Открывая Африку. Российский опыт на черном континенте

Изображение Открывая Африку. Российский опыт на черном континенте
Фото автора.

Лучше один раз самому все увидеть и испытать, чем сто раз посмотреть по телевизору, завидуя счастливчикам, которые смогли позволить себе такое, мягко говоря, недешевое, удовольствие

Моей мечтой было добыть два африканских трофея: большого куду и буйвола. Ну и по возможности бородавочника. Благодаря лотерее Московского клуба «Сафари» мне посчастливилось поехать на охоту в ЮАР. Это была групповая поездка по формуле «один проводник и два охотника».  

КУРС НА ЙОХАННЕСБУРГ

Вылетали мы из Шереметьево в Йоханнесбург с пересадкой в Дохе авиалиниями Катара. Перелет до Дохи занял около пяти часов. До Йоханнесбурга предстояло лететь около восьми часов. Там группу встретил водитель. Мы быстро загрузились в микроавтобус и отправились в путь. Почти всю дрогу нас сопровождал дождь — явление очень редкое и нетипичное для зимы в ЮАР в это время.

Гостеприимные хозяева, встретив нас при свете живого огня в специально отлитых металлических костровых чашах с изображениями африканских животных, разместили группу в уютных бунгало на новой базе, расположенной непосредственно в угодьях. После ужина нас уже более обстоятельно познакомили с нашими проводниками, очень опытными, в чем мы позже убедились в процессе охоты. Мы обсудили предпочтения каждого из нас, план охоты и распорядок дня на время пребывания на сафари и отправились спать по своим бунгало.

Утром, после завтрака, в сопровождении егерей все выдвинулись в район охоты. Каждый из нас в обязательном порядке сделал пробные выстрелы в гонг на дистанции 100 метров, и только после этого мы отправились на поиски обговоренных ранее трофеев. В июле в ЮАР зима с ночной температурой воздуха до +4 ⁰С и дневной до +20 ⁰С. Но при выезде на охоту надо одеваться достаточно тепло, а главное, иметь на себе непродуваемую одежду. Прошедший во время нашего приезда дождь оживил флору тех мест, и мы смогли насладиться ароматами африканской растительности. Но как только ветер и солнце унесли влагу в небеса, воздух перестал пахнуть чем-либо.     

Изображение Несмотря на то что вся территория (13 000 га), на которой мы охотились, была огорожена, поведение животных здесь полностью соответствовало поведению обитателей открытых территорий. Они так же осторожны, у них такое же хорошее обоняние и обостренное восприятие опасности, исходящей от человека, как у их собратьев в дикой природе. В этом все из нас сумели убедиться. Конечно, огромный плюс огороженной территории заключается в том, что у вас всегда есть шанс обнаружить трофейное животное. Но вот как к нему подойти, будет уже зависеть от мастерства пиэйча и вашего умения бесшумно ходить и хорошо стрелять. 
 Фото автора.
Несмотря на то что вся территория (13 000 га), на которой мы охотились, была огорожена, поведение животных здесь полностью соответствовало поведению обитателей открытых территорий. Они так же осторожны, у них такое же хорошее обоняние и обостренное восприятие опасности, исходящей от человека, как у их собратьев в дикой природе. В этом все из нас сумели убедиться. Конечно, огромный плюс огороженной территории заключается в том, что у вас всегда есть шанс обнаружить трофейное животное. Но вот как к нему подойти, будет уже зависеть от мастерства пиэйча и вашего умения бесшумно ходить и хорошо стрелять.
Фото автора. 

Часть густого буша была расчищена вдоль основных дорог, чтобы иметь возможность заранее увидеть появление животного. Буш — это плотный лесистый кустарник высотой около двух-трех метров, обычно стоящий стеной, с множеством шипов различной формы. Из него можно выйти либо в драных лохмотьях, либо вообще без одежды и с кровоточащими ранами на теле. Для того чтобы передвижение по бушу происходило без подобных последствий, владельцы угодий постоянно осуществляют расчистку территории.

ОХОТА НА КУДУ

В первый день мы с пиэйчем Чарльзом выдвинулись на охоту около пяти часов утра. Чарльзу 39 лет. Крепкого телосложения, роста чуть выше среднего, загорелый, с густой растительностью на лице, как у карибского пирата, он прекрасно владел английским языком и постоянно перекидывался со мной шутками, что повышало настроение и добавляло оптимизма во время охоты. Единственное, чего он не любил, так это подолгу находиться в засидке.

Изображение Без надежного внедорожника здесь делать нечего. Фото автора.
Без надежного внедорожника здесь делать нечего. Фото автора. 

