Почему мы профукали нашу молодежь. Наследники охотничьих костров

Изображение Почему мы профукали нашу молодежь. Наследники охотничьих костров
Фото автора.

Рыбалка и охота знакомы многим с раннего детства. Удочку мальчишки и девчонки учатся держать в руках еще в дошкольном возрасте. С охотой дело обстоит иначе. До 1970-х годов занятие охотой и охотничьим промыслом было нормой для деревенских детей

Это сейчас отлов рябчиков, кротов и сусликов большинству современных людей известен по старым книжкам. В таежных деревнях дети (в основном мальчики) начинали отлов рябчиков и клестов примерно с семилетнего возраста. Маленькие охотники-промысловики занимались отловом птиц не для развлечения. Мясо дичи было источником полноценного животного белка. Мальчишки, а нередко и девчонки, регулярно совершали обход специально обустроенной охотничьей тропы — путика — с установленными ловушками.

Вынимали добычу и снова настораживали простые, дешевые, но эффективные петельные самоловы. Рябчиков можно было сдавать заготовителю или употреблять в пищу. Пойманных клестов жарили на большой чугунной сковороде, политой конопляным маслом. Летом дети ловили кротов и сусликов, а шкурки сдавали в заготовительную организацию. На заработанные деньги можно было купить недорогое ружье в сельском магазине.

Ружья во времена исторического материализма и суровой власти продавались почти как обычные хозяйственно-бытовые товары. Продавец сельмага просто записывала в охотничий билет покупателя серийный номер ружья. Одностволки, двустволки, малокалиберные винтовки в сельмаге продавались наряду с сапогами, топорами, граблями и телогрейками. Тут же можно было приобрести порох, дробь, гильзы.

Практически в каждом деревенском доме было хотя бы одно охотничье ружье. Наводить его на человека даже в шутку было строго запрещено. Ребенок с дошкольного возраста усваивал эту простую истину и, повзрослев, учил младших родственников, а затем собственных детей. Поэтому охотничьи ружья редко фигурировали в криминальных сводках. Времена были интересные. Бабушка могла вынести во двор деревенского дома одностволку, мешочек с патронами и крикнуть играющей детворе: «Ребята! Сходите-ка за рябчиками!» И мальчишки и девчонки приносили из ближайшего леса пару-другую рябчиков, а попутно собирали грибы.

Городские дети также участвовали в охотах. В те времена отец и сын-школьник отправлялись в пригородном поезде на охоту, и их вид никого не удивлял. Дети знали с малых лет, как добывать или выращивать продукты питания. Руки мальчишек и девчонок, как и руки их родителей, умели обращаться с ручными инструментами, которые требуют осторожного обращения и известной сноровки: топор и пила, коса и серп, молоток, сапожный нож и тяжелый нож-косарь (бабий топор). Значимость подобных умений в военное и послевоенное время невозможно переоценить.

В наше время ситуация иная. Большинство людей уже давно живут в городах, и отношение к охотничьему оружию сильно изменилось. Ружье и винтовку многие видят только в кино, в основном в боевиках. В них дробовые охотничьи ружья применяют не для охоты, а для перестрелок в городских кварталах. В дополнение к этому детям предлагают многочисленные компьютерные «стрелялки» аналогичного содержания. По таким фильмам-поделкам подрастающее поколение и судит об оружии охотников и его возможностях. Из малокалиберных винтовок в школьном тире давно уже не стреляют, а когда-то их продавали в спорттоварах как спортивный инвентарь.

Охота превратилась в недешевое хобби. Охотиться (правда, без ружья) можно только с 16-летнего возраста, а владеть даже прадедовской одностволкой 32-го калибра, приобретенной когда-то в сельмаге, закон разрешает только с 21 года и лишь некоторым категориям граждан с 18 лет. Люди переселились в города, но подростков бессознательно тянет на природу: в лес, горы, на побережья водоемов. Порыбачить в настоящее время возможно, а вот с охотой у подрастающей молодежи возникают, мягко говоря, сложности.

Отсутствие возможности заниматься законной охотой привело к увлечению довольно странными занятиями. Стал популярен бушкрафт, а точнее, не сам бушкрафт — совокупность навыков для жизни в диких природных условиях с использованием минимума снаряжения, а его имитация, игра в него.

Нашим детям внушают мысли о необходимости приобретения недешевых специальных ножей для бушкрафта и выживания, которые имеют собственное название, как автомашина Остапа Бендера, а цену — как у хорошей комиссионной двустволки. Сами основоположники бушкрафта Х. Кефарт и М. Кохански пользовались обычными крепкими хозяйственными ножами среднего размера с накладными рукоятками на трех заклепках. Подобный нож деревенский слесарь может сделать за пару часов из обломка пилы, стамески или напильника.

Городские родители не знакомят своих детей с простой истиной: маленький, хорошо отточенный топорик для мелких плотницких работ превосходит любой тяжелый нож при выполнении большинства работ в лесной зоне. При необходимости топориком можно подточить карандаш и разделать тушу животного, срубить дерево, построить плот или лесной балаган. Таким инструментом деревенские дети начинали пользоваться еще в дошкольном возрасте.

