Медвежий угол царя Российского. Лисино

Изображение Медвежий угол царя Российского. Лисино
Фото из архива автора.

Стараниями организаторов высочайшей охоты императору, как правило, сопутствовала удача. Бывали дни, когда он добывал в окрестностях Лисино до двух-трех косолапых. Продолжение материала — Медвежий угол царя Российского. Император на охоте

Первая часть материала — Медвежий угол царя Российского. Император на охоте

Все охотничьи результаты тщательно фиксировались в специальных карточках. Бланк такого учетного документа хранится в лисинском музее:

«Облава… Участники (есть место для 15 фамилий. — А.Д.)… Глухари, Тетерева, Белые куропатки, Серые куропатки, Вальдшнепы, Рябчики, Фазаны… Лоси… Русаки, Беляки… Медведи, Волки, Рыси, Лисицы… Всего убито… Выстрелов… Начальник императорской охоты…».



С РИСКОМ ДЛЯ ЖИЗНИ

Добычу императора и его гостей егеря вывозили из леса к лисинскому дворцу, там чистили от снега, налипшей грязи и раскладывали на площадке перед фасадом царской резиденции. После того как государь и его гости налюбуются трофеями, зверей отправляли в Петербург. Там специалисты превращали их, согласно царским указаниям, в украшения для интерьеров.

Н. Кутепов: «Один из убитых… медведей выделялся своими размерами, и государь велел сделать из него чучело, которое подарил великому князю Сергею Александровичу. Из шкур четырех других убитых государем медведей выделаны были ковры, из которых один подарен был великому герцогу Саксен-Веймарскому, а три оставлены в Зимнем дворце. В другие годы точно так же из наилучших экземпляров убитых медведей выделывались чучела и ковры… В зиму 1861–1862 года выделано было 10 медвежьих ковров и один ковер из шкуры черного волка. Из них 3 постланы в кабинете государя в Зимнем дворце и два, медвежий и волчий, в кабинете императрицы… Ковры и чучела медведей, убитых государем, не раз дарились им участникам его охот. Так, в 1857 году подарены были медвежьи чучела французскому послу графу Морни и испанскому послу герцогу д’ Осуна. Взятые живыми на одной из охот государя в 1861 году медвежата отправлены были в подарок герцогу Саксен-Кобург-Готскому…».

Известно также, что чучело одного из самых крупных медведей, застреленных им, Александр II отправил в подарок герцогу Эдинбургскому в Лондон.

Изображение Лисинский храм. Фото из архива автора.
Лисинский храм. Фото из архива автора. 

Впрочем, случались и неудачные приезды монарха в его любимые лисинские края. О таких «обломах» и их причинах читаем у того же Н. Кутепова: «Несмотря на все старания Егермейстерского ведомства, иногда охоты оканчивались неудачно: государь приезжал и не находил обложенных зверей… Случалось в первые годы охот государя, что сам крестьянин — хозяин медведя (то есть обнаруживший логово мишки. — А.Д.), после того как егерь проверит его указания, спугивал зверя, чтобы второй раз найти его по следу, указать егерю и получить вторую плату за того же самого медведя. Во избежание таких злоупотреблений крестьянам решено было платить деньги не за указанного медведя, а за убитого. Случалось и так, что обложенный медведь оставался в берлоге и ничем не обнаруживал своего присутствия, несмотря на весь шум, поднятый крестьянами и егерями, чтобы его спугнуть. Эти неудачи приводили в крайнюю горесть всех лиц, причастных к устройству охоты для государя».

Один из тех, кому довелось принимать участие в организации высочайших «ружейных экспедиций», писал: «Легко понять, с каким искренним старанием и любовью делались все приготовления к охоте, и надо было лично видеть их, чтобы понять, как все бывали огорчены и возмущены, если охота почему-либо не удалась. Они только ту охоту считали удавшейся, если зверь убит самим государем, а не кем-либо из свиты».

