Короли Восточного Кейпа. Антилопы в ЮАР

Изображение Короли Восточного Кейпа. Антилопы в ЮАР
Чтобы обнаружить животных, необходимо забраться на возвышенность. ФОТО НИКОЛАЯ НАЗАРОВА

В этот приезд моей целью была охота на лошадиную и черную антилопу в Восточно-Капской провинции Южной Африки. Была середина утра, когда следопыт Атти, сидевший на высоком сиденье позади кабины Hilux, постучал сверху по крыше

Профессиональный охотник Ламберт Феррейра — Ламми, как его все звали, нажал на тормоз, понаблюдал в зеркало за жестами Атти, а затем заглушил двигатель «тойоты». Грунтовая дорога с двумя колеями, по которой мы ехали, прорезала узкая тропинка между лесным массивом прибрежного мыса Торнбуш, и на красной грязи я мог разглядеть сердцевидные следы быка черной антилопы.

Атти соскользнул с высокого сиденья и пошел по следу, а мы с Ламми последовали за ним. Бык шел по дороге почти сотню метров, но затем свернул на еле заметную тропу, которая привела нас в заросли терновника Кару, сливовых деревьев и опунции. Для нас это означало конец пути. Засуха терзала Южную Африку в течение нескольких лет, но здесь, на побережье, туман с Индийского океана обеспечивал достаточное количество влаги, чтобы растительность оставалась густой и зеленой. Это плотное укрытие из колючего леса сделало концессию Дорнком убежищем для множества крупных охотничьих животных.

Если не считать нескольких грунтовых дорог, вьющихся среди кустарника, и хаотично разбросанных открытых участков, на которых паслись многочисленные стада импал, антилоп гну, блесбоков и другой дичи, в Дорнкоме преобладал непроходимый прибрежный терновник, который рвал в клочья одежду и царапал в кровь открытые участки тела. Мы могли найти быка, лишь взобравшись на ближайший хребет и осмотрев с высоты птичьего полета скрывавший зверей буш.



Хотя нашей основной целью в этом южноафриканском сафари были черная и лошадиная (роан) антилопы, перед нами стояла еще одна задача — испытание новой винтовки Benelli Lupo с продольно-скользящим затвором. Миниатюрный Атти время от времени останавливался, чтобы определить направление следов и изучить колючий кустарник. Внезапно Ламми остановился и поднес бинокль к глазам. Я сделал то же самое и смог разглядеть, как две импалы спускались с открытой вершины хребта в седловину, где мы находились. Ламми быстро расставил палки треноги, и я тут же положил на нее карабин, сдвинул предохранитель вперед. Вскоре обе антилопы поднялись на вершину холма. Когда бык отошел от самки, я нажал на спусковой крючок Lupo. Пуля Hornady .30-06 GMX попала точно за лопатку, импала взбрыкнула и дважды подпрыгнула, прежде чем скрыться из виду.

— Ты все сделал правильно. Хорошее попадание! — сказал Ламми и хлопнул меня по спине. Спустя некоторое время мы двинулись на поиски животного и нашли его уже дошедшим. Это был зрелый самец, с глубоким седлом, с длинными, широкими торчащими рогами — второе животное, добытое карабином Benelli, к работе которого нареканий пока не возникло. Чуть позже мы услышали по рации, что Марко добыл крупного бушбока на дальней стороне охотничьего участка.

Мимоходом мне хочется рассказать, как познакомились Атти и Ламми. Это весьма занятная и знаменательная история, произошедшая при мрачных обстоятельствах. После военной службы в Анголе Ламми работал детективом в полиции Порт-Элизабет, и когда расследовал жестокое убийство, увидел африканца, сидящего на корточках под деревом с группой зевак возле дома жертвы. Он спросил этого человека, может ли он определить по следам, куда скрылся преступник. Атти пошел по совершенно сухой земле и привел Ламми и полицию к дому, где прятался преступник. Когда в 1999 году Ламми уволился из полиции, чтобы стать профессиональным охотником, он отправился на поиски человека из Порт-Элизабет, столь блистательно и легко выследившего убийцу, нашел его и нанял в качестве следопыта. Вот с тех пор Ламми и Агги работают вместе и заслуженно считаются превосходной командой.

