В защиту деятельности ассоциации Росохотрыболовсоюз

Изображение В защиту деятельности ассоциации «Росохотрыболовсоюз»

Кризис в охотничьем собаководстве действительно заметен невооружённым глазом, достаточно проанализировать количество участников на Всероссийских или даже местных выставках. Но точно ли вина в этом РОРСа?

Очень часто в последние годы приходится слышать негативные отзывы о деятельности ассоциации «Росохотрыболовсоюз» и, в частности, ее работы в области охотничьего собаководства.



Говорят, что охотничьих собак стало мало, посещаемость мероприятий крайне низкая, растет недовольство среди экспертов и рядовых собаководов-охотников. Позвольте и мне высказать свое мнение на этот счёт.

Кризис в охотничьем собаководстве действительно заметен невооружённым глазом, достаточно проанализировать количество участников на Всероссийских или даже местных выставках. Но точно ли вина в этом РОРСа?

На мой взгляд, корень всех проблем это экономическая ситуация в стране. Для всех нас, как кинологов, так и обычных владельцев, охотничьи собаки это хобби. Хобби — это любимое дело, которым человек занимается в свободное от работы время. Но вот беда, когда становится сложно жить и все мысли заняты решением текущих проблем, хобби уходит на второй план. Вспомните как наступил резкий упадок в собаководстве в 90-е. Как потом был временный подъем активности и энтузиазма в докризисные времена и как опять произошел спад активности в последние 10 лет. И виной тому не деятельность РОРСа, а состояние экономики в стране.

Во время одного из «спадов» мы по инерции еще пытались организовывать состязания, ориентируясь на посещаемость прошлых лет, и с удивлением поняли, что не набираем хоть сколько-нибудь приличное количество участников. И анализируя ситуацию, пришли к выводу, что дело не в нашей работе.

Согласно теории Абрахама Маслоу «…человек живёт хлебом единым только в условиях, когда хлеба нет. Но что случается с человеческими стремлениями, когда хлеба вдоволь и желудок всегда полон? Появляются более высокие потребности, и именно они, а не физиологический голод, управляют нашим организмом. По мере удовлетворения одних потребностей возникают другие, всё более и более высокие. Так постепенно, шаг за шагом человек приходит к потребности в саморазвитии — наивысшей из них».

Надо сказать, что многие из наших пород охотничьих собак особенно подвержены влиянию кризисов из-за того, что держат их как правило люди не богатые, часто живущие в деревнях и часто это пенсионеры. Им вдвойне тяжело оплачивать дорогие выезды на состязания и выставки. Я в данном случае имею ввиду гончих и лаек. Это как раз те породные группы, где рабочие качества и результаты охоты ставятся во главе угла, а посещение мероприятий считается баловством.

Но вина ли в этом экспертов-породников и РОРСа? Мероприятия не могут быть бесплатными, они в любом случае организуются на деньги участников, и даже с учетом помощи деньгами местным охотобществом (что случается все реже и реже) выезд все равно дело не дешевое.

Пишут, что введение правила о единственном чемпионате в регионе повлияло на посещаемость выставок. Не соглашусь. Сколько в среднем на выставке областного ранга претендентов на чемпионат? Далеко не в каждой породе наберутся 1-2. А целый ряд пород даже на Всероссийской выставке не смогли представить чемпионов. Их просто нет. Соответственно отказаться от посещения выставки по этой причине могли ну разве что десяток собак класса Элита, но никак не 100-200.

Помню, несколько лет назад моя собака вышла в Элиту. Конкуренция на нашей родной выставке не позволила бы ей получить чемпионат, но проводилась выставка всех охотничьих пород одним небольшим клубом. Там было много борзых и норных, но мало других пород. Чемпионат был во всех породах. Мне достаточно было выставить свою собаку в скромном ринге (там всего-то было 4 представителя нашей породы), как моя собака стала чемпионом. Желанный титул был в кармане, без какой-либо конкуренции. Согласитесь, что это не совсем правильно.

