В двух шагах от рая. По широкой Лимпопо

Изображение В двух шагах от рая. По широкой Лимпопо
ФОТО SHUTTERSTOCK

Изначально, я хотел поохотиться только на одного слона в своей жизни, но должен признать, что после первой охоты у меня возникла сильная «слоновья зависимость»

Старые слоны-самцы оказывают на меня магическое действие, и вот уже несколько лет мне удается обуздать свою страсть только на год, максимум на два. Затем я начинаю искать возможность для охоты, которая подходит моему кошельку. В результате мне уже дважды удалось добыть старых самцов с неплохими бивнями в сложных условиях Камеруна.

В январе на охотничьей ярмарке я случайно наткнулся на стенд профессионального охотника, который в настоящее время имеет лицензию на охоту в Маханго, расположенном на западной окраине мыса Каприви, к западу от реки Окаванго, на границе с Ботсваной. Это самая маленькая охотничья концессия в Намибии (всего 24 500 гектаров), но разнообразие видов и прекрасный речной пейзаж, я уверен, впечатлят любого взыскательного охотника.

Намибия кардинально отличается от того, что мы обычно привыкли видеть, приезжая на африканское сафари. Профессиональный охотник, с которым я начал разговор, имеет законную возможность добывать десять слонов в год, но если вы хотите работать устойчиво, в течение длительного периода, то отстрел десяти старых трофейных слонов в год на такой относительно небольшой территории быстро превратит охотничьи угодья в пустыню. В процессе нашего интересного разговора добродушный хозяин концессии предложил мне охоту на слона за полцены.



Целью этой охоты было найти слонов с дефектными бивнями (например, изношенными или слабыми). Мы долго вели переговоры, и я дал понять Грэгу, что меня интересует только очень старый самец. Дефектные бивни для меня не помеха, наоборот, часто они делают трофей более ценным. В конце концов мы согласовали дату охоты (включая прибытие и отъезд) с 14 по 30 сентября и в течение нескольких месяцев поддерживали связь по электронной почте и телефону. Помимо слона, Грэг предложил мне лицензию на леопарда. Я с радостью согласился.

Изображение Чтобы до конца удостовериться в качестве трофея, нужны многие часы скрадывания и наблюдений. ФОТО SHUTTERSTOCK
Чтобы до конца удостовериться в качестве трофея, нужны многие часы скрадывания и наблюдений. ФОТО SHUTTERSTOCK 

После смены руководства в Air Namibia рейсы снова стали работать без нареканий. Мы стартовали во Франкфурте и прибыли в Виндхук около восьми часов утра 15 сентября. Таможенное оформление и декларирование оружия прошли гладко, поэтому в девять с минутами мы отправились на зафрахтованном небольшом самолете в Маханго и около полудня приземлились на расчищенной от кустов полосе к северу от Маханго. Для охоты я взял карабин Blaser Safari и двуствольный штуцер в калибре .500 Nitro Express.

На последнем были только открытые прицельные приспособления, т.к. я считаю, что при охоте на слона все должно быть надежно, а надежнее целика и мушки ничего нет. На карабине стояла оптика Leupold 1,2–5×20. Перед вылетом я тщательно проверил оружие на стрельбище и убедился, что оно идеально пристреляно. Контрольный отстрел на месте тоже был безупречен, так что наконец-то я мог приступить к охоте.

Первая поездка по угодьям на внедорожнике показала райское изобилие диких животных. Я видел группу слонов, чалых антилоп, куду, импал, голубых гну, бородавочников, зебр, тростниковых буйволов, бегемотов, крокодилов и еще кучу разных животных и птиц. Наш лагерь располагался на берегу реки Окаванго.

Панорамный вид, который открывался взору, вызывал детский восторг. Ночью, когда на небо выплыла полная луна, мы увидели и услышали бегемотов, плескавшихся в темных водах реки почти у самой палатки. Устрашающее и завораживающее рычание львов было обычной частью ночного спектакля. Я был счастлив. Казалось, я смотрю какой-то прекрасный сон, и мне не хочется просыпаться…

Несколько раз мне на глаза попадались шикарные сейблы с длиной рогов более 44 дюймов (111,76 см). Но три лицензии, которые выдавались в год, были уже закрыты, и я не раз уже пожалел, что ранее отказался от охоты. Помимо множества слонов молодого и среднего возраста, в то утро мы обнаружили группу из трех самцов. Некоторое время мы следили за ними, рассматривая их на предмет возраста и веса бивней. Но это были многообещающие слоны среднего возраста, поэтому мы сделали несколько снимков и удалились. Днем проверили привады для леопарда, которые были сделаны накануне. Увы, ни одна из них не посещалась дикими кошками.