Изображение Охота на медведя императора Александра II. Литография 
по рис. Ф. Тейхеля. Фото из архива автора.
Охота на медведя императора Александра II. Литография
по рис. Ф. Тейхеля. Фото из архива автора. 

Иногда возникали во время высочайшей охоты экстремальные ситуации.

Н. Кутепов: «Увлекшись преследованием зверя, егеря не щадили себя… Однажды медведь напал на егеря в кругу облавы и уже собирался его помять, как егерь, не потерявшись, выпустил два холостых заряда ему в упор, медведь от испуга рявкнул, откинулся назад и, оставив егеря, побежал прямо на выстрелы ожидавших его охотников. На одной из высочайших охот 1856 года егерь-рогатчик смело принял медведя на рогатину, но рогатина сломалась надвое. Оказалось, что все старые рогатины, употреблявшиеся на императорских охотах, были весьма ненадежны, и егермейстер граф Ферзен поспешил заменить их новыми…»

Случалось порой, что от звериных когтей и зубов кто-то из егерей или загонщиков получал травму. По заведенному императором правилу о таком происшествии ему сразу же докладывали. Александр Николаевич всегда давал распоряжение, чтобы пострадавшего отправили на лечение к придворным врачам. В последующие несколько суток по требованию государя ему ежедневно сообщали о самочувствии раненого. После выздоровления этот человек получал от царя щедрую награду.

Чаще всего шубу из куниц, а то и вовсе золотые часы или перстень. Если пострадавшим на высочайшей охоте был простой крестьянин, то ему подобные предметы роскоши оказывались ни к чему, поэтому обычно он отказывался брать драгоценности, и тогда получал из казны их стоимость деньгами.

Опасности подкарауливали на охоте и самого монарха. Хотя справедливости ради следует отметить, что случаев, когда появлялась реальная угроза для Его Величества, отмечено не так уж много. Александр II стрелял очень хорошо, а кроме того, всегда начеку была охрана императора.

Изображение Памятник Александру II в Лисино. Музей истории российского лесоводства. Фото из архива автора.
Памятник Александру II в Лисино. Музей истории российского лесоводства. Фото из архива автора. 

Н. Кутепов: «Охоты государя на медведей проходили обыкновенно совершенно благополучно потому, что он был весьма искусным стрелком. Его меткий выстрел в упор укладывал на месте зверя, поднятого с логовища. Окружающие государя охотники к тому же зорко следили за тем, чтобы в случае промаха или поранения зверь не бросился на государя. Около него по правую руку, находился обыкновенно унтер-егермейстер И.В. Иванов, тот самый, которого еще император Николай I избрал для постоянного сопутствования на охотах юному наследнику Александру Николаевичу. С начала до конца охоты унтер-егермейстер держал свой карабин со взведенным курком голыми руками, несмотря ни на какой мороз…»

Был, по крайней мере один, случай, когда смелый мужчина спас жизнь монарху. Это случилось на охоте 4 января 1872 года (правда, не в Лисино, а под Малой Вишерой). Обложенный на сей раз медведь оказался очень свирепым. Косолапый изловчился ранить двух загонщиков, прежде чем вышел на стрелковую линию — как раз на номер, где стоял царь.

«Государь увидел медведя в нескольких шагах, когда он выскочил из-за куста, — вспоминал один из участников охоты. — Государь выстрелил, ранил зверя, но не убил, и медведь стремительно бросился на него. Другого выстрела император сделать не успел; опасность была близка и неминуема. Иванов не потерялся, вскрикнув: «Государь, налево! Рогатчик, вперед!», и в тот же момент сам стреляет, а рогатчик всаживает рогатину в грудь зверя, и зверь падает мертвым у сапог Государя»

Изображение В левом крыле дворца располагались личные покои императора. Фото из архива автора.
В левом крыле дворца располагались личные покои императора. Фото из архива автора. 

