Утиные истории. Излечение организма осенней охотой

Изображение Утиные истории. Излечение организма осенней охотой
Фото автора.

В этом году после перенесенной операции ни о каком открытии охоты я и не мечтал, но наш знаменитый хирург Сергей Колчев, сам заядлый охотник, снимая швы, сказал: «Если аккуратненько, съезди. Дома ведь измучишься!»

От поездки с ночевкой в большой компании я решительно отказался. А вот выезд к рассвету на недалекое болотце, где утка заведомо была все лето, одобрил не только я, но и два моих друга. Да и как не поехать, когда молодая собака уже не боится воды, активно пытается найти какую-либо дичь, оставаясь при этом глупым щенком?! Непременно надо показать ей настоящую добычу. Как знать, может, она порадует первыми работами!

В полной темноте я подъехал к намеченному месту и сразу увидел фонари машины Александра. Нас ожидала неприятность: поле возле болота было перепахано. Ничего не поделаешь, придется идти по глубокой пахоте около километра. Стараясь соблюдать тишину, мы медленно двигались к цели. А утка была! Мы отчетливо слышали всплески и осторожное кряканье, обойдя место присады, выбрали себе засидки, где намеревались встретить зарю.

Надо сказать, мы бывали здесь уже дважды в прошлые годы, и зорьки тогда были весьма неплохи. Что-то будет сегодня?



А сегодня стая уток около пятидесяти голов поднялась единой партией и ушла. Просто улетела и все. А так быть не должно. Обычно птица взлетает тройками, пятерками, а потом возвращается, делая по несколько заходов. Но не сегодня…

Утро оказалось просто чудным. Свежий воздух, нет изнуряющей жары, тепло, и комары не сильно донимают — благодать! Вот только утки нет совсем. Издалека доносятся редкие выстрелы братьев по увлечению. Но стреляют мало.

Подъехал удравший с работы Николай. Вместе посетовали на создавшуюся ситуацию и разошлись по разным углам, решив посидеть часа полтора. Александр, заметивший стайку уток в районе лесопосадки, решил проверить, что там интересного они нашли. Оказалось, что дождями налило лужу на поле, где ее никогда не было. Утки сидели там. Саня не поленился обойти лужу стороной с целью поднять их в нашу сторону. Так и получилось, только высота была уже велика, да и стороной они прошли.

Мой курцхаар Маркиз добросовестно проверил болото на наличие какой-либо живности. В результате пригнал ко мне ондатру. Отчаявшись в своих надеждах высидеть что-нибудь, я отправился вдоль болота. И вскоре заметил трех вяхирей, кружащих над вспаханным полем. Один из них подлетел на опасную дистанцию и тут же свалился от заряда «семерки». Срочно позвал Маркиза, и он моментально нашел битую птицу. Вот только подать ее отказался наотрез. Плохо! Дома он мгновенно отыскивал спрятанные в огороде крылья весенних уток (чем уж они там пахнут?) и подносил к моим ногам — подавал. Ладно! Голубя он никогда не видел.

Я вернулся на свое место и увидел еще несколько вяхирей над полем. Собака их тоже видела, но так как находилась от меня далеко, беспрепятственно бросилась за ними. Голуби не очень-то боятся собаки, поэтому просто перелетали с места на место. В результате один вяхирь налетел на меня. Легкий выстрел — и мой ягдташ пополнился еще одним трофеем. Сашка уехал, Николай не выстрелил ни разу. Вечером мы решили посетить это болото снова.
— Ну, должны они сюда прийти, — рассуждали мы  по дороге. — Утром мы их не напугали, а они тут все лето жили.

Зарядившись, подошли к водоему. Сразу поднялась кряква. Далековато, но, успев сбросить ружье с плеча, я выстрелил, и матёрка упала на воду. Неплохо для начала! Бита удачно: голова в воде, а крыльями молотит.
— Давай, Маркиз, давай!  — отчаянно кричал я и сам полез в воду. Пес прекрасно видел утку, в азарте носился по мелководью и даже подлаивал от восторга. Однако глубоко, в сапогах не подойти. И я, вспомнив наказ врача, уступил инициативу Николаю. Тот вырезал палку, привязал к ней веревку.

Несколько бросков — и успокоившаяся утка медленно стала приближаться к берегу. Когда до нее осталось два-три метра, подначиваемая нами легавая решилась пуститься вплавь. Отчаянно молотя лапами и обдавая нас брызгами, она приблизилась к добыче, ткнула ее носом, ударила лапой и… поплыла назад. Ну надо же! Прежние мои собаки прекрасно работали в этом возрасте, а эта никак!

После нескольких попыток подачи утка оказалась ближе к противоположенному берегу. Другу пришлось обходить болото кругом и снова пускать в дело палку с веревкой. Это была единственная утка, встреченная нами на вечерке.

За это время я не почувствовал какого бы то ни было ухудшения здоровья, и на следующую вечерку мы отправились в дальние луга по своим старым местам. Утка здесь была почти в каждом болотце, а следов конкурентов совсем немного. Подняли с большого болота, где много лет подряд проводили открытие, стайку уток. Николай сбил одну, и она упала посередине. Подранок! В этот момент налетела еще одна, которую мне удалось сбить первым же выстрелом. Она упала к нам близко, и пес тотчас бросился к ней. Плыть не нужно, глубина позволяла Маркизу стоять на ногах. Он бегал кругами и прыгал, пытался схватить утку зубами за крыло. И наконец после моих команд «подай!» собрался с духом и притащит добычу ко мне. В руки не отдал, но к ногам принес  — уже хорошо. Дело сдвинулось с мертвой точки.

На вечерку мы сели на мелководном болотце, где тоже охотились не раз, и вечер порадовал нас прекрасными налетами. Мы взяли по три крякаша, и по нескольку раз промазали в спешке. В общем, сезон открыт неплохо. Через пару дней на этом же месте мне удалось взять пять матёрок с шести зарядов.

Если здоровье позволит, поохотимся и дальше вдоволь.


Источник

Loading