Изображение Жить в палаточном лагере или в люксовом бунгало — личный выбор каждого, на африканском континенте вы найдете все на ваш вкус и кошелек. ФОТО OLGA ERNST/WIKIMEDIA.ORG (CC BY-SA 4.0)
Жить в палаточном лагере или в люксовом бунгало — личный выбор каждого, на африканском континенте вы найдете все на ваш вкус и кошелек. ФОТО OLGA ERNST/WIKIMEDIA.ORG (CC BY-SA 4.0) 

На четвертый день охоты, буквально через полчаса после того, как мы отправились в путь, мы обнаружили на одном из основных спусков совершенно свежий одиночный след слона. Грэг с двумя следопытами долго его изучал, и, когда я в очередной раз вопросительно посмотрел на него, он поднял глаза и сказал:
— Похоже, это тот, кого мы искали.
Напряжение нарастало с каждой секундой. Мы зарядили штуцера и двинулись по следу,  который, был отлично виден на песчаной почве. Это был день, о котором я так долго мечтал. Но через некоторое время единственный след, по которому мы шли, смешался со следами других средневозрастных слонов. Примерно через час преследования мы увидели впереди серых гигантов, которые кормились, медленно двигаясь в кустах. Животные могли нас учуять,  поэтому нам пришлось сделать широкую дугу, чтобы подобраться к стаду против ветра.

Группа слонов состояла из тринадцати самцов. Несколько крупных особей стояли в центре и кормились в густом кустарнике. Тот, кто интересовал нас больше всех, как водится, был самой сложной целью. Нам потребовалось много времени, сил и нервов, чтобы подобраться к нему на расстояние уверенного выстрела. Уже несколько раз мы меняли локацию, но ни одна из них нас не устраивала полностью.

Бивни «нашего» слона, самого большого и старого, прикрывал либо один из его сородичей, либо куст, поэтому мы никак не могли определиться, подходит нам этот толстокожий гигант или нет. К счастью, ветер был постоянным, и слоны паслись спокойно, не подозревая о нашем присутствии. Мои нервы были натянуты как струна. Наконец, после пятой или шестой смены местоположения, стадо вышло на более открытое место, и мы смогли хорошо рассмотреть великана. Несомненно, это был старый слон с очень толстыми сломанными бивнями. Грэг оценил вес бивней примерно
в 45 фунтов каждый.

Изображение Трофей — охотнику, мясо — местному населению. ФОТО LORD MOUNTBATTEN/WIKIMEDIA.ORG (CC BY-SA 3.0)
Трофей — охотнику, мясо — местному населению. ФОТО LORD MOUNTBATTEN/WIKIMEDIA.ORG (CC BY-SA 3.0) 

Слон постепенно переместился на большую открытую травяную поляну. Солнце красиво осветило слоновую кость, и Грэг дал добро на отстрел. Мы договорились с ним, что если я произведу два выстрела из своего штуцера, а слон останется на ногах, то он должен будет выстрелить еще раз…

Я хотел сделать боковой выстрел в мозг прямо перед ушной раковиной. Но слон слегка развернулся. Грэг прошептал мне, что я должен переместить точку прицеливания сразу за ушную раковину, чтобы компенсировать измененный угол. Когда я прицелился и произвел выстрел, я с ужасом понял, что в мозг не попал. Слон потерял ориентиры, но через мгновение бросился бежать от нас под острым углом.

Мне оставалось быстро произвести второй выстрел выше основания хвоста, в позвоночник. Я не особо думал о выстреле в один из тазобедренных суставов. Но остистые отростки позвоночника представляют собой четкую цель, чтобы остановить раненое животное. Мой выстрел по позвоночнику был точен, и убегающий колосс тут же рухнул. Я лихорадочно  перезарядился и рванул к сидевшему на пятой точке слону. Грэг крикнул:
— Стреляй ему в сердце!

Я прицелился и, затаив рвущееся наружу дыхание, выстрелил раз за разом, снова быстро перезарядил штуцер и сделал контрольный выстрел в мозг сбоку перед ушной раковиной. Наконец, всем можно было выдохнуть: охота закончилась. Я чувствовал себя опустошенным. Душа разрывалась между энтузиазмом и шоком. Я обнял и поблагодарил Грэга за то, что у него хватило выдержки и хладнокровия не стрелять и дать мне сделать все самому от начала до конца.

Передо мной лежал старый самец со сломанными с обеих сторон бивнями. Для меня это была чудесная добыча, тем не менее рассматривал я ее внимательно и сдержанно. Задумчивые, молчаливые и полностью опустошенные, мы побрели к машине, затем поехали в лагерь, быстро перекусили, пока Грэг договаривался о передаче мяса местным жителям.

