Учиться на охотоведа. Почему в России это вымирающий вид?

Изображение Учиться на охотоведа. Почему в России это вымирающий вид?
Фото: ru.wikipedia.org

Анатолий Петрович Каледин — один из ведущих ученых в области охотоведения, доктор биологических наук, профессор, академик РАЕН, преподаватель РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева. В канун 75-летнего юбилея ученого редакция побеседовала с ним по вопросам подготовки биологов-охотоведов

Изображение
 

Анатолий Петрович, долгое время только три вуза в стране готовили специалистов высшего образования по профессии биолог-охотовед. А что сейчас?

— Да, действительно, долгое время на охотоведов готовили только в Иркутске, Кирове и Балашихе. Сейчас, по данным на начало 2023 года, уже 22 вуза готовят биологов со специализацией «охотоведение». По экспертной оценке директора ВНИИОЗ И.А. Домского, у большинства этих вузов нет соответствующей базы для подготовки специалистов. Не хватает профессиональных преподавателей, нет подведомственных охотничьих хозяйств, где студенты могли бы проходить практику. Качество подготовки студентов вызывает много вопросов, поэтому основными центрами подготовки охотоведов остается несколько вузов. Заглянем в историю.

Московский пушно-меховой институт в свое время был преобразован во ВСХИЗО. Через три-четыре года там открыли заочную форму обучения. Школу ВСХИЗО прошли многие охотоведы, обучавшиеся без отрыва от основной работы, при этом большинство уже работали в охотничьем хозяйстве.

Институт сначала был переименован в РГАЗУ — Российский государственный аграрный университет заочного образования. В 2023 году его опять переименовали в Государственный университет народного хозяйства им. Вернадского.

Когда Н.С. Хрущев ликвидировал Московский пушно-меховой институт, чтобы, по его мнению, будущие охотоведы были ближе «к земле», то есть к охотничьим угодьям, институт перевели в Иркутск, и студентам 1 – 4 курсов было предложено туда переехать. А 5-й курс, последний, перевели в Московскую ветеринарную академию. Так Иркутск стал центром охотоведения с квалифицированными преподавателями, прекрасными охотничьими хозяйствами и базами для практики студентов. Там и сегодня готовят охотоведов на базе факультета охотоведения Иркутской сельхозакадемии.

— А знаменитый Кировский СХИ?

— В Кирове был ВНИИОЗ, где работало много первоклассных специалистов, известных ученых. Было решено начать подготовку биологов-охотоведов на базе Кировского сельскохозяйственного института. Был создан факультет охотоведения. Сотрудники ВНИИОЗ совмещали научную деятельность с преподавательской. Студенты имели возможность проходить практику в охотхозяйстве ВНИИОЗ, на его базах. Эти вузы были и остаются основными в подготовке охотоведов.

— Что Вы скажете о Тимирязевской сельхозакадемии, где Вы сейчас преподаете охотоведение?

— Опять же заглянем в историю. 3 декабря 1865 года по Высочайшему повелению императора Александра II была создана Петровская земледельческая и лесная академия. Это было первое сельскохозяйственное высшее учебное заведение в России, ведущим в нашей стране оно остается и по сей день. В разные времена в нем обучались от 15 до 20 тысяч студентов. Тимирязевка имеет очень интересную историю.

С 2000 года возобновлена подготовка охотоведов в стенах академии. Сейчас на факультете зоотехнии и биологии (ныне переименованном в Институт зоотехнии и биологии) в рамках направления «Биология» существует набор бакалавров. В этом году мы набрали 75 студентов на бюджетные места по профилям «Охотоведение», «Кинология» и «Зоология», а также 15 магистров. Ведется подготовка аспирантов.

В деле развития охотоведения большую роль сыграли выпускники академии, такие известные ученые как Н.И. Вавилов, выпускник кафедры зоологии, Б.П. Мантейфель, один из создателей московской школы охотоведения и основоположник новой дисциплины «биотехния». Выпускниками академии были известные зоологи Н.П. Наумов — завкафедрой и декан МГУ в течение многих лет, В.Г. Стахровский — пионер дичеразведения, Э.В. Ивантер — завкафедрой Петрозаводского университета, академик В.В. Рожнов — замдиректора ИПЭЭ им. А.Н. Северцова и многие другие.

Начиная с 1910 года, в Тимирязевке работали курсы охотоведения имени С.Т. Аксакова, в которых принимали участия ученики Б.М. Житкова, и среди них известные ученые Кузнецов, Лавров, Шапошников, Спангенберг, Наумов, Формозов, Юргенсон, Верещагин, Гладков, Гептнер, Бобринский. Все они внесли огромный вклад в развитие охотоведения. Расширение исследований по охотоведению связано с именем Б.М. Житкова, который в стенах академии возглавил кафедру биологии лесных зверей и птиц. С 1910 по 1917 год велась подготовка охотоведов на специализированных годовых курсах. При этом для студентов существовал кружок любителей природы и охоты.