Наши дети растут, но не имеют полноценного опыта пребывания в полевых условиях и не приобретают реальных походных навыков. Собрать рюкзак для похода, подобрать соответствующую экипировку, развести костер и сварить в котелке походную еду, построить укрытие от непогоды, оказать первую помощь пострадавшему или хотя бы самому себе — все это для подрастающего поколения, увы, «темный лес»…

Изображение Фото автора.
Фото автора. 

Кто же виноват в создавшемся положении? Комплекс социально-экономических факторов, анализ которых потребует не одной дискуссионной статьи. Для исправления ситуации нужно предпринять необходимые меры. Нужна разветвленная сеть организаций для подростков, где они смогли бы получить начальные навыки походной жизни. Полевые условия, конечно, так же различаются между собой, как лесостепь и тайга. Начать можно и нужно с региона проживания. Дети незаметно повзрослеют. Кто-то из них станет увлеченным охотником и рыболовом, спортсменом-стендовиком, а кто-то будет умело применять полученные знания в турпоходах или просто на пикниках. В наше время навыки жизнеобеспечения и выживания в сложных, а порой экстремальных условиях, к сожалению, могут пригодиться внезапно и неотвратимо.

Умение играть в «танчики» и заказывать еду на дом в два клика на смартфоне абсолютно бесполезно в определенных форс-мажорных обстоятельствах, таких как стихийное бедствие, ведение поисковых работ в лесу, поломка транспортного средства в безлюдной местности. Для разведения спасительного костра в сырую погоду пригодится полученное на деревенских каникулах умение щепать лучину прабабкиным кованым косарем. Могут оказаться востребованными навыки маскировки, ориентирования в лесу, постройки шалаша, охотничьего скрадка, гусиного окопа, приобретенные в результате походов с дедом на охоту.

Согласно энциклопедическому определению, охота — это добывание диких зверей и птиц. Занятие охотой как раз и начинается с желания человека добыть птицу или зверя. Но для начала ему нужно ознакомиться с опытом прошлых поколений охотников. Для обучения основам охоты и охотоведения (комплекс знаний об охоте и охотничьем хозяйстве) нужна специальная подростковая учебная литература в напечатанном и электронном варианте — «Охотминимум для подростков». Учебник или интересную книгу можно открыть в любой момент и освежить память. Нужны молодежные учебные фильмы о поведении человека в лесу и на водоеме, об охотничьей этике, повадках зверей и птиц, охотничьем оружии и снаряжении, о способах добывания и обработки добычи, об оказании медицинской помощи и самопомощи.

Подобные знания и умения нужно получать из книг, учебных фильмов и практических занятий — как самостоятельных, так и под руководством опытного наставника. Знания и умения в любой отрасли человеческой деятельности эффективнее всего получать непосредственно от учителя-наставника. Самая лучшая книга об охоте даст комплексных знаний меньше, чем опытный учитель. С ролью наставника по охоте может справиться родитель или другой компетентный взрослый. Отношения «учитель — ученик», скрепленные родственными отношениями, позволяют быстро и уверенно обучаться основам и тонкостям охоты. Вспомните опыт коренных народов Севера и Сибири. Ничто так не сближает людей, как совместное увлечение и трудовые усилия, особенно если они приносят обоюдное удовольствие.

Охотничьи собаки, особенно их щенки, отличные компаньоны для детей. Подросток лучше и быстрее познает природу и мир охоты вместе с растущим четвероногим товарищем по походам. Определенные породы охотничьих собак: пойнтеры, лабрадоры, бигли, эпаньоль бретоны, спаниели — дружелюбны, послушны, хорошо поддаются общей дрессировке и натаске. Их в первую очередь можно рекомендовать в качестве домашнего питомца для детей.

Для развития у подростков охотничьих навыков нужно внести изменения в действующее законодательство. Охота на уток, гусей или тетеревов из скрадка, на вальдшнепиной тяге должна осуществляться с 14-летнего возраста под руководством охотника с трехлетним стажем. Кроме того, ходовую охоту на рябчика, куропатку, перепелку можно осуществлять при условии нахождения подростка-охотника на расстоянии не более 20 метров от охотника-наставника.

Для охотников среднего школьного возраста реальна самоловная охота на рябчика, ондатру, норку и некоторые другие виды животных. Будет достаточно, если охотник-наставник и подросток пройдут совместный инструктаж по технике безопасности. И, конечно, юный охотник или охотница должны показать свои знания «Охотминимума для подростков». Кружки юных охотников, тренировки по стрельбе из ружья, винтовки, охотничьего лука на спортивных стендах, в тирах помогут мальчишкам и девчонкам подготовиться к охоте. Из них получатся не только охотники, но и умелые, знающие и берегущие природу полевые работники: биологи, геологи, инструкторы по туризму.

Молодое поколение, приобщаясь к охоте, получит таким образом дополнительные адаптивные навыки. В этом и есть смысл охоты, охотничьих традиций. Перефразируя известные высказывания Жана Жореса и Густава Малера, можно сказать следующее:

«Охотники — наследники костров предков. Наши охотничьи традиции — это поддержание и передача огня, а не слепое поклонение пепелищам. Из опыта прошлого мы берем огонь, а оторванные от Природы и охоты дети асфальтовых джунглей рискуют сохранить лишь остывший пепел».


Источник

Loading