Пикап Чарльза медленно двигался по дороге среди буша. Сверху мы высматривали трофейных самцов куду. Видели много различных антилоп, которые предпочитали сразу скрыться в густой растительности. В кустах видели самок и молодых куду. А вот с трофейными самцами дела обстояли сложнее. Порой удавалось издали увидеть мелькнувшего в буше рогача, но толком разглядеть его трофейные качества мы не успевали. Так продолжалось пару дней. Уже в сумерках мы попытались подойти к трофейному куду, но серый призрак снова растворился в буше, не дав шанса на прицельный выстрел. Мы меняли тактику, ждали на переходах, подходили к стаду самок, надеясь, что рядом будут самцы, — все тщетно. Надо мной уже посмеивались. Члены нашей группы добыли трофейных животных и даже крокодила, а я, будучи самым опытным, пока оставался без трофея. А все потому, что точно знал, чего хочу и какой экземпляр мне нужен.

На третий день, рано утром, мы увидели самку куду на расстоянии около 500 метров. Она стояла между двумя дорогами, наслаждаясь первыми лучами восходящего солнца. «Попробуем подойти», — сказал Чарльз, обосновав это тем, что около самок почти всегда бывают самцы. На то, чтобы преодолеть 500 метров, ушло около полутора часов. Шли мы очень осторожно, с частыми остановками, используя для укрытия кустарники. Такой стиль охоты — мой любимый. Ты находишься в равных с животными условиях и должен использовать все свои умения и навыки, чтобы подойти к зверю на дистанцию выстрела.

Изображение Первое, что восхищает в ЮАР, — это обилие и разнообразие животного мира. Фото автора.
Первое, что восхищает в ЮАР, — это обилие и разнообразие животного мира. Фото автора. 

Наконец, мы подошли к самке метров на двести. Она стояла неподвижно и лишь иногда поворачивала голову для контроля ситуации. Чарльз сказал, что будем ждать здесь, так как подходить ближе уже опасно. Через полчаса напряженного ожидания в кустах блеснули светлые кончики рогов самца. Но чтобы определить качество трофея, нужно видеть все животное. И вот показалась половина его корпуса, и в лучах утреннего солнца стали отчетливо видны его рога. Разглядывая их в прицел, я отметил, что они неплохие, но с небольшим развалом и чуть ниже среднего по длине. Решили куду не стрелять и возвращаться к машине. Оставшееся время утренней охоты прошло в поисках лучшего трофея, но, увы, опять безуспешно.

Не доехав до базы, где-то в километре от нее мы заметили двух неплохих самцов куду. Попытались подойти на выстрел еще раз, но они опять растворились в плотном буше, идти в который было, конечно же, безумием.

Изображение Хорошо снять процесс охоты — настоящее искусство. Фото автора.
Хорошо снять процесс охоты — настоящее искусство. Фото автора. 

Место, где мы увидели самцов, находилось недалеко от источника воды, и мы решили сделать там засидку. После часа работы и в предвкушении удачи мы возвратились на базу.

На следующий день сразу после завтрака мы отправились в наше укрытие. Два стула, маскировочная сеть и ветки кустарника хорошо скрывали от животных, да так, что бородавочники продефилировали в каких-то 15 метрах от нас, даже не причуяв. В стаде был неплохой трофейный секач, но мы ждали куду, поэтому решили оставить его на потом. Чуть позже, в 30 метрах от нас, прошло целое стадо буйволов, что добавило адреналина в кровь.

И вот, наконец, два серых призрака плавно и бесшумно вышли из буша на удалении 130 метров. Оба имели неплохие рога. Чарльз подсказал мне, который из них старше, и дал добро на выстрел. Перекрестие прицела моей винтовки легло в то место, которое указал пиэйч. Я задержал дыхание и плавно потянул спусковой крючок. Выстрел! Второй! Куду рухнул, не пробежав и 50 метров. А я дал волю своим эмоциям, которые переполняли меня. Столько усилий и времени было потрачено! Но ведь именно этим больше всего и запоминается добытый трофей.

Кто-то из наших охотников и проводников оказался неподалеку от нас, и весть о добытом мною трофее быстро разнеслась по рациям. Буквально через десять минут у моего трофея собралась небольшая компания, и все поняли, ради чего я потратил столько времени на этой охоте. Итак, первая моя мечта сбылась.

Изображение Красота и комфорт охотничьей базы был выше всяких похвал. Фото автора.
Красота и комфорт охотничьей базы был выше всяких похвал. Фото автора. 

ЗА ТРОФЕЕМ МЕЧТЫ

Добыть достойный трофей бородавочника с подхода сложно по нескольким причинам. Зверь он очень осторожный, и приблизиться к нему хотя бы на 100 метров — большая удача. При этом вы должны убедиться, что клыки самца достойны внимания, а времени на это у вас вряд ли будет достаточно, ведь зверь может быстро ретироваться. Поэтому в Африке, как и у нас в России, оптимальным способом охоты на трофейного кабана считается охота из засидки. На бородавочника пришлось оборудовать скрадок непосредственно перед охотой в неплохом для этих целей месте — у водоема, куда животные приходят в дневное время. И ушло на это 40 минут.