Изображение
 

— История богатая. Как обстоят дела с подготовкой охотоведов в Тимирязевке на сегодняшний день?

— Мы уже говорили о приеме студентов. Из 75 человек, принятых в этом году, созданы три группы по направлениям: «Охотоведение», «Кинология» и «Зоология». Сейчас поступление абитуриентов, как и в других вузах, идет по итогам ЕГЭ. В этом году введено новшество. Кроме обязательных дисциплин — биологии и русского языка — третья дисциплина идет по выбору. Будущий студент выбирает одну из пяти дисциплин: химию, профильную математику, информатику, географию и физику.

— Большой конкурс в вузе?

— Да, в этом году на биологию конкурс был семь человек на место. Чтобы поступить, по трем дисциплинам у абитуриента должно быть не менее 200 баллов.

— Девушек поступает больше, чем ребят, как и в других биологических вузах?

— Да, мальчишек у нас на биологии процентов двадцать. А вот на лесное дело их около сорока процентов.

— Есть ли у вас базы, где будущие биологи-охотоведы проходят полевую практику?

— У нас хорошие отношения с военно-охотничьим обществом и его председателем Хорошиловым. Мы проводим студенческую практику в отдельных охотничьих хозяйствах этого общества. Чаще всего такой базой служит Скнятинское охотничье хозяйство. Директор хозяйства и главный охотовед — специалисты с высшим охотоведческим образованием. В Москве мы часто проводим занятия в Музее охоты и рыболовства Росохотрыболовсоюза, с которым у нас сложились добрые отношения, а его директор О.Н. Голубева у нас читает студентам лекции по биотехнии.

— Ваши выпускники работают в основном в охотничьих хозяйствах?

— Не только. Получив квалификацию биолога-охотоведа, выпускники работают в научных учреждениях, охотуправлениях, обществах охотников, зоопарках, заповедниках, национальных парках,

— Как указывается в дипломе специальность?

— Специальность пишется «биология», а в приложении к диплому, где указаны оценки и название дипломной работы, отмечается специализация — «охотоведение». Кстати, теперь дипломная работа называется ВКР —выпускная квалификационная работа.

— Как Вы считаете, сейчас достаточно в стране выпускается охотоведов для работы в охотничьем хозяйстве?

— Хороший вопрос. Количество выпускников в стране довольно большое. А вот приток их в охотничье хозяйство невелик. Многие после окончания вуза и получения диплома охотоведа не идут в охотничьи хозяйства из-за низких, по их мнению, зарплат. Такие же низкие зарплаты и в заповедниках, но это общая беда в стране. Считаю, что специалистов охотничьего хозяйства выпускается все же недостаточно.

— Анатолий Петрович, Вы охотник с детства? Как сложилась Ваша охотничья жизнь и как Вы стали охотоведом?

— У меня рано умер отец — когда мне было десять лет. К охоте приобщил дед по материнской линии. Я уже мальчишкой бегал с ним на охоту и охотился самостоятельно. Были трудные времена, и я рано пошел работать. Поэтому не было возможности поступить на дневное отделение. Я окончил ВСХИЗО в 1972 году и к окончанию учебы уже был охотоведом Люберецкого общества охотников и рыболовов МООиР. После же окончания института работал директором Ульяновского опытно-показательного охотничье-рыболовного хозяйства Воронежской области. Следующим этапом стала работа в должности старшего охотоведа в Ассоциации «Росохотрыболовсоюз». C начала 1983 года меня выдвинули на руководящую работу в должности заместителя председателя правления МООиР, а с 1985 по 1990 год я избирался председателем правления Московского добровольного общества «Рыболов-спортсмен». С 1990 года работал в структурах Государственного комитета СССР по охране природы. С 1995-го по 2015-й избирался председателем Правления Московского городского общества охотников и рыболовов (МГООиР).

— Продолжаете заниматься охотой?

— Да, но уже не так активно, как раньше. Всегда держал охотничьих собак. Были у меня и лайка, и такса, и сеттер. Двадцать шесть лет держал курцхааров и не мыслил себя без охоты с этой породой легавых. Четыре года назад мой последний курцхаар ушел в страну вечной охоты.

— Анатолий Петрович, редакция поздравляет Вас с юбилеем, желает крепкого здоровья, успехов в научной и преподавательской деятельности и многих интересных охотничьих троп.


Источник

Loading