Изображение ФОТО LORD MOUNTBATTEN/WIKIMEDIA.ORG (CC BY-SA 3.0)
ФОТО LORD MOUNTBATTEN/WIKIMEDIA.ORG (CC BY-SA 3.0) 

Следующее утро было потрачено на раздачу мяса двум школам-интернатам, находящимся поблизости. У нас оставалось время, чтобы обновить леопардовые привады. Такая охота требует много времени и больших усилий. Утром вы едете проверить приманки и узнать, посещал леопард импровизированную столовую или нет. Если не посещал, то придумываете новую стратегию и новые места для привады. Вешаете их и делаете кровавый след волочащимися внутренностями в сторону приманки. Обилие дичи в Маханго удивляло своим разнообразием, мы регулярно видели старых трофейных буйволов, от которых сердце африканского охотника начинало биться быстрее.

Вечером по дороге домой мы увидели трех львиц, которые притаились в кустарнике в тридцати шагах от нас. Без сомнения, мы были в маленьком, но прекрасном раю. Леопард оставался для нас неуловимым и вожделенным трофеем.

На следующее утро мы обнаружили, что некоторые приманки были погрызены самками леопарда, видели также львиные следы под деревьями, сами же львы, которых мы наблюдали на склонах, пока осторожничали. Тем временем нам удалось добыть старого, израненного быка куду, который стал для нас настоящим подарком. Мы использовали его для сооружения новых привад, однако это тоже не помогло. Тогда Грэг решил купить у местных жителей молодого быка, который, как он надеялся, удовлетворит аппетит леопарда. Ведь времени оставалось пугающе мало, а результата до сих пор не было.  

За три дня до запланированного вылета на одной из привад, которая находилась прямо на берегу Окаванго, мы обнаружили большой след кота. Интересно, что именно здесь, по словам Грэга, на одного из охотников недавно напал самец леопарда. Только смелое вмешательство пиэйча, у которого под рукой оказалось лишь весло, спасло жизнь гостю. Позже Грэг застрелил леопарда. Наша приманка находилась между местом нападения кота и тем местом, где его позже застрелили.

Изображение Очень часто леопарды используют такие деревья для отдыха и перекуса. ФОТО SHUTTERSTOCK
Очень часто леопарды используют такие деревья для отдыха и перекуса. ФОТО SHUTTERSTOCK 

Подготовка к сооружению засидки производилась быстро и сосредоточенно. В лагере следопыты под руководством Грэга построили тростниковые маты, которые мы позже установили на расстоянии 60 шагов от приманки. Кроме того, мы закопали их в землю почти на метр, чтобы визуально не было заметно никаких изменений на местности. Закончив работу, мы отослали помощников в машину, а сами три часа напряженно ждали, соблюдая тишину и неподвижность. Но увы, кроме многочисленных птиц, которые прыгали в кустах на берегу, не увидели никаких диких животных, не говоря уже про леопарда. Разочаровавшись, мы вернулись в лагерь.

Следующий день был последним днем охоты. Встали мы раньше обычного и при первых лучах солнца пошли проверять приманки. Грэг осматривал привады вместе со своим главным следопытом Матиасом и вернулся, сияя от радости.
— Ночью он съел два килограмма мяса. Вероятно, он вчера видел, как мы строили укрытие, а после того, как ушли, набил свой желудок. Теперь он знает, во что мы играем, — сказал Грэг.
Мы проверили оставшиеся приманки, но ни одна из них не была тронута, поэтому быстро поехали в лагерь, чтобы подумать о стратегии охоты вечером. За апельсиновым соком Грэг объяснил:
— Кот старый и хитрый, видел засидку и нас. Если мы снова сядем в нее, то у нас нет шансов. Все, что мы можем сделать, — это посадить в нее Матиаса, сами же соорудим легкую, незаметную засидку прямо на крутом берегу, в двадцати метрах от приманки.

Это необходимо сделать как можно скорее, чтобы днем там затаиться. Лучше всего будет лежать на береговой насыпи, замаскировавшись пальмовыми листьями по направлению к приманке, чтобы быть незаметными. Винтовку установим таким образом, чтобы она была направлена дулом на приманку и чтобы ее нужно было только приподнять при малейшем движении. Придется лежать неподвижно два часа, а может, и больше, не обращая внимания на мух, комаров и муравьев. Если леопард не появится до захода солнца, мы скажем Матиасу, чтобы он демонстративно покинул укрытие. Может быть, леопард попадется на эту уловку…

Должен признаться, что я не верил в этот план пиэйча. Однако возражать не стал, потому что я никогда не видел леопарда за пределами национальных парков. В кратчайшие сроки мы построили наше «вспомогательное укрытие». Когда я думал о том, что буду лежать вечером на берегу реки, где полно крокодилов и бегемотов, мне становилось не по себе, ведь за два часа может случиться все что угодно, но я, как мог, гнал от себя эти мрачные мысли…

Время, проведенное в неудобной позе, показалось мне вечностью. Я осторожно пытался перенести вес своего тела на разные его части, однако при малейшем движении ловил укоризненные взгляды своего проводника. В какой-то момент я потерял счет времени, как вдруг, словно ниоткуда, вырос самец леопарда. Он неторопливо подошел к щиту из листьев пальмы, прямо напротив моего смотрового отверстия, которое было размером с пивную крышку, заградил его своим телом, так что я ничего не видел.