Заняли мы свои места около десяти утра. Первыми появились два молодых бородавочника на расстоянии около 70 метров. Затем в дальнем конце водоема показались самцы постарше, но тоже нетрофейного качества. Прошло уже около двух часов, и нам за это время удалось понаблюдать за грациозным самцом антилопы сейбл с прекрасными рогами, антилопами куду, а чуть позже и за свиньей с приплодом. Еще один сейбл вышел в 40 метрах от нас. Захватывающее зрелище! Мой пиэйч уже давно начал ерзать на стуле. Тогда он и признался мне, что не любит долго сидеть в засидке.

Наконец, после четырех часов ожидания к нам вышел тот бородавочник, который был нужен. Расстояние до него составляло около 120 метров. Убедившись в хорошем качестве трофея, пиэйч дал добро на выстрел. Я прицелился и потянул спусковой крючок. За «Ремингтоном», из которого я стрелял в тот день, вероятно, не очень хорошо следили, и курок был очень туг на спуск. И все же я дотянул его до выстрела, и пуля попала в бородавочника. Тот завизжал и упал в грязь у уреза воды. Мы было подумали, что зверь добыт, но он вдруг поднялся и помчался в буш. Переглянувшись, мы замерли в ожидании. Спустя несколько секунд в буше послышался шум. Меня охватило некоторое разочарование. Я был уверен, что при любом попадании .375 калибр и тяжелая пуля сделают свое дело. Однако зверь убежал.

Изображение Бородавочник — желанный трофей каждого охотника. Фото автора.
Бородавочник — желанный трофей каждого охотника. Фото автора. 

Что ж, дело чести охотника — добрать подранка. Посоветовавшись, мы с пиэйчем пошли по следу. Крови почти не было. Взяли направление, куда убежал зверь, и стали медленно продвигаться сквозь колючки густого буша. Прошли около 300 метров, но не нашли зверя. Подумывали уже о том, чтобы ехать за собакой, но вовремя изменили тактику и, помня о приблизительном месте, откуда слышали шум в кустах, чуть разошлись и начали прочесывать то место. Наша тактика себя оправдала: под одним из кустов мы обнаружили дошедшего бородавочника. Он буквально воткнулся в куст и там остался. Теперь нам предстояло вытащить кабана из густого и цепкого буша. Мы взяли его за верхние клыки и потащили к водоему, чтобы сделать фотографии на память об этой интересной
охоте.

Изображение Вечером всегда можно собраться у костровой чаши и поделиться с товарищами своими впечатлениями. Фото автора.
Вечером всегда можно собраться у костровой чаши и поделиться с товарищами своими впечатлениями. Фото автора. 

ОХОТА НА БЛЕСБОКА

В последний день мне представилась возможность поохотиться на блесбока. Это одна из самых красивых антилоп Африки, при этом крайне осторожная.  

Ранним утром мы заметили хорошего рогача, который был в группе с еще двумя белыми собратьями. После получасового скрадывания мы решили стрелять с дистанции около 150 метров. Пиэйч поставил треногу и настаивал на выстреле. Мне это несколько не понравилось, так как наш блесбок был частично в кустах. Вероятно, проводник рассчитывал на тяжелую пулю .375 калибра и на мой профессионализм. Тренога стояла ниже, чем было нужно. Стрелять было неудобно, но я нажал на спусковой крючок. Животное упало на месте. Пиэйч поздравил меня с удачным выстрелом, но преждевременно: блесбок попытался несколько раз встать. Как потом оказалось, пуля попала в остистый отросток позвоночника. При таком ранении зверь часто сначала падает, а потом, бывает, встает и уходит. Зная это, я хотел выстрелить еще раз, но пиэйч сказал, что в этом нет необходимости. Мы двинулись к животному. Два белых самца стояли, смотрели на упавшего и ждали его. Вдруг наш трофей поднялся и пошел за своими братьями. Стрелять было уже невозможно. Все трое растворились в буше. И тут началась настоящая охота…

Изображение Фото автора.
Фото автора. 

Мы пытались найти кровь. Не нашли. Шли только по следам, которые постоянно пересекались следами других животных. Два часа скрадывания в буше, тщательный выбор места, куда поставить ногу, чтобы не наделать лишнего шума, — и мы, наконец, видим преследуемых антилоп. Раненый блесбок не может быстро и долго идти… Но вот мы приблизились на 150 метров; теперь моя тренога стоит как надо. Я затаил дыхание, выбрал необходимое место для поражения зверя и выстрелил. Блесбок рухнул на месте. На этот раз окончательно. Я был рад, что удалось его добрать. Мой проводник сказал, что, возможно, это медальный трофей.

ВЫВОД

Как оказалось, карабин был пристрелян не под меня. Я не сделал из него пристрелочного выстрела. А надо было, ведь оружие мы меняли каждый день. Не знаю, почему так происходило, но факт остается фактом. И еще. Если вам неудобно, не стреляйте, а попросите изменить положение или высоту треноги и только после этого производите выстрел.


Источник

Loading