Изображение Самцы черной антилопы — сильные и неуступчивые соперники. ФОТО SHUTTERSTOCK
Самцы черной антилопы — сильные и неуступчивые соперники. ФОТО SHUTTERSTOCK 

Вскоре после того как я добыл импалу, Атти заметил след еще одного быка черной антилопы. Я достал Lupo из мягкого чехла и последовал за проводниками. К полудню солнце стало невыносимо жарить; несмотря на то что стояла зима, температура поднялась до +35 °C. Я сбросил с себя флисовый жилет и, закинув винтовку на плечо, побежал рысцой догонять профессионального охотника и его «ищейку», которые шли по следу. Бык, вероятнее всего тот самый, по чьим следам мы двигались с утра, прошел четверть мили по грунтовой дороге и снова нырнул в заросли терновника, где, видимо, решил провести весь жаркий день. Нам ничего не оставалось, как тоже сделать перерыв на обед.

Перекусив, мы вернулись к охоте — Ламми заметил хорошего самца импалы. Оставив Атти с грузовиком, мы отправились пешком по полуденной жаре, напугав по дороге трех ибисов, которые поднялись на черных крыльях, издавая хриплые, гнусавые крики. Импалы — одни из самых бдительных животных в Африке, поэтому группа антилоп, которых мы преследовали, казалось, знала об этом. Не обращая внимания на пыль и жару, мы продолжали охоту, пытаясь их перехватить, но, несмотря на все наши усилия, эта затяжная игра в кошки-мышки закончилась только поздним вечером, когда осторожные антилопы ускользнули из зоны досягаемости. Ламми позвал Атти, чтобы тот сходил за машиной, а мы, уставшие, сели на вершине холма, в тени сливовых деревьев, в ожидании «тойоты».

Подъехав к нам, Атти указал на восток, где видел трех быков черных антилоп. Мы вскочили и устремились вслед за неутомимой командой наших следопытов. Атти видел животных на открытой вершине холма, недалеко от того места, где началась погоня за импалой; мы построились в шеренгу и как можно быстрее двинулись через колючие кусты акации. Шип с черным наконечником вонзился в мой локоть, вызвав острую боль, но времени на то, чтобы остановиться и осмотреть себя, не было. Когда мы, наконец, догнали антилоп, был уже поздний вечер. Быки вышли на открытое место, и я успел рассмотреть блестящие, черно-белые отметины на морде одного из них и широкий рог, возвышающийся над шипами акации.

А дальше мгновение — и животные скрылись из виду. Мы последовали за ними, пытаясь использовать кусты как укрытие, чтобы обойти антилоп и приготовиться к выстрелу. Когда в очередной раз мы увидели их, стоящих в зарослях терновника, Ламми развел палки треноги в стороны, а я опустил карабин на упор. Самый крупный из трех быков находился посередине; я расположил перекрестье прицела чуть выше места соединения ноги и грудной клетки, краем глаза увидел, как движется ведущий бык, и понял, что пора стрелять. Lupo громыхнул, и пуля GMX пришла как раз в то место, куда я целился, шокировав животное. Я быстро передернул затвор и выстрелил второй раз.

Изображение ФОТО AFRICAHUNTERS/FLICKR.COM (CC BY-NC-ND 2.0)
ФОТО AFRICAHUNTERS/FLICKR.COM (CC BY-NC-ND 2.0) 

Огибая колючие кусты, мы двигались вперед и довольно скоро увидели двух быков, драпавших сломя голову в заросли акации. Третий же бык, в которого я стрелял, стоял, шатаясь, под деревом и затем упал. Бык черной антилопы с его контрастными черно-белыми отметинами, с торчащей гривой и изогнутыми черными рогами, по моему мнению, один из самых превосходных африканских трофеев. Опустившись на колени рядом с ним, я был поражен его красотой и в равной степени его выносливостью. 11,7-граммовая пуля GMX попала прямо в плечо, но самцу удалось пробежать пятьдесят метров. Солнце почти зашло за горизонт, когда мы сели фотографироваться с моим трофеем. После фотосессии погрузили быка в Hilux и помчались на огни Порт-Элизабет, которые были едва видны вдалеке.

Через два дня после того, как я добыл быка черной антилопы, наша охотничья группа направилась на север, в другое поместье недалеко от города Храфф-Рейнет. Профессиональный охотник Вольма Кемп имеет доступ к некоторым лучшим объектам недвижимости на юге Африки, там я собирался охотиться на антилопу роан в горном регионе Камдебу, что находится к северу от Храфф-Рейнета. Нашей первой остановкой в путешествии на север был мужской клуб Graff Reinet, старейший клуб такого рода в Южной Африке. Мы остановились там пообедать, и я зашел в главный бар, незабываемый уголок Африки, где стены увешаны фотографиями времен Англо-бурской войны и оружием той эпохи. Залатанные дыры в массивной деревянной стойке — это шрамы, оставленные офицерами, которые, выпив, стреляли из пистолетов в деревянную стойку. Мы остановились в домике на территории парка Камдебу, недалеко от горы Торберг. Некоторые члены нашей группы направились вверх по окрестным холмам к мысу Куду, в то время как я остался на более низкой возвышенности.