Тем не менее, решение РОРСа ставить наличие чемпионата от посещаемости выставки действительно косвенно влияет на посещаемость выставок: кинологи, борясь за сам факт наличия чемпионата, начинают отговаривать своих секционных собак от участия в выставке конкурентов. Получается, что активные владельцы, которые могли бы посетить 2-3 выставки, пойдут только на одну. Поэтому, на мой взгляд, надо ограничить выдачу званий чемпиона на выставках клубов, в которых недостаточно количество тех или иных представителей породы, но оставить чемпионат у клубов, имеющих достаточное поголовье на учете.

Ещё одна из проблем, которая опять-таки, вытекает из экономической ситуации, это высокие взносы в местных обществах охотников. Оно и понятно. Общества хотят хоть как-то повысить доходность в этой не простой ситуации, но в результате это напрямую влияет на количество членов секции и на количество вязок. Далеко не каждый владелец готов выложить кругленькую сумму за вступление в общество ради регистрации вязки. Особенно это касается пенсионеров и граждан с небольшим доходом. Молодой, обеспеченный охотник не вяжет собаку потому что занят на работе и не может обеспечить уход за пометом, а пенсионер не вяжет, потому что не хочет тратить целую пенсию на оформление бумаг. В результате страдает охотничье собаководство.

Прибавьте ко всем бедам грызню среди экспертов-кинологов. Нет, собачники собачились всегда, но сейчас эти конфликты перешли в новую стадию: раньше это был в большей степени эпистолярный жанр, сейчас же конфликты перешли в интернет. С каким наслаждением пересылают в мессенджерах из группы в группу очередной ругательный пост (где не стесняются в выражениях), дабы зажечь новый пожар дискуссий. Начинается словесная перепалка, где кроме перехода на личности, в ход идет и святое — качество собак оппонента. Зрителей данных конфликтов множество и это также не может не сказаться на авторитете мероприятий. Любой рядовой свидетель подобных некрасивых баталий сделает вывод только один — у них там полный бардак, зачем мне все это?

Отдельно нужно остановиться на движении военных охотников по созданию своей собственной кинологической организации. Кроме как бредом, эти инициативы не назвать. Зачем создавать еще одну организацию, по сути дублирующую РОРС, если проблем и так хватает? Но в любом случае как можно винить в этой раздробленности РОРС? Сейчас Росохотрыболовсоюз — единственная организация, которая сохраняет преемственность традиций охотничьего собаководства с советских и даже дореволюционных времен. За последние годы создана электронная база охотничьих собак, с которой удобно работать и информацию из которой может получить любой желающий. Создано свидетельство единого образца для охотничьих собак. Не смотря на все проблемы ведется работа различных кинологических комиссий и проводятся крупные кинологические мероприятия. Можно было что-то сделать лучше? Не уверена.

Одно могу сказать: во всех несчастьях нашего охотничьего собаководства винить можно многих: и нас самих, и руководство и ситуацию в стране.

И в данном случае на мой взгляд выход один — пытаться предусмотреть мероприятия, которые способны поддержать собаководство в условиях кризиса. Возможно послабление требований к породам, которые особенно уязвимы, послабление требований к экспертам, где есть проблема с экспертным корпусом… В тоже время нужно понимать, что все эти послабления негативно скажутся на качестве собак, хоть и позволят сохранить исчезающие крови. Поэтому может быть нужно усилить работу племенных комиссий — помогать выявлять выдающихся производителей в регионах, рекомендовать их и рекламировать для использования на центральных ресурсах? Может поддержать известных и зарекомендовавших себя заводчиков хотя бы на информационных ресурсах?

Я понимаю, что сейчас невозможно как-то помогать финансово, поэтому единственный способ если не исправить ситуацию, то хоть как-то помочь это применить административный ресурс. И здесь мы опять возвращаемся к Росохотрыболовсоюзу. Можно ли обвинять в том, что что-то не сделано отдел собаководства? Не правильней ли будет, если возникла озабоченность данным вопросом, внести дельные предложения для обсуждения на ВКС? Ведь если ведущие кинологи страны считают, что все нормально и делать для охотничьего собаководства ничего не нужно, значит так тому и быть, если же, наоборот, проблема понятна, то именно от кинологов должны идти предложения по выправлению ситуации и именно на ВКС должны приниматься решения. Я пока этих предложений не вижу.

Давайте все-таки вместо обвинений найдем пути решения. Не время сейчас для склок.


Источник