За лещами в бабье лето

Изображение За лещами в бабье лето
Фото: Елизарова Павла.

Утром влажная пелена занялась малиновым светом, в дымке поплыли причудливые алые разводы. Чуть погодя сквозь розовеющую испарину пробился размытый лик восходящего солнца. Сонный туман неохотно пополз в низину, и природа в миг преобразилась. Наконец-то наступила долгожданная и благодатная пора осени – бабье лето.

В пору бабьего лета погода повернула на тепло, развеяв сырую тоску. Скучающие без дела рыболовные снасти наконец дождались своего часа. Еще мгновение, и легкокрылая надувная «Омега» стремглав унесет меня на долгожданную встречу с притихшим озером. Скорее к своим любимым, изведанным местам, где меня ждут захватывающие приключения! 



С ДОНКОЙ И МОРМЫШКАМИ

Осеннее похолодание и просветление воды вынудило подводных обитателей уйти с мелководий, а это значит, что до ледостава их придется искать возле впадин и различных складок дна. Подыскиваю подходящий участок водоема.

Промерив глубину тяжелым джигом, устанавливаю лодку над откосом, плавно переходящим в семиметровую яму. Два увесистых камня опущены на прочных фалах с носа и кормы; они надежно удержат надувашку от болтанки на волне. На перепаде глубин возле этой впадины собираюсь половить лещей, а заодно и других обитателей обширной ямы, приготовив к ужению донку и бортовую удочку.

При донной ловле использую легкий спиннинг длиной до 2,5 м с 15-сантиметровым лавсановым сторожком на вершинке удилища. Катушка оснащена леской 0,3 мм с 30-граммовым грузилом обтекаемой формы на конце. Два поводка из лески 0,2 мм с крючками № 6 и 8 подвязываю к основной леске глухим способом на расстоянии 40 см от грузила и друг от друга.

Заброс с лодки дальности не требует, потому 30 метров рабочей лески вполне хватает. Осенью белая рыба становится более привередливой в питании и чаще предпочитает животную пищу, но я все же решил испытать необычную приманку и предложить рыбкам гибрид из животной и растительной насадки.

На этот раз смешал кусочек плавленого сыра с мукой в пропорции 1:1, без воды, добавив для цвета и запаха несколько мотылей. Затем тщательно размял смесь до состояния однородной клейкой массы.

Получился чуть розоватый ароматный «бутерброд». Думаю, он способен соблазнить гурмана-леща, который вряд ли откажется от сочетания нескольких компонентов в насадке. Так оно и вышло.

При ловле карповых рыб я довольно часто применяю «бутерброды», смешивая различные ингредиенты. Например, мука хорошо сочетается с круто сваренной рисовой, манной, овсяной, пшенной кашей. Или, к примеру, в хлебный мякиш добавляю вареный картофель, а иногда – вареный яичный белок или сухое молоко.

Смесь сдабривается пахучими ароматизаторами: слегка обжаренными на растительном масле молотыми семенами подсолнуха, ванилью, анисовым или конопляным маслом, а также толчеными земляными червями, мотылем или ручейником, не брезгуют лещи и сушеной дафнией.

Скатав упругий мякиш в форме фасольки, полностью скрываю в нем крючок № 6 с коротким цевьем. На второй красный крючок № 8 с длинным цевьем нанизываю «змейкой» длинного земляного червя, натянув часть его на леску. Почти половина червяка свободно извивается вне крючка, подманивая рыбу.

Большие крючки с объемными наживками позволяют избегать поклевок надоедливой мелочи, которая то и дело обкусывает насадку и без конца подергивает леску. Думаю, не на одну, так на вторую насадку лещ все равно позарится.

По открытой воде червь наиболее универсальная наживка при ловле леща и большинства карповых рыб, будь то выползок или пучок подлистников. Но случаются периоды, когда лещи вдруг отказываются от червей. К примеру, ранней весной во время ледохода у бронзовых красавцев в почете были только опарыши и мотыли. Посреди лета карповые напрочь отвергали животную пищу.

В район ужения периодически подкидываю подкормочные шары. Их состав довольно прост: глина, песок, вареная перловка, сухая дафния, нарезанные черви-подлистники, несколько капель ароматизатора. Шары при погружении частично распадаются в толще воды, создавая хорошо заметный пахучий столб мути, а частично оседают на дне в месте ловли. Съестных компонентов там почти нет, и рыба, раззадоренная ароматом привады, активно ищет настоящую еду и находит ее там, где и положено, – на моем крючке.