Изображение ЧЕМ ВЫШЕ, ТЕМ ЦЕЛЕЕ. 
Леопарды, как и все представители рода «пантеры», типичные хищники. Основной рацион их питания составляют копытные животные — различные некрупные антилопы. При их отсутствии леопарды с легкостью переходят на питание грызунами, пернатыми, обезьянами и пресмыкающимися. В периоды сильной засухи и недостатка пищи, эти кошки могут нападать на домашних животных. 
После удачной охоты леопард сразу тащит свою добычу повыше на дерево, иначе гиены или львы ее отнимут. 
ФОТО UNSPLASH
ЧЕМ ВЫШЕ, ТЕМ ЦЕЛЕЕ.
Леопарды, как и все представители рода «пантеры», типичные хищники. Основной рацион их питания составляют копытные животные — различные некрупные антилопы. При их отсутствии леопарды с легкостью переходят на питание грызунами, пернатыми, обезьянами и пресмыкающимися. В периоды сильной засухи и недостатка пищи, эти кошки могут нападать на домашних животных.
После удачной охоты леопард сразу тащит свою добычу повыше на дерево, иначе гиены или львы ее отнимут.
ФОТО UNSPLASH 

Расстояние от моего лица до хищника составляло два метра. Я задержал дыхание и медленно опустил веки, надеясь, что хищник, сосредоточившись на приманке, которая висела на дереве, пройдет мимо меня. Шанса пустить в ход оружие на таком расстоянии у меня не было. Я осторожно моргнул, а большой кот медленно повернулся и исчез в гуще травы. Такой опыт бывает раз в жизни. Грэг вопросительно посмотрел на меня. Он вообще не мог видеть кошку из смотровой ямы. Шепотом я указал на то место в двух метрах от себя, где недавно видел леопарда. В ответ пиэйч недоверчиво покачал головой.

Итак, у нас оставалась последняя уловка — отослать нашего следопыта. Я подал знак профессиональному охотнику, чтобы он вызвал машину по рации, а Матиас должен был оставить засидку как можно громче. Мы слышали, как машина подъехала и остановилась в 300 метрах от нас. Матиас оставил свой пост и, насвистывая, пошел к машине. Вскоре после этого снова воцарилась абсолютная тишина.

Между тем стало быстро темнеть. Грэг дал мне знак, чтобы я больше не двигался.
По мне ползали разные насекомые, во всех возможных и невозможных частях тела зудело и покалывало. А время тянулось, как резина, и я уже морально был готов сдаться. Снова и снова я обыскивал ветку рядом с приманкой, но ничего не происходило. Постепенно свет становился все тусклее. И вдруг Грэг подтолкнул меня и выдохнул:
 — Идет!
И я тотчас услышал, как когти хищника царапают дерево, как самец тянется к ветке с наживкой. Когда он подставил бок, я сразу выстрелил.
 — Это звучало хорошо, — спокойно сказал пиэйч, когда я пытался унять охватившую меня адреналиновую лихорадку.

Мы напряжено слушали, что происходит под деревом, куда упал леопард, но ничего не слышали. Немного подождав, взяли оружие наизготовку и пошли плечом к плечу к приманке. В этот момент мы были напряжены до такой степени, что волосы по всему телу были наэлектризованы и стояли дыбом. Слава Богу, кот был мертв и лежал под деревом в том месте, где  упал с ветки. Мы с облегчением обнялись. Грэг вызвал в машину по рации и сообщил, что зверь добыт.

Когда приехали Матиас, Хеннинг и Сигги, они от души поздравили меня с удачным завершением охоты. Хеннингу выпала честь донести леопарда на плечах до машины. Ни многочисленные паразиты, ни кровь, стекавшая по бокам, не могли его напугать. Между прочим, пуля пробила сердце кота и вышла с другой стороны лопатки. Значит, кот умер еще до того, как упал на землю. Я был доволен своим выстрелом. При росте 2,12 метра кот весил 44 килограмма.

На следующий день, во второй его половине, прибыли новые гости — пятеро испанцев. Среди них был Тони Санчес Ариньо, и мне посчастливилось познакомится с этим великим охотником. На следующее утро мы покинули гостеприимный лагерь, оставив под крылом самолета полюбившиеся сердцу райские места.


Источник

Loading