категории не хватает, те, которые подписались под письмом против М.Г. Кузиной, явно судить не пойдут. Мы предполагаем, что Кузина начнет нарушать положение в проведении выставки или изменит его, а значит, разрешит судить Всероссийскую выставку экспертам с I категорией, или в срочном порядке будут повышать категории с первой на Всероссийские, со II категории на I. Для нее это ничего не стоит, потому что уже неоднократно на Всероссийской выставке судили эксперты с I категории, это равносильно тому, что мы сейчас начнем проводить межрегиональные состязания по лосю и поставим председателем комиссии эксперта с III категорией.

На данный момент в России серьезная проблема с экспертами, старые уходят, молодые не идут, совершенно нет роста экспертов. И эта проблема возникла при правлении М.Г. Кузиной. Всех неугодных ей она отстраняет от дел, а угождающих тащит вопреки всем возражениям опытных экспертов по ведению охотничьего собаководства. Для нее главное, чтобы за нее поднимали руку.

Если Т.С. Арамилева оставит М.Г. Кузину на должности начальника отдела охотничьего собаководства Ассоциации «Росохотрыболовсоюз», то мы считаем, она развалит окончательно собаководство в РОРС, а нам, экспертам и собаководам, придется уйти в РКФ.


Источник

Loading