Забросив на откос спиннинг-донку, закрепляю его комель в лодке, оставив за бортом лишь треть удилища. Пока лещи «разнюхают» притягательные запахи привады, пройдет какое-то время.

Пользуясь методом одновременного ужения на ближней и дальней воде, готовлю обычную зимнюю удочку. Ее оснастка отличается от зимнего варианта лишь большими габаритами мормышек и более жестким кивком. На леску сечением 0,17 мм подвязана нижняя двухграммовая «дробинка» медной окраски и серебристая полуграммовая верхняя «овсинка» или «капелька».

Нижняя мормышка – объект охоты крупных рыб. На ее крючке № 5 обычно красуется кусочек земляного червя, 3–4 опарыша, ручейник, личинка короеда, рыбий глаз, иногда пиявка или мелкая гусеница. Верхнюю мормышку с крючком №3 и подсадкой мотыля, чернобыльника или маленького подлистника рыбы хватают чаще и без опаски. Помимо лещей, ее берут густерки, окушки, плотвички, иногда уклейки и язики.

Мелко играя, опускаю снасть ко дну и выдерживаю короткую паузу. Потом приподнимаю на метр от грунта, давая возможность мормышкам неподвижно зависнуть на очередной паузе, и вновь медленно опускаю снасть ко дну.

Играю бортовой удочкой, одновременно  приглядывая за сторожком спиннинга. Краем глаза замечаю, как сторожок робко качнулся, едва согнулся и неожиданно выпрямился. Вот и примечены мои приманки. Короткая подсечка, и на пружинящем хлысте повисает приятная тяжесть. Сильно натянулась леска, отчего фрикцион катушки недовольно и громко затрещал.

Ощутив сопротивление снасти, крупняк повел себя непредсказуемо: сначала уверенно пошел в сторону и вдруг неожиданно повернул под лодку, создав неприятный провис лески, а вот этого допустить ни в коем случае нельзя. Рывком поднимаю спиннинг вверх, сделав несколько оборотов катушкой. Вновь леска напряглась, и от сердца отлегло. Теперь рыба пошла кругами, постепенно выкачиваю ее из озерной пучины все ближе к поверхности.

Удилище мягко пружинит, и развязка поединка, кажется, близка. И действительно, золотые чешуйки блеснули у борта, отразив солнечный свет. Грузный лещ не раз пытался уйти в глубину, но его надежно удерживала прочная леска. Наконец  глотнув порцию воздуха, богатырь растерянно и смиренно распластался на воде.

Ладный и широкий, играющий сусальной кольчугой, он тут же оказался в подсачке. Трофей пришел в себя лишь в рюкзаке. Оказалось, гурман взял на сырно-мучной «бутерброд».

Распутав перехлест из поводков, наживляю крючки и отправляю донку дежурить на уловистый откос. Шумное вываживание позолоченного красавца, наверное, насторожило рыбье племя, и я подкидываю еще пару небольших прикормочных шаров, усыпляя лещовую осторожность. Донка замерла в ожидании потяжки.

И лишь только заиграла бортовая удочка, как ее кивок засуетился, прогнулся и на леске заметался серебристый подлещик. Он взял во время медленного опускания снасти, когда нижняя мормышка коснулась дна, а верхняя приманка зависла в 10 сантиметрах от него. Вот и началась славная рыбалка в разгар бабьего лета!

На очередном подъеме снасти со дна кивок слегка прижало: это  подлещик аккуратно и несуетно пригубил мелкую верхнюю «овсинку» с опарышем и оказался на крючке. А «полосатому удальцу» окуньку подавай добычу побольше – нижнюю «дробину» с червяком. Отчаянный сорванец резко ударил по снасти, и теперь верткий окунек демонстрирует свою лихую прыть.

На донке вновь сигналит сторожок и как–то невнятно вздрагивает. Может, мелочь опять озорует с насадкой? Медлить больше нельзя, подсекаю. Удилище сразу сгибается дугой, а труженица-леска удерживает упрямого «подводника».

Этот лещ оказался чуть меньше первенца, и взял он крючок № 8 с выползком на глубине около 6 метров. Вскоре рюкзак значительно погрузнел, ведь в его утробе копошился добрый десяток разномастных жильцов уловистой ямы.

Время увлекательной рыбалки пролетело незаметно. Отчаянный жор продолжался не больше двух часов, а самые смелые хватки случились около полудня.


Источник