Примечательно, что, судя по воспоминаниям очевидцев, Александр Николаевич в столь отчаянной ситуации не подчинился спасительной команде и не стал уклоняться от приближающегося зверя. Он считал: Император Всероссийский не может демонстрировать свою слабость и отступать.

Убитого виновника переполоха — медведя — по распоряжению царя отправили на вскрытие, чтобы выяснить точно, что же стало причиной его гибели: пуля или рогатина. В итоге медики констатировали: хищник умер от пули, попавшей точно в левый глаз. На память об этом случае государь наградил обоих героев: егеря Иванова — золотой медалью с надписью «Благодарю» на ленте ордена св. Владимира, а рогатчика, стремянного Никонова, — такой же серебряной.

О другом примечательном случае с императором рассказала заведующая лисинским музеем Любовь Шаульская:

«Весной 1865 года на очередном медвежьем промысле в окрестностях Лисино возникла опасная ситуация. Когда кричане гнали обложенного медведя на номера участников высочайшей охоты, вдруг в противоположной стороне, позади линии стрелков, поднялся из берлоги другой медведь и кинулся как раз к месту, где стоял император. Александр II не растерялся и смело принял зверя на рогатину. На память о таком событии чучело этого медведя было установлено в лисинском дворце. Пояснительная табличка гласила: «Государем императором добыт 9 марта 1865 года близ села Лисино». Во время войны в Лисино квартировали подразделения испанской Голубой дивизии. Нам удалось отыскать в архивах фотографии, на которых вражеские солдаты запечатлены на фоне того самого «императорского» медведя: в лапы чучелу вложена табличка «Berlin 1485 km, Petersburg 70 km»…»

Помимо особо отличившихся или получивших раны во время проведения высочайшей охоты егерей и участников облавы, своеобразная награда от царя ожидала, как правило, и всех вообще загонщиков. Им устраивали угощение, отдавая все деликатесы, оставшиеся от царских завтраков-обедов-ужинов в Лисино.

Изображение 1941 г. Испанские солдаты с чучелом медведя из дворца. Фото из архива автора.
1941 г. Испанские солдаты с чучелом медведя из дворца. Фото из архива автора. 

КАРТЫ-ЮМОРЕСКИ

Многие эпизоды лисинских охот запечатлел придворный художник Михай Зичи, венгр по происхождению, который почти всегда сопровождал государя в его поездках. На рубеже 1850–1860-х годов Зичи создал целую серию акварелей, оформив их оригинально — в виде колоды из 52 игральных карт. Этот комплект автор подарил императору.

Сам Зичи называл свои «карточные» работы юморесками и выполнил многие из них в жанре карикатур (именно поэтому на картах ни разу не изображен сам Александр II). Каждая миниатюра выполнена на куске картона размером с обычную игральную карту, и обратная сторона ее имеет классическую клетчатую «рубашку». В верхней части акварели изображена миниатюрная карта определенной масти и достоинства, а все остальное поле занимает сценка зимней императорской охоты. Чудо-колода хранится ныне в фондах Эрмитажа.

Изображение Фото из архива автора.
Фото из архива автора. 

Помимо участников высочайших охот лисинские угодьях могли посещать и «посторонние». Чтобы развлечься здесь ружейным промыслом, необходимо было получить особое разрешение. Есть информация, что поохотиться в Лисино приезжали члены Государственной Думы, а также известные русские литераторы Алексей Константинович Толстой, Николай Алексеевич Некрасов.

В архивах сохранились интересные документы о попытке расширить ассортимент охотничьих угодий в Лисино. В 1858 году Александр II распорядился, чтобы на территорию тамошнего учебного лесничества доставили из Беловежской пущи зубров. Царскую волю, конечно, исполнили, и в эти дальние окрестности Петербурга были завезены «два зубра для разведения этой породы», их поместили на территории зверинца в Лисино. Впрочем, о дальнейшем обитании этих огромных зверей в лисинских лесных угодьях сведений немного. Известно, например, что еще в 1916 году в отчетах здешнего охотничьего хозяйства зубры фигурировали. А среди экспонатов местного музея есть чучело зубра, которого, по имеющейся у Л. Шаульской информации, добыли во время одной из охот в 1904 году.

