Живые истории. Фотоохота как созидание красоты

Изображение Живые истории. Фотоохота как созидание красоты
Фото автора.

В этот июльский день я запланировал обход охотничьих угодий с целью посмотреть следы жизнедеятельности лесных обитателей, и не упустить возможность поймать их в обьектив. Попутно решил проверить, какое зверье оставило свои портреты в фотоловушках, установленных егерями на кормовых полях и лесных тропах

Едва забрезжил рассвет, я отправился в маршрут, надеясь пройти его большую часть до дневного зноя. Вылазка началась с поймы небольшой речки, типичной для средней полосы. Она петляла по луговине, постепенно уходя под сень смешанного леса, на опушке которого неожиданно возник силуэт крупного сохатого. Он некоторое время внимательно рассматривал натуралиста, по-видимому, оценивая степень опасности, исходящей от незваного пришельца. Пару минут бык стоял неподвижно, затем не спеша скрылся за зеленым занавесом.

Пока я наблюдал за зверем, рассвело, и окрестности залил солнечный свет. У большинства пернатых обитателей лесов и полей подошел к завершению этап выведения потомства, и теперь их основной задачей было выкормить ненасытную молодежь до обретения ею способности к самостоятельному полету и дальнейшему выживанию в дикой природе.

На участке высокотравья часто встречались типичные представители луговой авифауны: желтые и желтоголовые трясогузки, камышовые овсянки, луговые чеканы. В основном это были молодые птицы, осваивающие угодья. Здесь же мне повезло поймать в объектив довольно скрытную вертишейку, а в прилегающем кустарнике — соловья, окольцованного пытливыми орнитологами, возможно, где-то на Куршской косе.



Над головой появилась и зависла охотящаяся пустельга, через минуту спикировавшая и поймавшая зазевавшуюся мышь. Интересно, что соколок, не присев на присаду на ближайшем дереве, продолжил трапезу на лету.

На заболоченной луговине поднялась негодующая пара чибисов и куликов-травников. Птицы сопровождали натуралиста тревожными криками с элементами «высшего пилотажа», пока тот не покинул границы их гнездового участка. Неподалеку с характерными трелями кружилась пара больших кроншнепов.

Изображение Фото автора.
Фото автора. 

Пересекая луг с разнотравьем, натуралист вспугнул выводок серой куропатки. Примерно дюжина поршков величиной с перепела с писком поднялась на неокрепшие крылья и через десяток метров вновь упала в траву. Самоотверженная старка с тревожным чиликаньем осталась =на скошенном участке луга, отвлекая «врага». Не желая тревожить выводок, я поспешил поскорее убраться подальше.

На пологом песчаном берегу речки мне встретился кулик-фифи, здесь же белая трясогузка азартно ловила комаров, которые уже успели мне изрядно досадить в ходе вылазки. В приречном кустарнике пара варакушек кормила своего подросшего отпрыска, вполне самостоятельного, но все еще настойчиво требующего от родителей порции корма.

Вдоль кромки речных зарослей плавала кормящаяся лысуха. Серая цапля снялась с засохшего полузатопленного тополя, выразив свое недовольство моим появлением «мелодичными» каркающими воплями.

На плесе появились два «разнокалиберных» выводка кряквы. В первом уже достаточно крупные утята отплыли в небольшой залив. Флотилия малышей из второго, позднего выводка, возглавляемая матерой кряквой, явно недовольной моим появлением, поспешила вновь укрыться в зарослях рогоза.

Тем временем на речной сцене появились сизая чайка со своим отпрыском и горланящий на берегу слеток серой вороны. Вся эта компания, включая меня, не очень понравилась нашей старой знакомой гоголюшке с выводком, появившейся в заливчике и поспешившей скрыться с утятами в тростнике. Развешанные егерем вдоль берега искусственные гнездовья — гоголятники — при полном отсутствии старых дуплистых деревьев уже много лет служат основным фактором сохранения этих немногочисленных в наших краях уток-дуплогнездников.

Проходя через обширную старую вырубку, заросшую кипреем, я заметил стоявшую неподалеку лосиху. Судя по тревожному поведению, корова беспокоилась за свое потомство, скрываемое высокотравьем. Я не стал беспокоить зверя и продолжил маршрут, перешагнув по пути через пригревшуюся черную гадюку.

Изображение Фото автора.
Фото автора. 

Пересекая широкую лесную поляну, я наткнулся на двух пятнистых оленей. Оленуха мгновенно отреагировала на появление незваного гостя, издала тревожный свистящий сигнал, и парочка умчалась, сверкая белыми зеркалами, заодно вспугнув канюка, присевшего на верхушку сосны. По возвращении через луг увидел важно вышагивающего белого аиста, из клюва которого свисал фрагмент рептилии, по-видимому, только что пойманного ужа .

Охота у него удалась. Птица вскоре поднялась на крыло и направилась к околице ближней деревни, где на специально оборудованной заботливыми селянами платформе из тележного колеса располагалось многолетнее гнездо с выводком из трех молодых.

Прошедший ночью дождь оставил лужи на лесной дороге, возле которых я обнаружил свежие доказательства присутствия кабаньей семейки, крестики от вальдшнепиных лапок, следы енотовидной собаки и лисицы.

Вечером я посмотрел «улов» фотоловушек, в которые попали обитатели здешних угодий, включая некрупного медведя, проверяющего подкормочные плошадки, посещаемые кабаньем семейством, лисицу, несущую щенкам добычу — пойманного тетерева.

Также в объектив попал одинокий волк на лесной дороге, совершенно нежелательный пришлый гость в здешних угодьях. Будем отслеживать серого санитара!


Источник

Loading