Изображение В поисках трофеев мы изъездили сотни километров африканских дорог. ФОТО SHUTTERSTOCK
В поисках трофеев мы изъездили сотни километров африканских дорог. ФОТО SHUTTERSTOCK 

Камдебу расположен в полупустыне Кару, а на равнинах между горами сухая земля выжжена длительной засухой. Антилопы роан предпочитают пересеченную местность вдоль рек, которые сейчас пересохли, поэтому охота на них сводится к поиску водотоков, поросших кустарником. Вольма Кемп, или просто Кемп, был моим пиэйчем, и мы наткнулись на троицу антилоп роан в начале нашего пребывания в Камдебу. Но животные были настороже, а сухой кустарник и песок затрудняли преследование, и последнее, что мы видели, было поднимающееся облако пыли, когда они галопом скрылись из виду. Мы решили оставить их и продолжить поиски в другой раз.

Наша вторая попытка оказалась более успешной. Мы заметили быка далеко внизу на пересохшем русле реки, и его позиция позволила нам с Кемпом спрыгнуть в русло и использовать высокие берега в качестве укрытия. Проблема заключалась в том, что другие животные вдоль высохшего русла реки — импала, дукер, обезьяны — при нашем приближении пускались в бегство и угрожали испортить нам охоту. Мы с Кемпом медленно продвигались вниз по извилистому руслу реки, периодически останавливаясь, чтобы Кемп и его следопыт Рикардо могли подойти к краю русла и найти роан. После одной такой паузы Кемп повернулся ко мне, а затем снова к берегу, указывая на угол впереди нашего местоположения.
— Он прямо там!
— Как далеко? — спросил я, снимая карабин.
— Сразу за холмом.

Мы приблизились на расстояние 200 метров. Ветер часто менял направление. Я последовал за Кемпом вверх по склону и занял позицию за чахлой акацией. В отличие от черной антилопы, пыльно-коричневая шерсть антилопы роан идеально сочеталась с сухой зимней растительностью полупустыни, и я мог разглядеть лишь бархатные уши и черно-белые отметины на морде быка. Когда он подошел к кустам акации, он сделал еще два быстрых шага и остановился на невысоком холме менее чем в ста метрах перед нами. Кемп расставил треногу, чтобы я положил Benelli на место. Я повернулся за винтовкой, наводя перекрестие прицела как раз в тот момент, когда бык повернулся и сделал шаг вперед. Его голова была высоко поднята, а уши насторожены. По-видимому, он нас учуял.

Когда бык отошел в сторону и снова остановился, я навел прицел за лопатку и нажал на спусковой крючок. Антилопы роан — крупные, мощные, уступающие по размерам только каннам, но пуля GMX сделала свое дело, она прошила переднюю лопатку с громким хлопком, который свидетельствовал о попадании в цель. Голова быка опустилась; спотыкаясь, зверь двинулся вперед, но тотчас осел на песок…

Тим Джозеф сопровождал меня на этой охоте, и когда мы фотографировались с добытым трофеем, Кемп увидел еще одного быка. Тим взял карабин и выдвинулся вперед на позицию, но второй бык не дал шанса выстрелить. В конце концов Тим и Кемп последовали за быком и через полчаса догнали его. Выстрел Тима через узкое окошко между кустами был идеальным. К тому времени, когда солнце село и тени растянулись по равнинам полупустыни Кару, мы с Тимом праздновали нашу удачу в лагере, однако усталость заставила нас вернуться в комнаты, чтобы принять душ и поспать.

Когда я прошел через двойные двери в темный двор, меня остановило яркое сияние тысяч звезд, раскинувшихся над головой по ночному небу. Я узнал Южный крест, а над ним — загнутый хвост созвездия Скорпиона. Я был сражен и восхищен этой красотой и был счастлив, как ребенок. Очень жаль, что наша охота так быстро подошла к концу, но Африка, словно гигантский магнит, будет тянуть меня к себе снова и снова…

Изображение
 

Источник

Loading