Последний приезд Царя-освободителя в лисинские края датируется декабрем 1880-го. Через несколько месяцев после этого Александр II погиб от взрыва бомбы, брошенной революционером-террористом.

Здание охотничьего дворца, или, как его еще называли, «дома для приезда высочайших особ», построенное Н. Бенуа, сохранилось до нашего времени. Главный фасад его венчал прежде барельеф — герб с элементами охотничьей атрибутики. Но в послереволюционное время этот элемент декора был уничтожен.

Примечательно, что личные императорские покои размещались не в центральной, самой парадной части здания, а в более поздней пристройке к нему. Здесь, слева от главного входа, находились кабинет государя, его бильярдная, камердинерская и три спальни. Как объяснила Л. Шаульская, такое обилие комнат для сна было предусмотрено ради заботы об охране монарха от возможных покушений:

«Никто не знал, в какой именно опочивальне Александр Николаевич решит на сей раз провести ночь… Теми же соображениями безопасности объясняется наличие отдельного, отнюдь не парадного, входа с улицы на «царскую половину»…»

Внутреннее убранство дворца соответствовало его назначению. В интерьерах главных помещений превалировала тема охот. Описание лисинских хором можно найти в одном из номеров журнала «Нива» за 1885 год: «На стенах висят картины, оленьи головы с огромными ветвистыми рогами, барельефы, оружие и прочие украшения. В комнатах расставлены чучела разных диких зверей, убитых на высочайших охотах. Между этими чучелами особенно бросается в глаза чучело большого медведя, убитого покойным императором Александром II близ ст. Белой».

Изображение Бывший царский дворец приспособили под студенческое общежитие. Довоенное фото. Музей истории российского лесоводства. Фото из архива автора.
Бывший царский дворец приспособили под студенческое общежитие. Довоенное фото. Музей истории российского лесоводства. Фото из архива автора. 

После смерти Александра II лисинский дворец оказался в забвении. Большую часть времени он пустовал. Лишь изредка в эти места приезжал поохотиться кто-нибудь из Великих князей. Что касается преемников монарха на троне, то есть лишь сведения о визите сюда его сына, Александра III.

Произошедшая в России революция и вовсе «подрубила» почти все царское прошлое Лисина. Для нужд училища, которое возобновило работу в 1920-е годы, было передано здание бывшего дворца. Его помещения приспособили под студенческое общежитие. Но еще до этого императорская охотничья резиденция оказалась разграблена. Часть обстановки, элементы интерьеров были уничтожены, а кое-что крестьяне утащили в свои дома. Почти все эти трофеи впоследствии сгинули бесследно, лишь несколько предметов мебели и украшений удалось найти.

Помимо дворца для отдыха участников высочайших охот имелся бревенчатый летний павильон, построенный в 1869 году в двух с половиной километрах от Лисино. Верхнюю часть здания окружала крытая галерея, с которой открывался вид на окрестности и на зверинец: с одной стороны виднелся кабанник, с другой — та часть, где помещались лани. Интерьеры павильона были оформлены в стиле охотничьей избы. Посреди большого помещения стояли широкий некрашеный сосновый стол и сосновые лавки. Кроме этого были еще две небольшие комнаты и кухня.

К нынешнему времени от этого павильона ничего не сохранилось. А бывшее дворцовое здание находится в ведении Санкт-Петербургской Государственной лесотехнической академии. В нем сейчас расположены административные и хозяйственные службы.

Первая часть материала — Медвежий угол царя Российского. Император на охоте


Источник

Loading